Красиво, правда?

В соответствии с частью второй статьи 117 и пунктом 2 статьи 121-5 Конституции Российской Федерации направляю на повторное рассмотрение Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации".

Принятие данного Закона способно резко ухудшить правовое положение средств массовой информации в Российской Федерации. Ряд его положений вступает в прямое противоречие с Конституцией Российской Федерации. Нарушается разделение властей, провозглашенное как незыблемая основа конституционного строя Российской Федерации. Создаются условия для существенного ограничения конституционного права на свободное получение и распространение информации, практически возрождается институт цензуры. Положения Закона нарушают также и международно-правовые обязательства Российской Федерации.

Данным Законом предлагается изложить абзац пятый статьи 1 Закона о средствах массовой информации в редакции, устанавливающей, что права, свободы и виды деятельности в области средств массовой информации "не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законами Российской Федерации". Данная редакция существенно ухудшает положение средств массовой информации по сравнению с ныне действующей, поскольку создает условия установления ограничений деятельности средств массовой информации практически в любых законах, независимо от их тематики и сферы регулирования. В связи с этим предлагается сохранить действующую редакцию абзаца пятого статьи 1.

Новая редакция масти первой статьи 4 Закона о средствах массовой информации говорит о недопустимости использования средств массовой информации в том числе для призывов к несоблюдению законов. Однако в данном случае отсутствует норма о недопустимости призывов к несоблюдению актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. Тем самым нарушается принцип разделения властей, закрепленный в статьях 1 и 3 Конституции Российской Федерации, а также нарушаются положения части первой статьи 121-8 и статьи 127 Конституции Российской Федерации, устанавливающие обязательность исполнения указов Президента Российской Федерации, постановлений и распоряжений Совета Министров -Правительства Российской Федерации на всей территории Российской Федерации. В связи с этим слово "законов" предлагается заменить словами "законодательных и иных правовых актов Российской Федерации".

В новой редакции части первой статьи 16 Закона о средствах массовой информации устанавливается, что деятельность средств массовой информации может быть прекращена или приостановлена судом в порядке гражданского судопроизводства в том числе по иску соучредителя (помимо решения учредителя, о чем говорится ранее). Это противоречит части третий статьи 7 Закона о средствах массовой информации, в которой говорится: "Соучредители выступают в качестве учредителя совместно". Соответственно, в статье 16 появляется внутреннее противоречие, т.к. учредитель (а следовательно, и соучредители) уже наделен правом своим решением в соответствии с частью второй статьи 16 Закона прекратить или приостановить деятельность средства массовой информации.

Новая редакция части первой статьи 16 Закона не дает прямой отсылки к основаниям, по которым суд может вынести решение о прекращении или приостановлении деятельности средства массовой информации. Необходимо указание, что деятельность средств массовой информации может быть прекращена лишь по основаниям, предусмотренным частью третьей статьи 16 Закона. Слова же "в соответствии с настоящей статьей" делают возможным использование и иных оснований для прекращения или приостановления деятельности средств массовой информации. В связи с этим полагаю необходимым часть первую статьи 16 Закона о средствах массовой информации сохранить в ныне действующей редакции.

Часть первая статьи 21-1 Закона о средствах массовой информации (пункт 5 статьи 1 Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации") противоречит статье 4 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, согласно которой телевидение, радио, другие аудиовизуальные средства в части распространения культурных ценностей отнесено к культурной деятельности, и соответственно, должно регулироваться также и законодательством о культуре. Предлагается дополнить часть 1 статьи 21-1 после слова "телерадиовещания" словами: "в части распространения культурных ценностей - законодательством Российской Федерации о культуре,".

Название и содержание статьи 21-1 не устанавливает, о лицензии на какой конкретно вид деятельности идет речь. Данная редакция статьи позволяет заключить, что держатель любой лицензии вправе осуществлять телерадиовещание. В связи с этим предлагается озаглавить статью 21-1 "Статус держателя лицензии на вещание".

Поскольку держатель лицензии и редакция являются, как правило, одним и тем же лицом, нецелесообразно определять их правовые отношения специально выделенной нормой (часть вторая статьи 21-1).

Редакция части третьей статьи 21-1 является правовым нонсенсом, так как в этом случае держатель лицензии вступает в правовые отношения с самим собой.

В связи с вышеуказанным предлагается части вторую и третью статьи 21-1 исключить.

Часть первая статьи 21-2 Закона о средствах массовой информации устанавливает, что государственные организации, имеющие статус государственного держателя лицензии, могут создаваться (учреждаться) представительными органами власти или совместно представительными и исполнительными органами власти. Таким образом, не предусматривается право исполнительных органов власти без участия представительных создавать (учреждать) подобные организации. Данное положение прямо противоречит закрепленному в статьях 1 и 3 Конституции Российской Федерации принципу разделения властей, так как в части первой статьи 6 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", прямо говорится, что государственное предприятие может быть учреждено органами управления, уполномоченными    управлять    государственным    имуществом.

Представительные органы власти не могут быть учредителями предприятия. Тот факт, что государственный держатель лицензии может быть предприятием прямо отмечен в части первой статьи 21-2. Следовательно, учреждение такого держателя лицензии является исполнительной функцией и должно осуществляться в соответствии с Конституцией Российской Федерации и законодательством о предприятиях и предпринимательской деятельности.

Часть первая статьи 21-2 противоречит части второй статьи 41 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, согласно которой организации культуры могут быть учреждены органами государственной власти и управления, а не исключительно представительными органами. Тот факт, что телерадиокомпании относятся к организациям культуры прямо вытекает из абзаца восьмого статьи 4 Основ законодательства Российской Федерации о культуре.

Особо следует подчеркнуть, что, согласно части второй статьи 2 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, законодательные акты Российской Федерации, "прямо или косвенно касающиеся вопросов культуры, должны соответствовать данным Основам".

Часть третья статьи 21-2 противоречит части второй статьи 31 Основ законодательства Российской Федерации о культуре в части ограничения творческой самостоятельности предприятий.

Совершенно недопустимыми с точки зрения конституционного принципа разделения властей являются положения частей шестой и седьмой статьи 21-2, говорящие о назначении руководителя государственного держатели лицензии. Согласно части шестой статьи 21-2 руководитель общероссийского государственного держателя лицензии назначается на должность и освобождается от должности Федеральным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании с согласия Верховного Совета Российской Федерации. Поскольку, согласно статье 21-3, советы по обеспечению свободы слова создаются представительными органами государственной власти, исполнительные органы власти полностью отстраняются от участия в регулировании данных отношений. Основываясь на статьях 1 и 3 Конституции Российской Федерации, считаю необходимым изменение положений части шестой статьи 21-2 и изложение ее в следующей редакции: "Руководитель государственного держателя лицензии на вещание назначается на должность и освобождается от должности в соответствии с законом о государственном телерадиовещании и уставом государственного держателя лицензии, утверждаемым его учредителем (соучредителями)".

Наиболее серьезные возражения вызывает статья 21-3 Закона о средствах массовой информации. Ее реализация фактически устанавливает институт цензуры, вступает в противоречие с частью второй статьи 43 Конституции Российской Федерации, статьей 3 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", говорящей о недопустимости цензуры.

Против создания "советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании" говорят следующие доводы. Очевидно, что один орган не может обеспечить объективное освещение различных точек зрения и выражение политических позиций, в первую очередь, потому, что ту или иную политическую позицию имеют входящие в этот орган должностные лица, а также представительные органы, создающие данный орган.

Вызывает очевидное сомнение способность подобных советов представлять интересы общественности, учитывать разнообразие мнений граждан Российской Федерации и т.д., так как они не формируются напрямую населением, не несут в себе начал представительности. Кроме того, выраженный в Законе тезис о представлении "интересов общественности, учитывая разнообразие мнений граждан Российской Федерации" является чисто политической декларацией, не могущей быть обеспеченной правовыми средствами, что может привести к полному произволу со стороны советов и абсолютной невозможности этот произвол преодолеть. Вероятнее всего, что советы будут находиться под влиянием политических групп, имеющих большинство в том или ином представительном органе, и не смогут обеспечить объективное освещение общественно-политической жизни.

Согласно Конституции Российской Федерации и иным законодательным актам Российской Федерации Президент Российской Федерации, президенты ряда республик в составе Российской Федерации, а также главы администраций иных субъектов Российской Федерации избираются непосредственно населением соответствующих субъектов Российской Федерации. В связи с этим вызывает недоумение явный приоритет представительных органов, формируемых аналогичным образом. Представляется, что необходимо соблюдать баланс как представительной, так и исполнительной властей в отношении средств массовой информации.

Кроме того, наделение представительных органов субъектов федерации полномочиями по созданию подобных советов противоречит пункту "г" статьи 72 Конституции Российской Федерации и соответствующим статьям Федеративного Договора.

Создание органа, фактически осуществляющего функции цензуры массовой информации, входит в противоречие не только с Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации, но и с международными обязательствами России по обеспечению права граждан свободно искать, получать и распространять информацию. Положения статьи 21-3 противоречат статье 19 Всеобщей декларации прав человека, соответствующим нормам ряда других международно-правовых документов. Включение в Закон о средствах массовой информации статьи 21-3 подрывает престиж России как демократического государства. В связи с этим считаю необходимым статью 21-3 исключить.

