Основные ссылки










Яндекс цитирования

Рассылка 'BugTraq: Закон есть закон'



Rambler's Top100



ОБ ОБРАЩЕНИИ ДЕПУТАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А.Н.ШОХИНА В СВЯЗИ С ПУБЛИКАЦИЕЙ Л.Ю.КИСЛИНСКОЙ “ОПАСНЫЙ ВИРАЖ ШОХИНА”  (“КТО “ЗАКАЗАЛ” ОТАРИКА”) В ГАЗЕТЕ “СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО” (№ 12 за 1998 год)

 

Решение № 3 (166) от 4 марта 1999 г.

 

 

            В Судебную палату обратился депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации А.Н.Шохин в связи с публикацией Л.Ю.Кислинской “Опасный вираж Шохина” (“Кто “заказал” Отарика”) в газете “Совершенно секретно” (№ 12 за 1998 год).

            По утверждению заявителя, указанная публикация содержит обвинения в его адрес в организации убийства известного предпринимателя О.В.Квантришвили.

            Заявитель считает, что цель публикации - дискредитировать его как политика и государственного деятеля, бросить тень на его человеческую и профессиональную репутацию.

            По мнению А.Н.Шохина, публикация подготовлена с нарушениями правовых и этических норм и представляет собой злоупотребление свободой массовой информации.

            Рассмотрев представленные документы и материалы, заслушав А.Н.Шохина, его представителя Г.М.Резника, Л.Ю.Кислинскую, представителя редакции газеты “Совершенно секретно” М.В.Коршикову, старшину Гильдии судебных репортеров Л.В.Никитинского, начальника правового управления Госкомпечати России Н.Е.Шиятого, Судебная палата установила.

            В газете “Совершенно секретно” (№ 12 за 1998 год) опубликована статья обозревателя данного издания Л.Ю.Кислинской “Опасный вираж Шохина” (“Кто “заказал” Отарика”).

            Написанная в жанре журналистского расследования публикация посвящена некоторым обстоятельствам расследования нашумевшего в свое время убийства О.В.Квантришвили.

            В частности, журналист приводит выдержки из показаний И.М.Воронцова, допрошенного в качестве свидетеля по данному уголовному делу и привлекавшегося к уголовной ответственности по целому ряду статей УК в связи с противоправной деятельностью т.н. “Федерального сыскного бюро России”.

            Как следует из цитируемых автором публикации материалов уголовного дела, И.М.Воронцов указывал на причастность к организации убийства О.В.Квантришвили тогдашнего заместителя председателя Правительства России А.Н.Шохина, его брата Г.Н.Шохина, а также других лиц, сообщал сведения о подготовке данного преступления, его исполнителях.

            Как следует из представленных в Судебную палату пояснениях прокуратуры г.Москвы, при расследовании уголовного дела об убийстве О.В.Квантришвили действительно неоднократно допрашивался в качестве свидетеля И.М.Воронцов, и часть его показаний процитирована в опубликованной газетой “Совершенно секретно” материале под заголовком “Опасный вираж Шохина” (“Кто “заказал” Отарика”). Поскольку какого-либо реального подтверждения показаний Воронцова И.М. не получено, не возникло оснований для проведения следственных действий с участием А.Н.Шохина и Г.Н.Шохина. При этом также учитывалось, что по заключению судебно-психиатрической экспертизы Воронцов в инкриминируемых  ему деяниях и на момент экспертного исследования в мае 1996 г. признан невменяемым.

            Уголовные дела в отношении лиц, фигурирующих в показаниях Воронцова, не возбуждались и в отдельное производство не выделялись в связи с отсутствием для этого законных оснований.

            Следствие по делу об убийстве О.В.Квантришвили прокуратурой города приостановлено 20 ноября 1997 г. по п.3 ст.195 УПК РСФСР в связи с неустановлением лица подлежащего привлечению в качестве обвиняемого и в дальнейшем не возобновлялось.

            Поясняя мотивы своего обращения к не нашедшим подтверждения материалам уголовного дела четырехлетней давности, Л.Ю.Кислинская сообщает, что “я просто выполняю свой журналистский долг”.