В пункте 6 Закона Российской Федерации "О внесении изменения и дополнений в Закон о средствах массовой информации" предлагаемая формулировка части четвертой статьи 22 Закона Российской Федерации юридически некорректна. Держатель лицензии фактически является распространителем средства массовой информации и, соответственно, в договоре между держателем лицензии и редакцией должны определяться производственные, имущественные и финансовые отношения между ними, взаимное распределение прав и обязанностей. Поскольку договор является добровольным волеизъявлением сторон, то нельзя в него закладывать как обязательное условие обязательства редакции по выполнению решений и рекомендаций руководства государственного держателя лицензии. Это является ограничением волеизъявления одной из сторон договора и при этом фактически создается механизм для ущемления свободы массовой информации (статья 43 Конституции Российской Федерации, статья 1 Закона о средствах массовой информации). Налицо нарушение принципа равенства сторон, предусмотренного статьей 58 Основ гражданского законодательства, завуалированная цензура, которая становится возможной со стороны руководства государственного держателя лицензии.

Пункт 8 Закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" дополняет статью 36 Закона частью 2 следующего содержания: "В средствах массовой информации не допускается реклама табачных и алкогольных изделий".

Сегодня большинство средств массовой информации "выживает" почти исключительно за счет привлечения рекламы. Поэтому на переходный период, абсолютное запрещение рекламы табачных изделий и алкоголя равносильно экономическому удушению прессы, не финансируемой государством.

Здесь было бы целесообразно говорить о запрещении такой рекламы в финансируемых государством средствах массовой информации. К тому же данная норма входит в противоречие со статьей 21 Закона Российской Федерации "О предприятиях и предпринимательской деятельности".

Пункт 9 Закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" дополнил Закон о средствах массовой информации статьей 47-1 "Социальные гарантии деятельности журналистов, выполняющих свои профессиональные задания в зонах вооруженных конфликтов". Журналистам государственных средств массовой информации, выполняющим в зонах вооруженных конфликтов задания редакций, и их семьям страховые суммы, установленные в соответствии с нормативными актами Российской Федерации о государственном страховании граждан, выплачиваются в двойном размере.

Предложенная формулировка делит журналистов минимум на три сорта. Во-первых, действие указанной статьи относится лишь к журналистам и работникам государственных телерадиокомпаний, а также редакций средств массовых информации, финансируемых из республиканского бюджета Российской Федерации, бюджетов субъектов Российской Федерации или местных бюджетов. Подобная норма противоречит статье 34 Конституции Российской Федерации. А во-вторых, не определен термин "зона вооруженных конфликтов".

Как видно из вышеизложенного, Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" по многим своим положениям противоречит Конституции Российской Федерации, а также ряду иных законодательных актов Российской Федерации.

Все названное свидетельствует о том, что при принятии указанного Закона Верховным Советом Российской Федерации нарушена статья 64 Регламента Верховного Совета Российской Федерации, согласно которой парламент обязан при разработке законов учитывать их место в системе действующего законодательства, а также ожидаемые социально-экономические и иные последствия их применения.

Исходя из вышеизложенного, прошу повторно рассмотреть Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" Верховным Советом Российской Федерации с учетом замечаний и предложений Президента Российской Федерации.

Основные ссылки










Яндекс цитирования

Рассылка 'BugTraq: Закон есть закон'



Rambler's Top100



Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности
при Институте международного права и экономики имени А. С. Грибоедова

ЗАКОН РФ
«О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ»: 15 ЛЕТ НА СТРАЖЕ СВОБОДЫ.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

под общей редакцией доктора юридических наук, профессора М. А. Федотова

ТРУДЫ ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
Том VII

Москва - 2006

Издание осуществлено при финансовой поддержке Телекомпании ТВ Центр и при информационно-правовой поддержке компании «КонсультантПлюс»

Составление и комментарии - д.ю.н., проф. М.А.Федотов.

© Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности - издание в целом, 2006 г.

© М.А.Федотов, составление, комментарии, 2006 г.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ В КОНТЕКСТЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

ПРЕДИСЛОВИЕ

Седьмой том «Трудов по интеллектуальной собственности» несколько выбивается из общей череды прежних выпусков. Во-первых, он значительно больше, чем обычно, по объему. Во-вторых, он включает преимущественно архивные материалы, стенограммы парламентских заседаний, выдержки из выступлений и указов главы государства. Все это снабжено краткими научными комментариями, без которых порой - за давностью лет - трудно было бы читателю разобраться в сути обсуждавшихся вопросов. Наконец, в-третьих, этот том является юбилейным - в том смысле, что поводом для его подготовки стал 15-летний юбилей Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», который приходится на 27 декабря 2006 года. Вот почему данный том целиком посвящен истории этого уникального российского закона, одного из немногих чудом сохранившихся юридических памятников первых месяцев новейшей российской государственности.

При подготвке книги возникли совершенно неожиданные трудности, связанные, в частности, с тем, что многие документы, отложившиеся в деятельности парламентского Комитета по СМИ в начале 90-х годов, погибли в результате пожара в здании Верховного Совета Российской Федерации 4 октября 1993 года. Кроме того, оказалось, что тексты выступлений первого Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина до сих пор не собраны в каком-либо общедоступном источнике и не систематизированы, а, следовательно, поиск соответствующих тематике книги высказываний главы государства в 1990 - 1999 гг. чрезвычайно затруднен. Выяснилось также, что даже официальные стенограммы заседаний Съезда народных депутатов РСФСР, Верховного Совета РСФСР и его палат найти в крупнейших российских библиотеках довольно сложно. Все эти трудности удалось преодолеть только благодаря содействию одного из авторов Закона о СМИ, бывшего помощника Президента РФ по национальной безопасности д.ю.н., проф. Ю.М.Батурина, а также к.ю.н. А.М.Голощапова, к.ю.н. В.А.Минаева, к.ю.н. Монахова В.Н. и лауреата премии «Золотое перо России» А.В.Минкина.

Особой признательности заслуживает телекомпания ТВ Центр, которая взяла на себя все расходы по изданию данного тома, и лично руководитель ее Юридического департамента И. Ю. Еремин, чью роль в создании Закона о СМИ внимательный читатель не сможет не оценить.

Первый раздел книги содержит текст брошюры с инициативным авторским проектом закона и авторским же к нему комментарием. Второй раздел рассказывает об извилистом пути законопроекта в российском парламенте. Третий раздел касается первых и, к счастью, неудачных попыток изменить Закон о СМИ. В четвертом разделе дается анализ поправок, внесенных в Закон о СМИ за прошедшие 15 лет. Наконец, пятый раздел содержит расположенные в хронологическом порядке выдержки из выступлений и указов главы российского государства, показывающие трансформацию взглядов на такие проблемы, как свобода прессы, экономическая независимость СМИ, медийное саморегулирование и т.д.

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ.

ОТ ИНИЦИАТИВНОГО АВТОРСКОГО ПРОЕКТА К ЗАКОНУ

(файл - обложка)

Комментарий к документу

Брошюра Ю.Батурина, М.Федотова и В.Энтина, обложку которой читатель может увидеть на этой странице, была выпущена издательством «Юридическая литература» в ноябре 1991 года. При этом издательство указало на обороте обложки, что брошюра «печатается в редакции авторов за счет средств Фонда защиты гласности». Кроме того, издательство сочло необходимым поместить здесь же такое заявление: «В 1989 году нами был опубликован инициативный авторский проект закона, посвященного правовому регулированию деятельности средств массовой информации. В 1990 году на его основе был принят Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации». С учетом уже имеющейся практики его применения авторы разработали и республиканский вариант закона, который публикуется в этой брошюре в целях его обсуждения».

Обращает на себя внимание и еще одно обстоятельство. Брошюра публиковалась в режиме «Молния!»: 6 ноября 1991 г. она была сдана в набор, 11 ноября - подписана в печать, а уже 27 ноября законопроект прошел первое чтение в парламенте.

СВОБОДА ПЕЧАТИ:

ЛИНИЯ СУДЬБЫ И СУММА ТЕХНОЛОГИЙ

ПОСВЯЩЕНИЕ

Не принято делать законопроекты с посвящениями, но мы решили пренебречь условностями. «Памяти Людмилы Батынской, журналиста, народного депутата СССР и настоящего друга»,— с этих слов начинается проект российского закона.

С Людмилой Батынской мы познакомились и подружились в 1989 году в Минске на совещании редакторов молодежных газет. С того дня она стала активным сторонником того первого нашего инициативного авторского проекта закона «О печати и других средствах массовой информации», его защитником и лоббистом. А вскоре ее избрали народным депутатом от Союза журналистов СССР. И она ринулась, именно ринулась в бой за закон о свободе печати.

Приведем только один фрагмент из стенограммы сессии Верховного Совета СССР (24 ноября 1989 г.), на которой проходило первое чтение законопроекта О печати.

«Батынская Л. И., собственный корреспондент газеты «Известия» по Красноярскому краю и Тувинской АССР, г. Красноярск, член Верховного Совета СССР. Уважаемые товарищи народные депутаты! Сегодня я призываю вас проголосовать за одобрение законопроекта в первом чтении... Хочу еще сказать вот о чем...

Председательствующий. Я не могу продлить время Вашего выступления. Вы говорите уже две минуты лишних.

Батынская Л. И. ...Я не сомневаюсь, что сегодня наш парламент поддержит нас и в этом законопроекте, потому что именно он пробный камень демократии нашего общества, общества, которое уже в наши дни по крайней мере осознало, что печать — это не приводной ремень и не пыль на чьих-то башмаках, которую можно стряхнуть и двигаться дальше. (Аплодисменты.)»

Уезжая в прошлом году на летние парламентские каникулы домой, Людмила намечала по возвращении встретиться и обсудить новые идеи. А осенью ее не стало... Но осталась ее сопричастность к свободе нашей прессы.

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения.

Постулат Гроссмана

Первоначально мы планировали поместить в конце брошюры материалы первых обсуждений проекта, но вынуждены были отказаться от этого замысла. Как показали дискуссии, для каждой проблемы правового регулирования деятельности прессы всегда находятся два решения: правильное и то, которое предложено в проекте. Беда в том, что «правильные» формулировки и механизмы предлагаются критиками по каждой отдельной статье без учета сложнейших взаимосвязей между десятками норм законопроекта и существующим правовым фоном. Типичный наш ответ в таких случаях состоит в указании на то, как при каждом конкретном изменении в законопроекте «поплывут» десять — пятнадцать статей в разных его разделах. Нам хотелось бы предостеречь читателя (и критика) от категоричных суждений по поводу отдельных статей до уяснения их взаимосвязи в целом.

ГОРОСКОП ГЛАСНОСТИ

После поворота событий от плохого к худшему цикл повторяется.

Наблюдение Фарнсдика

В том, как восходит и заходит звезда российской гласности, есть некие космогонические закономерности. Для иллюстрации приведем одну историческую последовательность в духе Велимира Хлебникова, но абсолютно независимую от его расчетов.

Стоило только спискам получить на Руси распространение, как Стоглавым собором в 1551 году (т. е. 440 лет назад) были предприняты меры по наблюдению за переписыванием церковных и юридических книг.

Первая вольная типография в России была разрешена в 1771 году (440 лет : 2 = 220 лет назад). Впрочем, вскоре последовал указ о недозволении издания книг, «исполненных странными мудрствованиями», «или лучше сказать сущими заблуждениями» (Полное собрание законов, XXIV, №18032).

Прошел век, и на волне оживления общественной жизни сформировалось понимание гласности, близкое к современному, — как право человека выражать свое мнение относительно правительственных мер и учреждений, а также свободу, публичность слова устного и свободу слова печатного.

Но сработал уже знакомый нам цикл (220 лет: 2 = 110 лет назад), и введенные отнюдь не в законодательном порядке цензурные правила благополучно покончили с вольномыслием. Как писал в те годы Д. Д. Минаев:

Текущей журналистику назвать,

Конечно, можем мы, и это правда сущая:

Она поистине «текущая»,

Но только вспять.

В следующий раз подобного — и даже большего успеха — наша цензура добилась, как вы уже догадываетесь, в 1937 году (110 лет : 2 = 55 лет назад). До этого первые годы своего существования небезызвестный Главлит по крайней мере регулярно издавал сборники действующего законодательства о печати. А с указанного года он стал подобен информационной «черной дыре», поскольку только поглощал сведения обо всем и вся, но о себе никаких сообщений не допускал.

Прошел очередной цикл (55 лет : 2 ≈ 22 года назад) и в СССР начал разрабатываться аппаратный проект закона о печати, так никогда не увидевший

свет в нашей стране, но многократно обсужденный и осужденный западными экспертами.

Следующий уполовиненный цикл пришелся на 1980-й. С гласностью было очень неважно, но - уж извините за вынужденную нескромность — в тот год мы и познакомились: Юрий Батурин, Михаил Федотов и Владимир Энтин.

Стремительное увеличение частоты колебаний гласности привело к тому, что М. С. Горбачев, отвечая в феврале 1986 года на вопросы газеты «Юма-ните» (впервые после 1937 года!), признал, что в пашей стране есть цензура. Возникает идея, а затем и проект закона о гласности, который на следующий год был тихо похоронен (см.: Гласность: мнения, поиски, политика. М., 1989. С. 267 — 343).

Разделив очередной цикл пополам, получим 1988 год, когда мы и написали наш инициативный авторский проект закона «О печати и других средствах массовой информации». Правда, с публикацией его возникли сложности, но с гласностью подобное случалось и прежде. Впрочем, всю эту историю мы уже описали (см. предисловие к брошюре Ю.М.Батурина, М.А.Федотова, В.Л.Энтина «Закон о печати и других средствах массовой информации. Инициативный авторский проект». М., 1989).

Дальше уже все совсем просто. Делим предыдущий цикл на два. Получаем: в 1990 году принят союзный закон о печати.

Еще одно арифметическое действие и мы попадаем в 1991 год: подготовлен республиканский вариант закона о печати — тот, который сейчас перед читателем.

Следующее деление переводит счет уже на месяцы, а это говорит о том, что закон будет принят без проволочек. А куда денешься, если гороскоп так предсказывает? Так что осталось, надеемся, последнее деление на два: на первое и второе чтение законопроекта.

На этом должны завершиться мистические циклы гласности (хотя бы потому, что в законопроекте — никакой половинчатости) и начаться история подлинной свободы печати в России.

ХИРОМАНТИЯ ГЛАСНОСТИ

Всегда не хватает времени, чтобы выполнить работу как надо, но на то, чтобы ее переделать, время находится.

Закон Мескимена

Часто спрашивают, зачем нужен республиканский закон о средствах массовой информации, если есть союзный, который прилично работает.

Во-первых, появилась практика, выявились пробелы, обнаружились просчеты, которые необходимо учитывать, заполнять и исправлять.

Во-вторых, мы считаем, что союзные депутаты, (авторы тоже были среди участников рабочей группы) не только улучшали, но и ухудшали проект — в некотором смысле он явился результатом компромисса мощных сил.

В-третьих, тогда главной целью была борьба за свободу печати, а сейчас — за технологию осуществления этой свободы.

В-четвертых, изменилось время...

Как оно изменилось, лучше всего видно при сравнении судьбы обоих проектов по неформальным признакам. Примерно так же хироманты сравнивают линии на левой и правой ладонях._

Судьба проекта 1988 года

Судьба проекта 1991 года

1. Было много разговоров и дискуссий: «Какой закон о печати нам нужен?», «Каким быть закону о печати?», «Уживутся ли цензура и гласность?»... Мнений о том, каким должен быть закон о печати, оказалось столько, что ничего не оставалось, как, наконец, написать его.

1. Никаких разговоров не было. Требований и резолюций — тоже почти никаких. Российские парламентарии, правда, запланировали принять закон о свободе слова. Поговорив об этом на заседаниях комитетов, тут же и забыли. Понятно, приоритеты другие. И снова нам ничего не оставалось, как самим писать проект.

2. Проект был написан за 12 дней. Правда, этому предшествовали годы научной работы над политическими и юридическими проблемами организации и деятельности средств массовой информации, а также активная журналистская деятельность авторов проекта.

2. Писали семь месяцев, включая субботы и воскресенья. Все, что думает о бесконечных изменениях и вариантах наш допотопный компьютер, можете узнать у него: двоичный код не сложнее трехэтажных выражений.

3. Многочисленные попытки напечатать проект заканчивались неудачей. Лишь через несколько месяцев удалось осуществить публикацию... на эстонском языке, затем на русском в Эстонии и лишь в следующем году - в Москве (за счет средств авторов).

3. С публикацией не было никаких проблем, за исключением опечаток. Косвенно это подтверждает гипотезу о появлении в СССР свободы печати. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

4. Было много откликов в прессе, интервью, «круглых столов», вопросов и ответов в прямом эфире.

4. Только «Комсомольская правда» тиснула несколько строк в рубрике «Слышали? Читали?» Да заместитель министра печати и массовой информации РСФСР Михаил Федотов дал два-три интервью по поводу проекта.

5. Публичные обсуждения (тогда еще не было слова «презентация») проходили бурно и собирали огромные аудитории.

5. Презентация (теперь русские слова употребляются все реже) на факультете журналистики МГУ собрала столько интересующихся, что корреспонденту

 

 

Российского

телевидения, дабы создать иллюзию битком набитого зала, пришлось снимать из коридора: дескать, было не пробиться, а потому камера смогла захватить только несколько сидящих с краю человек.

6. Авторы пачками вносили брошюры с текстом проекта на I Съезд народных депутатов СССР, а по вечерам раздавали оставшиеся экземпляры депутатам в гостинице. В этом было что-то от пропагандистского опыта горьковской Ниловны.

6. Авторы пачками вносили спецвыпуск газеты «Россия» с текстом проекта на IV Съезд народных депутатов РСФСР. А потом также пачками выносили невостребованные экземпляры. Иногда, конечно, брали — кто-то, чтобы почитать, а кто-то, чтобы завернуть купленные в буфете бутерброды. Некоторым депутатам авторы лично вручали экземпляры «России» как бы в подарок. Отказываться было неудобно, и они (депутаты) долго ходили, задумчиво разминая газетную бумагу.