            Далее автор публикации замечает: “Я ничего не придумываю от себя, просто цитирую документы из уголовного дела”.

            Рассматриваемая публикация содержит также собственные выводы автора, её оценки хода и результатов расследования убийства О.В.Квантришвили, в частности, суждения об обоснованности показаний И.М.Воронцова истинных, по мнению автора, причинах приостановления следствия по данному уголовному делу.

            Так, исследуя материалы указанного уголовного дела, Л.Ю.Кислинская пишет: “В них фигурируют очень громкие имена, и неудивительно, что столь нашумевшее убийство стало очередным “висяком”. И дело не в непрофессионализме наших сыщиков и следователей. За каждым из таких убийств - дележ очень больших денег. А за большими деньгами стоят очень большие люди”.

            Оценивая показания И.М.Воронцова, журналист называет их “детально-подробными”, указывая, однако, что “закрепить их другими доказательствами не удалось”.

            Судебная палата отмечает, что Закон Российской Федерации
“О средствах массовой информации” закрепляет за журналистом право свободно искать, получать и распространять информацию, излагать свои личные суждения и оценки. Однако реализация указанных прав обусловлена требованиями неукоснительно соблюдать права и законные интересы других лиц, нормы профессиональной журналистской этики.

            По мнению Судебной палаты, при подготовке статьи “Опасный вираж Шохина” (“Кто “заказал” Отарика) журналист Л.Ю.Кислинская не выполнила требования норм права и профессиональной журналистской этики о распространении полной и объективной информации относительно описываемых событий.

            Так, сообщая о дальнейшей судьбе И.М.Воронцова, на показаниях которого, собственно и построена вся статья, Л.Ю.Кислинская сообщает, что “при вынесении приговора по “делу ФСБР” Ивану Воронцову суд засчитал время, проведенное в знаменитых тюрьмах, в счет срока. Но реальный срок Иван не отбывал, т.к. его направили на оздоровительные для психики и нервов процедуры”.

            Между тем, как следует из определения Пресненского межмуниципального районного суда г.Москвы от 27.08.96 года, рассмотревшего дело по обвинению И.М.Воронцова в совершении целого ряда общественно опасных деяний, “в отношении Воронцова была назначена и проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза... У Воронцова обнаруживается органическое поражение головного мозга сложного генеза с выраженными изменениями психики”.

            Суд пришел к выводу о том, что противоправные деяния были совершены Воронцовым в состоянии невменяемости, в связи с чем он не может подлежать уголовной ответственности за их совершение.

            В Судебную палату представлены соответствующие акты судебно-психиатрической экспертизы.

            Таким образом, не сообщив о поставленном И.М.Воронцову серьезном диагнозе, а ограничившись эвфемизмами “молодой человек “заговаривается”, “молодой человек слегка не в себе”,  автор публикации существенно дезинформировала читателей газеты относительно истинной значимости свидетельских показаний И.М.Воронцова.

            При рассмотрении настоящего информационного спора Судебная палата учитывает экспертную оценку публикации, сделанную Гильдией судебных репортеров.

            Как следует из представленного Гильдией судебных репортеров заключения, “при выдвижении обвинений такого характера и уровня, как это сделано в публикации “Опасный вираж Шохина” (“Кто “заказал” Отарика”), журналист обязан был проверить все сведения, поддающиеся проверке... В принципе, ничто не мешало Л.Ю.Кислинской встретиться с Александром и Геннадием Шохиными, однако таких попыток предпринято не было”.

            Судебная палата также считает, что автор материала, ставя целью поиск истины, могла и должна была соблюсти непременное правило журналистской профессии - выслушать обе стороны, использовать все имеющиеся возможности для проверки сообщаемой информации.

            В этом смысле Судебная палата находит заслуживающими внимания указания заявителя на ряд фактических неточностей в показаниях Воронцова. В частности, как следует из представленных заявителем документов, его, якобы имевшая место встреча с Воронцовым не могла происходить на Новом Арбате, 19, поскольку возглавляемое А.Н.Шохиным Министерство экономики в то время располагалось по другому адресу.