7. В Верховном Совете СССР проекту пришлось выдержать борьбу с проектом официальным и стоявшими за ним силами.

7. В Верховном Совете РСФСР борьбы как таковой не предвидится. Да и другого проекта не существует. Пока, во всяком случае.

Итак, мы видим, сколь далеко продвинулось развитие свободы печати. Действительно, наступило время жестких технологий ее осуществления, а время романтизма гласности прошло.

ТЕХНОЛОГИЯ ГЛАСНОСТИ

Какие бы механизмы свободы печати ни изобретали средства массовой информации, сумма разумных технологийвеличина постоянная, а число газет все растет.

Закон Батурина

Концепция у союзного закона и российского законопроекта — одна и та же, но ее реализация в республиканском варианте принципиально иная. Союзный закон начинается с декларации: «Печать и другие средства массовой информации свободны». Красиво? Красиво! А что из этого следует? То, что государство дарует свободу, не объясняя, в чем именно она состоит. В российском проекте зачин иной — посмотрите статью 1. Свобода не провозглашается, не декларируется. Она презюмирует-ся — как само собой разумеющееся, как естественное состояние прессы.

Презумпция свободы отличается от декларирования свободы так же, как принцип «все, что не запрещено, то разрешено» от принципа «все, что разрешено, то не запрещено». Иными словами, идея одна — свобода печати, а пути реализации ее совершенно иные. Союзный закон не мог позволить себе пойти по пути презюмирования свободы печати по той простой причине, что за семь десятилетий наше общество приучили к тому, что на всякое действие нужно разрешение, нужна справка, нужна виза, нужно соизволение свыше.

Но за последнее время наше общество столь далеко продвинулось в неуважении ко всякого рода разрешениям и указаниям, что впору защищатьсвободу с помощью запретов и ограничений. Может быть так, постепенно мы все-таки построим правовое государство — не путем пустых деклараций и благих пожеланий, а путем четких, недвусмысленных и разумных ограничений, позволяющих свободу одних гармонично сочетать со свободой всех прочих.

Трансформация декларации в презумпцию — лишь один из способов, к которым мы прибегали, чтобы не произошло столкновения союзного закона с российским проектом. Еще один такой способ — нахождение и заполнение пробелов. Ведь союзный закон о печати, как, впрочем, и все союзное законодательство в целом, — не бетонная стена.

И совсем не обязательно поэтому таранить его — можно найти одну из многочисленных пустот и заполнить ее новым нормативным содержанием. А пробелов в союзном законе множество. Вот лишь некоторые из них.

Может ли, скажем, райком КПСС быть учредителем газеты? Нет, согласно статье 7 союзного закона, не может (учредителем является только партийная организация).

А издательство? Нет, тоже не может (как учредитель выступает его трудовой коллектив). Нонсенс? Да, конечно. В российском проекте это несовершенство устранено. Согласно нашему проекту, учредителем может быть любой орган, организация, общественное объединение, трудовой коллектив или лицо — физическое либо юридическое. Словом, все и каждый. Важно, кто не может быть учредителем. А это те органы, организации, объединения или коллективы, деятельность которых запрещена законом, а также граждане, чья дееспособность ограничена по закону, и иностранцы, не проживающие постоянно на территории РСФСР.

Заполнили пробелы мы и в правовых статусах учредителя, редакции, издателя, распространителя. Учредитель получил, например, право обязать редакцию поместить бесплатно и в указанный срок сообщение или материал от его имени (заявление учредителя). Максимальный объем заявления учредителя определяется в редакционном уставе либо в договоре между редакцией и учредителем. Причем ответственность за текст заявления несет сам учредитель.

Еще одна новелла: учредитель может передать свои права и обязанности третьему лицу с согласия редакции и соучредителя. Наследование же прав и обязанностей учредителя не допускается. В случае реорганизации учредителя его права и обязанности переходят к правопреемнику, но только если это предусмотрено уставом редакции, а в случае ликвидации учредителя — в полном объеме переходят к редакции. Тем самым мы стремились защитить журналистские коллективы от изменения направленности редакций в связи с переходом изданий из рук в руки, что вполне реально в условиях нормальной рыночной экономики.

Предлагается изменить и статус редакции. Она сможет быть юридическим лицом, самостоятельным хозяйствующим субъектом, организованным в любой допускаемой законом форме. В течение двух лет со дня первого выхода в свет продукции средства массовой информации редакция освобождается от платежей в бюджет из прибыли. Ей принадлежит исключительное право на название средства массовой информации.

Передача или сохранение права на название при реорганизации редакции (к сожалению, случаи раскола редакций стали в последнее время достаточно частым явлением) регулируются уставом редакции.

Значительно более подробно в проекте говорится о редакционном уставе. В нем должны быть определены взаимные права и обязанности учредителя и редакции, полномочия журналистского коллектива, порядок назначения (избрания) редактора, редколлегии и иных органов управления редакции, основания и порядок прекращения деятельности средства массовой информации, юридические последствия смены учредителя, прекращения деятельности средства массовой информации, ликвидации или реорганизации редакции, изменения ее организационно-правовой формы и т. д. Если редакция состоит менее чем из трех человек, ее отношения с учредителем могут определяться заменяющим устав договором. Причем устав редакции, организуемой в качестве предприятия, может являться одновременно уставом данного предприятия.

Модификация метода заполнения пробелов — метод «дописывания». Он выражается в том, что формула, взятая из текста союзного закона, дополняется еще несколькими словами или строчками. Так, закон СССР дает право учредителю прекратить деятельность средства массовой информации по своему усмотрению. Опыт газеты «Когалымский рабочий» показал нам, что учредитель может пользоваться этим правом в политических целях, для того, чтобы закрыть газету, вышедшую из повиновения. Поэтому мы добавили несколько слов: «Учредитель имеет право прекратить деятельность средства массовой информации исключительно в случаях, предусмотренных уставом редакции».

В другом месте, там, где дается перечень выходных данных, после слова «цена», мы сделали дополнение: либо пометка «свободная цена», либо пометка «бесплатно».

Еще один метод предотвращения войны законов можно было бы назвать методом «планирования от достигнутого». Он заключается в том, что формула союзного закона, содержащая в себе весьма демократичную декларацию, наполняется конкретным, не менее демократичным содержанием. Примером могут служить нормы о демонополизации, о порядке опровержения и другие.

В отличие от союзного закона подробно регулируется деятельность телевидения и радио. Вводится лицензирование на распространение радио- и телепрограмм. В лицензии будет оговариваться максимальное суммарное время вещания, выделяемое для одной редакции, максимальное время вещания иностранной видеопродукции, рекламных сообщений и материалов, а также минимальное суммарное время вещания, выделяемое для программ, учрежденных политическими партиями, профсоюзами, религиозными организациями, а также для образовательных и культурно-просветительских программ, специализированных программ для инвалидов, программ на языках народов, проживающих на данной территории, и т. д.

Если проект станет российским законом, то изменится и правовое положение журналистов. Помимо права на информацию, у них появится право реально эту информацию получить. Отказ в предоставлении запрашиваемой информации станет возможен, только если она содержит сведения, составляющие специально охраняемую законом тайну. Уведомление об отказе будет вручаться представителю редакции в трехдневный срок и сможет быть обжаловано непосредственно в суд. Помимо отказа в информации предусмотрена и возможность отсрочки, однако она тоже может быть обжалована в суд. Кроме того, журналист получит право беспрепятственно посещать органы и организации, предприятия и учреждения, либо их пресс-службы, получать доступ к документам и материалам, копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы, беспрепятственно посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение, проверять достоверность сообщаемой ему информации, излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью.

Появятся, конечно, и новые обязанности: при получении информации от граждан и должностных лиц ставить их в известность о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, ставить в известность главного редактора о возможных исках и предъявлении иных предусмотренных законом требований в связи с распространением подготовленного им сообщения или материала, предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и правомочия журналиста. Поскольку при обсуждении проекта союзного закона о печати очень много претензий было в связи с тем, что закон не защищает права рабкоров и сотрудников многотиражек, в российском проекте предусмотрено, что профессиональный статус журналиста рас пространяется при определенных условиях и на эти категории.

БЛАГОДАРНОСТИ

Большое пишется на расстоянии.

Закон Есенина-Энтина

Благодарность пропорциональна квадрату расстояния.

Следствие Федотова

Мы искренне благодарны всем тем, кто помогал нам в осуществлении нашего замысла — разработке данного проекта и его публикации. Среди них Л. Л. Григорян, который представил интересный материал по главе II законопроекта и неоднократно участвовал в наших рабочих обсуждениях. Н. В. Федоров сделал полезные предложения по дополнению действующего законодательства.

Мы признательны Я. Н. Засурскому и Е. А. Блажнову, а также факультету журналистики МГУ за организацию рискованного предприятия — обсуждение нашего проекта.

Мы говорим спасибо редакции газеты «Россия», осуществившей в мае 1991 года первую публикацию проекта, и Фонду социальной защиты журналистов — спонсору той публикации.

Мы благодарим Фонд защиты гласности, который, несмотря на то, что отметил свое создание 6 июня 1991 года — в день рождения советской цензуры, осуществил финансовую поддержку настоящего издания.

Наконец, мы признательны издательству «Юридическая литература» за выпуск в свет нашей брошюры.

Памяти Людмилы Батынской, журналиста, народного депутата СССР

и настоящего друга

Юрий БАТУРИН, Михаил ФЕДОТОВ, Владимир ЭНТИН

ИНИЦИАТИВНЫЙ АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ

ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ»

Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1.Свобода массовой информации

На территории Российской Федерации:

поиск, получение, производство и распространение массовой информации,

учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими,

изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации,—

не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных настоящим Законом.

Статья 2. Средства массовой информации

Для целей настоящего Закона:

под массовой информацией понимаются предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы;

под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видео-, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации;

под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год;

под радио-, теле-, видео-, кинохроникальной программой понимается совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное название и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год;

под продукцией средства массовой информации понимается тираж или часть тиража отдельного номера периодического печатного издания, отдельный выпуск радио-, теле-, кинохроникальной программы, тираж или часть тиража аудио- или видеозаписи программы;

под распространением продукции средства массовой информации понимается продажа (раздача, подписка) периодических печатных изданий, аудио- или видеозаписей программ, трансляция радио-, телепрограмм (вещание), демонстрация кинохроникальных программ;

под специализированным средством массовой информации понимается такое средство массовой информации, для регистрации которого или распространения продукции которого настоящим Законом установлены специальные правила;

под редакцией средства массовой информации понимается организация, учреждение, предприятие либо гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск в свет средств массовой информации;

под журналистом понимается лицо, занимающееся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для редакции зарегистрированного средства массовой информации, связанное с ней трудовыми или иными договорными отношениями, либо занимающееся такой деятельностью по его уполномочию;

под издателем понимается издательство, иное предприятие (предприниматель), осуществляющее материально-техническое обеспечение производства продукции средств массовой информации, а также приравненное к издателю юридическое лицо или гражданин, для которого эта деятельность не является основной либо не служит главным источником дохода;

под распространителем понимается лицо, осуществляющее распространение продукции средства массовой информации по договору с редакцией, издателем или на иных законных основаниях.

Статья 3. Недопустимость цензуры

Цензура массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей — не допускается.

Создание и финансирование органов, организаций или учреждений, назначение должностных лиц, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры массовой информации, — не допускаются.

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Не допускается использование средств массовой информации для разглашения сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну, для призыва к насильственному изменению существующего конституционного строя, разжигания религиозной, социальной, классовой, национальной нетерпимости, для пропаганды войны и в целях совершения уголовно наказуемых деяний.

Не допускается монополизация средств массовой информации путем превышения установленных в соответствии с настоящим Законом максимального числа средств массовой информации, учрежденных одним органом, организацией или лицом, размера тиража, продолжительности и числа каналов вещания, других ресурсов, технических устройств и оборудования, а также в иных формах.

Запрещается использование в теле- и видеопрограммах скрытых рекламных и иных вставок, воздействующих на подсознание людей.

Статья 5. Законодательство о средствах массовой информации

Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации состоит из настоящего Закона и издаваемых в соответствии с ним других актов законодательства, а также законов и иных актов законодательства о средствах массовой информации республик, входящих в Российскую Федерацию.

Законы и иные нормативные акты, не входящие в законодательство о средствах массовой информации, применяются в отношении средств массовой информации постольку, поскольку эти акты не противоречат настоящему Закону.

Если межгосударственным договором с участием Российской Федерации предусмотрены для организации и деятельности средств массовой информации иные правила, чем установленные настоящим Законом, применяются правила межгосударственного договора.

Статья 6. Применение закона

Настоящий Закон применяется в отношении средств массовой информации, учреждаемых на территории Российской Федерации, а для создаваемых за ее пределами — лишь в части, касающейся распространения их продукции в республике.

Организации и граждане других государств, лица без гражданства осуществляют предусмотренные настоящим Законом права и обязанности наравне с организациями и гражданами Российской Федерации, если иное не установлено законом.

Глава II. ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Статья 7. Учредитель

Учредителем (соучредителем) средства массовой информации может быть любой государственный орган, организация, общественное объединение, трудовой коллектив или лицо.

Не может выступать учредителем (соучредителем):

орган, организация, объединение или коллектив, деятельность которого запрещена законом;

лицо, чья деятельность ограничена по закону,

гражданин другого государства или лицо без гражданства, не проживающее постоянно на территории Российской Федерации.

Высшие органы государственной власти и управления Российской Федерации устанавливают максимальное суммарное количество средств массовой информации, которые могут быть учреждены одним органом, организацией, объединением, коллективом или лицом непосредственно либо через дочерние организации, в том числе редакции, как самостоятельно, так и совместно с другими учредителями.

Статья 8. Регистрация средства массовой информации

Редакция средства массовой информации осуществляет свою деятельность после его регистрации.

Заявление о регистрации средства массовой информации, продукция которого предназначена для распространения преимущественно:

на всей территории РСФСР, на территории нескольких входящих в нее республик, национально-территориальных образований, краев и областей — подается в Министерство печати и массовой информации РСФСР;

на территории одной из республик, входящих в состав РСФСР, — подается в органы государственного управления, определяемые правительствами соответствующих республик;

на территории национально-территориального образования, края, области, района, города, иного населенного пункта, района в городе, микрорайона — подается в соответствующие краевые, областные, окружные и городские (городов Москва и Ленинград) государственные органы, осуществляющие управление в сфере печати и массовой информации.

Заявителю либо лицу, действующему по его уполномочию, высылается (выдается) уведомление о приеме заявления с указанием даты поступления. Заявление о регистрации подлежит рассмотрению регистрирующим органом в месячный срок с указанной даты.

Средство массовой информации считается зарегистрированным со дня выдачи свидетельства о регистрации.

Учредитель сохраняет за собой право приступить к производству продукции средства массовой информации в течение одного года со дня выдачи свидетельства о регистрации. В случае пропуска этого срока свидетельство о регистрации средства массовой информации признается недействительным.

Статья 9. Недопустимость повторной регистрации

Зарегистрированное средство массовой информации не может быть повторно зарегистрировано в том же или ином регистрирующем органе.

В случае установления факта повторной регистрации законной признается первая по дате регистрация.

Статья 10. Перерегистрация

Смена учредителя, изменение состава соучредителей, а также формы периодического распространения массовой информации, названия либо языка (языков) средства массовой информации допускается лишь при условии перерегистрации средства массовой информации по заявлению учредителя (соучредителей).

Перерегистрация средств массовой информации осуществляется в том же порядке, что и их регистрация.

Статья 11. Заявление о регистрации

В заявлении о регистрации средства массовой информации должны быть указаны:

учредитель (соучредители);

название, язык (языки), местонахождение редакции средства массовой информации;

форма периодического распространения массовой информации; предполагаемая территория распространения продукции; примерная тематика и (или ) специализация;

предполагаемые периодичность выпуска, максимальный объем средства массовой информации, источники финансирования;

сведения о том, в отношении каких других средств массовой информации заявитель является учредителем, соучредителем, собственником, редактором (редакцией), издателем или распространителем.

Предъявление иных требований при регистрации средства массовой информации запрещается.

Статья 12. Освобождение от регистрации

Не требуется регистрации для издания:

официальных сообщений и материалов органов государственной власти и управления, иных государственных органов, а также нормативных и иных актов, бюллетеней судебной и арбитражной практики;

многотиражных газет и других средств массовой информации, продукция которых распространяется исключительно в пределах одного предприятия (объединения), организации, учреждения;

печатных изданий тиражом менее одной тысячи экземпляров; печатной, аудио- и видеопродукции, не предназначенной для публичного распространения;

сообщений и материалов, необходимых предприятиям, учреждениям и организациям для обеспечения документооборота и производственных нужд; материалов на правах рукописи.

Статья 13. Отказ в регистрации

Отказ в регистрации средства массовой информации возможен только по следующим основаниям:

1)    если заявление подано от имени лица (лиц), органа, организации, объединения или коллектива, не обладающего правом на учреждение средств массовой информации в соответствии с настоящим Законом;

2)    если регистрирующий орган обладает доказательствами того, что

указанные в заявлении сведения не соответствуют действительности;

3)    если название, примерная тематика и (или) специализация средства массовой информации представляют собой злоупотребление свободой массовой информации в смысле части первой статьи 4 настоящего Закона;

4)    если заявление подано до истечения года со дня вступления в законную силу решения суда о прекращении деятельности данного средства массовой информации.

Извещение об отказе в регистрации направляется заявителю в письменной форме с указанием оснований отказа, предусмотренных настоящим Законом.

Заявление о регистрации средства массовой информации возвращается заявителю без рассмотрения:

1)    если заявление подано с нарушением требований части второй статьи 8 или части первой статьи 11 настоящего Закона;

2)    если заявление от имени государственного органа, организации, общественного объединения, гражданина подано лицом, не имеющим на то полномочий;

3)    если не уплачен регистрационный сбор.

После устранения нарушений заявление принимается к рассмотрению.