            Допуская, что указанные и иные возможные пояснения А.Н.Шохина по существу показаний И.М.Воронцова могли и не иметь определяющего значения при принятии Л.Ю.Кислинской и редакцией ежемесячника “Совершенно секретно” окончательного решения о необходимости публикации, Судебная палата тем не менее полагает, что такие пояснения, полученные заблаговременно и приведенные в статье, способствовали бы более целостному, более адекватному восприятию читателями описываемых событий.

            В заседании Судебной палаты представитель редакции газеты “Совершенно секретно” М.В.Коршикова заявила, что, в силу п.3 ст.57 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”, автор публикации и редакция не несут ответственности за содержание распространенных в статье Л.Ю.Кислинской сведений, поскольку эти сведения являются дословным воспроизведением материалов уголовного дела и, следовательно, не подлежат проверке в соответствие с п.2 ч.1 ст.49 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”.

            Судебная палата не может согласиться с такой точкой зрения. В соответствии с п.3 статьи 57 указанного Закона, редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих право и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, если эти  сведения содержаться в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений.

            По мнению Судебной палаты, материалы уголовного дела не подпадают под указанный закрытый перечень.

            Судебная палата сознает социальную значимость журналистского расследования как зачастую единственного способа защитить общественные интересы, предав гласности те или иные сведения.

            Судебная палата полагает, что защищая общественные интересы и при этом вольно или невольно задевая репутацию публичного деятеля, журналист действует обоснованно, в интересах всего общества.

            Судебная палата учитывает и соответствующую практику Европейского суда по правам человека, полагающего, что “очень важно не отпугнуть граждан угрозой уголовных или иных санкций от выражения своего мнения по проблемам, представляющим общественный интерес”.

            При этом под общественными интересами принято понимать необходимость защиты основ конституционного строя, общественной безопасности и здоровья населения, предотвращение угрозы безопасности государства, обнаружение преступления и т.п.

            В этом смысле, по мнению Судебной палаты, публикация Л.Кислинской не может рассматриваться как выступление в защиту общественных интересов, поскольку сведения, приведенные в статье, стали известными уполномоченным государственным органам независимо от публикации, задолго до ее выхода свет и обнародование этих сведений не может быть основанием для каких-либо процессуальных действий.

            Единственным осязаемым результатом статьи может стать ущерб репутации А.Н.Шохина прежде всего как публичного политика.

            Будучи опытным журналистом, работающим в жанре криминального расследования, Л.Ю.Кислинская, по мнению Судебной палаты, не могла не сознавать этих последствий своей публикации, не могла не понимать, что обнародуя неподтвержденные данные из материалов уголовного дела, она ставит заявителя в безвыходное положение, поскольку для защиты доброго имени А.Н.Шохина необходимо завершение следствия по данному уголовному делу, что не зависит от воли и возможностей заявителя.

            Таким образом, в результате публикации Л.Ю.Кислинской А.Н.Шохин в глазах общественного мнения “остается в подозрении” на неопределенно долгий срок, не располагая возможностями снять с себя эти подозрения.

            Судебная палата обращает внимание редакции газеты “Совершенно секретно”, что опубликование статьи “Опасный вираж Шохина” (“Кто “заказал” Отарика”) объективно способствовало разглашению тайны следствия, смысл которой состоит, в том числе, в защите прав и законных интересов лиц, чья причастность к совершению противоправных деяний в ходе расследования не нашла должного подтверждения.

            Учитывая изложенное, руководствуясь п.п.4, 8 Положения о Судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, Судебная палата решила:

            1. Признать, что при подготовке и опубликовании статьи “Опасный вираж Шохина” (“Кто “заказал” Отарика”) автором Л.Ю.Кислинской и редакцией газеты “Совершенно секретно” были нарушены требования ст.49 Закона Российской Федерации
“О средствах массовой информации”, а также нормы профессиональной журналистской этики.

            2. Объявить замечание журналисту Л.Ю.Кислинской.

            3. Опубликовать настоящее Решение в “Российской газете”.

к общему списку

 

Источник информации: http://internet-law.ru/court/bul7/bul703.htm

 

Добавить эту страницу в закладки:

 


 

Произвольная ссылка:

Разработка сайта
ArtStyle Group