Статья 14. Регистрационный сбор

За выдачу свидетельства о регистрации взимается регистрационный сбор в порядке и размерах, определяемых Правительством Российской Федерации. Для средств массовой информации, специализирующихся на производстве продукции рекламного или эротического характера, устанавливается повышенный регистрационный сбор, а для специализирующихся на производстве продукции для детей и подростков, инвалидов, а также образовательного и культурно-просветительского назначения — пониженный регистрационный сбор.

В случае отказа в регистрации, а равно отказа от регистрации заявитель имеет право на возврат 50 процентов суммы регистрационного сбора в течение трех месяцев, начиная с указанной в уведомлении даты поступления заявления о регистрации. Основанием для возврата денег по месту уплаты регистрационного сбора является документ о его уплате, на котором по просьбе заявителя ставится штамп регистрирующего органа «Регистрация не произведена».

Статья 15. Признание свидетельства о регистрации недействительным

Свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным исключительно судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа или Министерства печати и массовой информации Российской Федерации только в случаях:

1) если свидетельство о регистрации получено обманным путем;

2)    если средство массовой информации не выходит в свет более одного

года;

3)    если Устав редакции или заменяющий его договор не принят и (или) не утвержден в течение трех месяцев со дня первого выхода в свет продук ции данного средства массовой информации;

4)    если имела место повторная регистрация данного средства массовой информации.

При признании свидетельства о регистрации недействительным регистрационный сбор возврату не подлежит.

Статья 16. Прекращение деятельности

Деятельность средств массовой информации может быть прекращена только по решению учредителя или судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа или Министерства печати и массовой информации Российской Федерации.

Учредитель имеет право прекратить деятельность средства массовой информации исключительно в случаях, предусмотренных Уставом редакции или договором между учредителем и редакцией (главным редактором, редактором).

Основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные в течение двенадцати месяцев нарушения редакцией требований частей первой или третьей статьи 4 настоящего Закона, по поводу которых регистрирующим органом делались предупреждения учредителю и (или) редакции.

Статья 17. Возникновение прав и обязанностей

Права и обязанности учредителя и редакции, предусмотренные настоящим Законом, возникают с момента регистрации средства массовой информации, а предусмотренные Уставом редакции — с момента вступления его в силу. Учредитель, редакция, издатель, распространитель могут дополнительно установить на договорной основе взаимные права и обязанности. Положения Устава и договоров не должны противоречить настоящему Закону и иным актам законодательства Российской Федерации.

Статья 18. Статус учредителя

Учредитель утверждает Устав редакции и (или) заключает договор с редакцией средства массовой информации (главным редактором, редактором).

Учредитель вправе обязать редакцию поместить бесплатно и в указанный срок сообщение или материал от его имени (заявление учредителя). Максимальный объем заявления учредителя определяется в Уставе редакции, ее договоре либо ином соглашении с учредителем. По претензиям и искам, связанным с распространением заявления учредителя, ответственность несет учредитель. Если принадлежность указанного сообщения или материала учредителю не оговорена редакцией, она выступает соответчиком.

Учредитель не вправе вмешиваться в деятельность средства массовой информации, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом, Уставом редакции, договором между учредителем и редакцией.

Учредитель (соучредитель) может передать свои права и обязанности третьему лицу с согласия редакции и соучредителей. Наследование нрав и обязанностей учредителя не допускается. В случае реорганизации учредителя его права и обязанности переходят к правопреемнику, если это предусмотрено Уставом Редакции, а в случае ликвидации учредителя - в полном объеме переходят к редакции.

Учредитель может выступать в качестве редакции, издателя, распространителя.

Статья 19. Статус редакции

Редакция осуществляет свою деятельность на основе профессиональной самостоятельности.

Редакция может быть юридическим лицом, самостоятельным хозяйствующим субъектом, организованным в любой допускаемой законом форме. Если редакция зарегистрированного средства массовой информации организуется в качестве предприятия, то она подлежит регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации о предприятиях и предпринимательской деятельности.

В течение двух лет со дня первого выхода в свет продукции средства массовой информации редакция освобождается от платежей в бюджет из прибыли. Перерегистрация средства массовой информации не восстанавливает начало течения данного срока. В случае если учредитель прекратил деятельность средства массовой информации до истечения указанного срока, платежи взыскиваются в полном объеме.

Помимо производства и выпуска в свет средства массовой информации редакция вправе также осуществлять в установленном порядке иную не запрещенную законом деятельность.

Редакции принадлежит исключительное право на название средства массовой информации. Передача и (или) сохранение права на название при реорганизации редакции (слиянии, разделении) регулируется Уставом редакции.

Редакция может выступать в качестве учредителя средства массовой информации, издателя, распространителя.

Редакцией руководит главный редактор (редактор), который осуществляет свои полномочия на основе настоящего Закона, Устава редакции, договора между учредителем и редакцией (главным редактором, редактором). Главный редактор (редактор) представляет редакцию в отношениях с учредителем, издателем, распространителем, государственными органами, общественными объединениями и гражданами, а также в суде. Он несет ответственность за выполнение требований, предъявляемых к деятельности средства массовой информации настоящим Законом и другими актами законодательства Российской Федерации.

Статья 20. Устав редакции

Устав редакции средства массовой информации принимается на общем собрании журналистского коллектива редакции большинством голосов при наличии не менее двух третей его состава и утверждается учредителем (соучредителями).

В Уставе редакции должны быть определены:

1)    взаимные права и обязанности учредителя (соучредителей), редакции, главного редактора (редактора);

2)    полномочия журналистского коллектива;

3)    порядок назначения (избрания) главного редактора (редактора), редакционной коллегии и (или) иных органов управления редакцией;

4)    основания и порядок прекращения деятельности средства массовой информации;

5)    юридические последствия смены учредителя, изменения состава соучредителей, прекращения деятельности средства массовой информации, ликвидации или реорганизации редакции, изменения ее организационноправовой формы;

6)    порядок утверждения и изменения Устава редакции, а также иные положения, предусмотренные настоящим Законом и другими актами законодательства Российской Федерации.

Если редакция состоит менее чем из трех человек, ее отношения с учредителем, включая вопросы, перечисленные в пунктах 1 — 5 настоящей статьи, могут определяться заменяющим Устав договором между учредителем и редакцией (главным редактором, редакторм).

Устав редакции, организуемой в качестве предприятия, может являться одновременно Уставом данного предприятия. В этом случае Устав должен соответствовать также законодательству Российской Федерации о предприятиях и предпринимательской деятельности.

Статья 21. Статус издателя

Издатель осуществляет свои права и несет обязанности на основе законодательства Российской Федерации об издательском деле, предприятиях и предпринимательской деятельности.

Издатель может выступать в качестве учредителя средства массовой информации, редакции, распространителя.

Статья 22. Договоры

Договором между соучредителями средства массовой информации определяются их взаимные права, обязанности и ответственность, порядок, условия и юридические последствия изменения состава соучредителей, процедура разрешения споров между ними.

Договором между учредителем и редакцией определяются производственные, имущественные и финансовые отношения между ними, средства на содержание редакции, порядок распределения прибыли, образования фондов и возмещения убытков, обязательства учредителя по обеспечению надлежащих производственных и социально-бытовых условий жизни и труда сотрудников редакции. Стороной в договоре с редакцией может быть каждый соучредитель в отдельности либо все соучредители вместе.

Договором между редакцией и издателем определяются производственные, имущественные и финансовые отношения между ними, взаимное распределение издательских прав, обязательства издателя по материально-техническому обеспечению производства продукции средства массовой информации и ответственность за их нарушение.

Учредитель, редакция и издатель могут заключать и иные договоры между собой, а также с распространителем.

Статья 23. Информационные агентства

При применении настоящего Закона в отношении информационных агентств как особой формы периодического распространения массовой информации под тиражом понимается количество абонентов информационного агентства.

Не требуется регистрации информационного агентства, если число его абонентов не превышает десяти.

При распространении сообщений и материалов информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на информационное агентство обязательна.

Статья 24. Иные средства массовой информации

Правила, установленные настоящим Законом для периодических печатных изданий, применяются в отношении периодического распространения тиражом тысяча и более экземпляров текстов, созданных с помощью компьютеров и (или) хранящихся в их банках и базах данных, а равно в отношении иных средств массовой информации, продукция которых распространяется в виде печатных сообщений, материалов или изображений.

Правила, установленные настоящим Законом для радио- и телепрограмм, применяются в отношении периодического распространения массовой информации через системы телетекста, видеотекса и иные телекоммуникационные сети, если законодательством Российской Федерации не установлено иное.

Глава III. РАСПРОСТРАНЕНИЕ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Статья 25. Порядок распространения

Воспрепятствование осуществляемому на законном основании распространению продукции средств массовой информации со стороны государственных органов, общественных объединений предприятий и других организаций, должностны лиц и граждан, в том числе путем монополизащи оборудования (полиграфические машины, множи тельная техника, кабельные распределительные се ти, студийные комплексы и т. д.) и ресурсов (мощности полиграфических предприятий и спутников связи, бумага, каналы и частоты вещания, эфирно время и т. д.), — не допускается.

Распространение продукции средства массовой информации считается коммерческим, если за не взимается плата. Продукция, предназначенная дои некоммерческого распространения, должна имет: пометку «Бесплатно» и не может быть предметом коммерческого распространения.

Демонстрация видеозаписей программ в жилых помещениях, а равно снятие единичных копий с нее, если за указанные действия не взимается плата прямо или косвенно, не считается распространением продукции средства массовой информации в смысле настоящего Закона.

Розничная продажа, в том числе с рук, тираж периодических печатных изданий не подлежит ограничениям, за исключением предусмотренных настоящим Законом. Районные, городские и районные в городах органы государственной власти вправе наложить общий запрет на розничную продажу тиража периодических печатных изданий на отдельных улицах, площадях и в иных местах.

В случае нарушения редакцией, издателем или распространителем имущественных либо личных неимущественных прав авторов и в иных случаях, предусмотренных законом, распространение продукции средства массовой информации может быть прекращено по решению суда.

Статья 26. Выход в свет

Распространение продукции средства массовой информации допускается только после того, как редактором (главным редактором) дано разрешение на выход в свет (в эфир).

Статья 27. Выходные данные

Каждый выпуск периодического печатного издания должен содержать следующие сведения:

1)    название издания;

2)    учредитель;

3)    фамилия, инициалы редактора (главного редактора);

4)    текущий номер выпуска и дата его выхода в свет, а для газет — также время подписания в печать (установленное по графику и фактическое);

5)    индекс — для изданий, распространяемых через предприятия связи;

6) тираж;

7)    цена, либо пометка «Свободная цена», либо пометка «Бесплатно»;

8)    адреса редакции, издателя, типографии.

При каждом выходе радио- или телепрограммы в эфир, а при непрерывном вещании не реже четырех раз в сутки редакция обязана объявлять название программы.

Каждая копия аудио-, видео- или кинохроникальной программы должна содержать следующие сведения:

1) название программы;

2)    дата выхода в свет;

3)    тираж;

4)    редакция и ее адрес;

5)    цена, либо пометка «Свободная цена», либо пометка «Бесплатно».

Сообщения и материалы информационного агентства должны сопровождаться его названием.

Если средство массовой информации не освобождено от регистрации, то в выходных данных указывается также государственный орган, зарегистрировавший его, и регистрационный номер.

Статья 28. Тираж

Тираж периодического печатного издания, аудио-, видео-, кинохроникальной программы определяется редактором (главным редактором) по согласованию с издателем.

Изъятие, а равно уничтожение тиража или его части допускается не иначе как по вступившему в силу решению суда.

Суммарный годовой тираж всех периодических печатных, изданий, находящихся — непосредственно либо через дочерние организации — в собственности или на праве полного хозяйственного ведения одного лица или группы лиц, не должен превышать 30 процентов совоютшого годового тиража всех периодических печатных изданий, зарегистрированных на соответствующей территории. Данное правило не применяется з административно-территориальных единицах, где зарегистрировано не более трех периодических печатных изданий.

Для средств массовой информации, специализирующихся на производстве продукции рекламного или эротического характера, устанавливается потиражный налог в размере 50 копеек с одного условного печатного листа, взимаемый в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Статья 29. Обязательные экземпляры

Бесплатные обязательные экземпляры периодических печатных изданий, аудио-, видеозаписей программ тотчас по изготовлении начального выпуска тиража редакция направляет учредителю (соучредителям), органу, зарегистрировавшему данное средство массовой информации, в Министерство печати и массовой информации Российской Федерации, а периодические печатные издания, кроме того, — в Научно-производственное объединение «Всесоюзная книжная палата», Государственную библиотеку СССР им. В. И. Ленина, Государственную публичную библиотеку им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.

Министерство печати и массовой информации Российской Федерации вправе обязать редакции направлять бесплатные экземпляры также в другие учреждения и организации.

Образуемая Верховным Советом Российской Федерации и подотчетная ему в своей деятельности Федеральная комиссия по массовым коммуникациям:

вырабатывает государственную политику в области лицензирования радио- и телевещания;

выдает и аннулирует лицензии на эфирное вещание;

разрабатывает рекомендации по лицензированию проводного и кабельного вещания;

ведет реестр держателей лицензий на вещание;

осуществляет общий контроль за соблюдением установленных настоящим Законом правил распространения радио- и телепрограмм;

разрешает споры, связанные с лицензированием проводного и кабельного вещания, и принимает по ним окончательные решения;

представляет в пределах своей компетенции Российскую Федерацию в межгосударственных и международных организациях.

Порядок формирования и деятельности Федеральной комиссии по массовым коммуникациям определяется Положением, утверждаемым Президиумом Верховного Совета Российской Федерации.

Статья 31. Лицензия на вещание

Распространение радио- и телепрограмм посредством проводного или кабельного вещания либо выхода в эфир осуществляется только при наличии лицензии на вещание.

Для получения лицензии заявитель указывает предполагаемые технические характеристики вещания, а также сообщает, является ли он держателем иной лицензии на вещание либо учредителем средства массовой информации.

Заявка на получение лицензии рассматривается в трехмесячный срок со дня ее поступления.

Не принимаются к рассмотрению заявки на лицензию, подаваемые непосредственно либо через дочерние организации политическими партиями, профессиональными союзами, религиозными организациями, иными общественными объединениями.

В выдаче лицензии на вещание должно быть отказано в случаях:

1)    если это повлечет монополизацию средств массовой информации в смысле настоящего Закона;

2)    если отсутствует техническая возможность осуществлять вещание с заявленными характеристиками либо близкими к ним.

В выдаче лицензии на вещание может быть отказано по основаниям, предусмотренным условиями конкурса, если заявки рассматриваются на конкурсной основе.

Лицензия на вещание выдается сроком на пять лет:

для эфирного вещания — Федеральной комиссией по массовым коммуникациям;

для проводного и кабельного вещания — уполномоченными на то комиссиями при местных органах государственной власти.

Уступка лицензии па вешание другому лицу допускается только с согласия органа, ее выдавшего, с соответствующим переоформлением лицензии.

Размеры и порядок взимания платы за лицензию на вещание, а также за переоформление лицензии, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Статья 32. Лицензионные условия

В лицензии должны быть установлены:

1)    максимальное суммарное время вещания выделяемое для одной редакции, поставляющей непосредственно либо через дочерние организации:

а)    радио-, теле-, видеопрограммы;

б)    радио-, теле-, видеопродукцию иностранного происхождения;

в)    рекламные сообщения и материалы;

2)    минимальное суммарное время вещания выделяемое для:

а)    радио-, теле-, видеопрограмм Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании;

б)    радио-, теле-, видеопрограмм, учрежденных политическими партиями, профессиональными союзами, религиозными организациями, иными общественными объединениями;

в)    образовательных и культурно-просветительских программ, а также специализированных программ для инвалидов;

г)    программ на языках народов, проживающи на территории, на которую осуществляет вещание держатель лицензии;

3)    условия распространения сообщений и материалов органов государственной власти и управления, а также предвыборных радио-, теле-, видеопрограмм;

4)    полоса частот (канал вещания) и другие технические условия вещания;

5)    размер и порядок взимания платы за лицензию и ее переоформление.

В лицензию могут включаться также иные, не противоречащие законодательству условия.

Статья 33. Аннулирование лицензии

Лицензия аннулируется только в случаях:

1)    если она была получена обманным путем;

2)    если неоднократно нарушались лицензионные условия либо предусмотренные настоящим Законом правила распространения радио- и телепрограмм, по поводу чего делались письменные предупреждения;

3)    если вещание не начато по истечении шести месяцев со дня выдачи лицензии;

4)    если держатель лицензии не осуществляет вещание более шести месяцев;

5)    если Федеральной комиссией по массовым коммуникациям установлен факт скрытой уступки лицензии.

Аннулирование лицензии производится решением выдавшего ее органа либо Федеральной комиссией по массовым коммуникациям.

Решение Федеральной комиссии по массовым коммуникациям об аннулировании лицензии является окончательным.

При аннулировании лицензии плата за лицензию возврату не подлежит.

Статья 34. Искусственные помехи

Создание искусственных помех, препятствующих уверенному приему радио-, телепрограмм, т. е. распространению радио-, теле- и иных технических сигналов в полосе частот, на которых осуществляется вещание по лицензии, влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Индустриальные помехи, т. е. искусственные помехи, возникающие при эксплуатации технических устройств в процессе хозяйственной деятельности, подлежат устранению за счет организаций и лиц, в собственности (ведении) которых находятся источники этих помех.

Статья 35. Хранение материалов радио- и телепередач

В целях обеспечения доказательств, имеющих значение для правильного разрешения споров, редакция радио-, телепрограммы обязана:

сохранять материалы собственных передач, вышедших в эфир в записи; фиксировать в регистрационном журнале собственные передачи, вышедшие в эфир без предварительной записи, а равно передачи, полученные редакцией от третьих лиц.

В регистрационном журнале указываются дата и время выхода в эфир, тема передачи, ее автор и ведущий.

Сроки хранения не могут быть меньше одного года:

для материалов передач — со дня выхода в эфир;

для регистрационного журнала — с даты последней записи в нем.

Статья 36. Обязательные сообщения

Редакция обязана опубликовать бесплатно и в указанный срок: вступившее в законную силу решение суда, содержащее предписание об опубликовании такого решения через данное средство массовой информации;

поступившее от органа, зарегистрировавшего данное средство массовой информации, сообщение, касающееся деятельности редакции.

Статья 37. Распространение сообщений в период избирательных кампаний

Редакция средства массовой информации помещает носящие характер предвыборной агитации материалы и сообщения о кандидатах на выборные должности и их программах, соблюдая нейтральность по отношению к кандидатам и предоставляя им равные возможности.

Если редакция средства массовой информации предоставила одному из кандидатов на выборную должность место на полосе или время в эфире, то она не вправе отказать другому кандидату на ту же должность в выступлении на тех же условиях. Такие материалы и сообщения должны быть распространены в следующие сроки:

1)    в газете - в течение 48 часов со дня получения текста;

2)    в иных периодических печатных изданиях — в ближайшем подготавливаемом номере;

3)    по радио и телевидению — в ближайшей аналогичной передаче, но не позднее 7 дней со дня получения такого требования.

Материалы и сообщения, носящие характер предвыборной агитации, не должны превышать 25 процентов объема выпуска периодичного печатного издания, либо радио-, теле-, видео-, кинохроникальной программы, за исключением специализированных предвыборных средств массовой информации.

Правила настоящей статьи не распространяются на средства массовой информации, учрежденные политическими партиями, объединениями избирателей, самими кандидатами на выборную должность без других соучредителей.

Законодательством о выборах могут быть установлены иные правила распространения материалов и сообщений в период избирательных кампаний.

Статья 38. Распространение рекламы

В периодических печатных изданиях реклама не должна превышать 30 процентов всех сообщений и материалов, за исключением специализированных рекламных изданий. Для радио-, теле-, видео- и кинохроникальных программ реклама не должна превышать 10 минут в час.

Распространение рекламы регулируется законодательством Российской Федерации.

Редакция не вправе взимать плату за помещение рекламы под видом информационного, редакционного или авторского материала.

Статья 39. Эротические издания

Распространение выпусков специализированных радио-, теле-, видео-, кинохроникальных программ эротического характера допускается только после 23 часов по местному времени, если иное не установлено местными органами государственной власти.

Розничная продажа продукции средств массовой информации, специализирующихся на материалах и сообщениях эротического характера, не допускается в радиусе ближе 1000 метров от школ, детских учреждений, мест игр и отдыха детей, а также молитвенных зданий, свободно доступных мест богослужений или религиозных собраний, мест, почитаемых в той или иной религии (мест паломничества).

Если в отдельных номерах (выпусках) продукции средства массовой информации, не специализирующегося на материалах и сообщениях эротического характера, содержатся такие материалы и сообщения, то их розничная продажа производится по правилам настоящей статьи.

Глава IV. ОТНОШЕНИЯ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ С ГРАЖДАНАМИ И ОРГАНИЗАЦИЯМИ

Статья 40. Право на получение информации

Граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц.

Государственные органы и организации, общественные объединения, их должностные лица обязаны регулярно предоставлять сведения о своей деятельности средствам массовой информации путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов, а также в иных формах.

Статья 41. Запрос информации

Редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции.

Статья 42. Отказ и отсрочка в предоставлении информации

Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Уведомление об отказе вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1)причины,    по которым запрашиваемая информация не может быть отделена от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну;

2)должностное    лицо, отказывающее в информации;

3)дата    принятия решения об отказе.

Отсрочка в предоставлении запрашиваемой информации допустима, если требуемые сведения не могут быть представлены в трехдневный срок. Уведомление об отсрочке вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1)причины,    по которым запрашиваемая информация не может быть представлена в трехдневный срок;

2)    дата, к которой будет представлена запрашиваемая информация;

3)    должностное лицо, установившее отсрочку,

4)    дата принятия решения об отсрочке.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином под условием сохранения ее в тайне.

Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения под условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом.

Статья 44. Авторские произведения и письма

Редакция обязала соблюдать права на используемые произведения, включая авторские права, издательские права, иные права на интеллектуальную собственность. Автор либо иное лицо, обладающее правами на произведение, может особо оговорить условия и характер использования предоставляемого редакцией произведения.

Письмо, адресованное в редакцию, может был использовано в сообщениях и материалах данного средства массовой информации, если при этом не искажается смысл письма и не нарушаются положения настоящего Закона. Редакция не обязана отвечать на письма граждан и пересылать эти письма органам, организациям и должностным лицам, в чью компетенцию входит их рассмотрение.

Никто не вправе обязать редакцию опубликовать отклоненное ею произведение, письмо, другой материал или сообщение, если иное не предусмотрено законом.

Статья 45. Право на опровержение

Гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Таким правом обладают также законные представители гражданина, если сам гражданин не имеет возможности потребовать опровержения.

Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации.

Если гражданин или организация представили текст опровержения, то распространению подлежит данный текст при условии его соответствия требованиям настоящего Закона. Редакция радио-, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину или представителю организации, потребовавшим этого, возможность зачитать собственный текст и передать его в записи.

В опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.

Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение (материал). По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что опровергаемое сообщение (материал).

Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения (материала). Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Опровержение должно последовать:

1)    в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, — в течение месяца со дня получения требования об опровержении или его текста;

2)    в иных средствах массовой информации — в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованного гражданина (организацию) о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа.

Статья 47. Основания отказа в опровержении

В опровержении должно быть отказано, если данное требование либо представленный текст опровержения:

1)    является злоупотреблением свободой массовой информации в смысле части первой статьи 4 настоящего Закона;

2)    противоречит вступившему в законную силу решению суда;

3)    является анонимным.

В опровержении может быть отказано:

1)    если опровергаются сведения, которые уже опровергнуты в данном средстве массовой информации;

2)    если требование об опровержении либо представленный текст его поступили в редакцию по истечении одного года со дня распространения опровергаемых сведений в данном средстве массовой информации.

Отказ в опровержении либо нарушение установленного настоящим Законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд в соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Гражданин или организация, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации.

Относительно ответа и отказа в таковом применяются правила статей 45—47 настоящего Закона.

Ответ на ответ помещается не ранее чем в следующем выпуске средства массовой информации. Данное правило не распространяется на редакционные комментарии.

Глава V. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ЖУРНАЛИСТА

Статья 49. Права журналиста

Журналист имеет право:

1)    искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

2)    беспрепятственно посещать государственные органы и организации, органы общественных объединений, предприятия и учреждения либо их пресс-службы;

3)    быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации;

4)    получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;

5)    копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения правил части первой статьи 43 настоящего Закона;

6)    производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотрен ных законом;

7)    беспрепятственно посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях;

8)    проверять достоверность сообщаемой ему информации;

9)    излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью;

10)    отказаться от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям;

11)    снять свою подпись под сообщением или материалом, содержание которого, по его мнению, было искажено в процессе редакционной подготовки, либо запретить или иным образом оговорить условия и характер использования данного сообщения (материала) по правилам части первой статьи 44 настоящего Закона;

12)    распространять в средствах массовой информации подготовленные им сообщения и материалы за своей подписью, под псевдонимом или

без подписи.

Журналист пользуется также иными правами, предоставленными ему законодательством о средствах массовой информации.

Статья 50. Аккредитация

Редакция имеет право подать заявку в государственный орган, организацию, орган общественного объединения на аккредитацию при них своих журналистов.

Государственный орган, организация, орган общественного объединения аккредитует заявленных журналистов при условии соблюдения редакцией установленных этим органом или организацией правил аккредитации.

Аккредитовавшие журналистов органы, организации обязаны предварительно извещать их о заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, обеспечивать стенограммами, протоколами и иными документами, создавать благоприятные условия для производства записи.

Аккредитованный журналист имеет право присутствовать на заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, проводимых аккредитовавшими его органами и организациями, за исключением случаев, когда принято решение о проведении закрытого мероприятия.

Журналист может быть лишен аккредитации, если им или редакцией нарушены установленные правила аккредитации либо распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство органа или организации, аккредитовавших журналиста, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда. Аккредитация собственных корреспондентов редакцией средств массовой информации осуществляется по правилам настоящей статьи.

Статья 51. Обязанности журналиста

Журналист обязан:

1)    соблюдать устав редакции, с которой он состоит в трудовых отношениях;

2)    проверять достоверность сообщаемой им информации;

3)    удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые;

4)    сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника;

5)    получать согласие, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов, на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей;

6)    при получении информации от граждан и должностных лиц ставить их в известность о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки;

7)    ставить в известность главного редактора (редактора) о возможных исках и предъявлении иных предусмотренных законом требований в связи с распространением подготовленного им сообщения или материала;

8)    отказаться от данного ему главным редактором (редактором) или редакцией задания, если оно либо его выполнение связано с нарушением закона;

9)    предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и правомочия журналиста;

10)    уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Журналист несет также иные обязанности, установленные законодательством о средствах массовой информации.

Государство гарантирует журналисту в связи с осуществлением им профессиональной деятельности защиту его чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества как лицу, выполняющему общественный долг.

Статья 52. Скрытая запись

Распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, допускается:

1)    если это не унижает чести и достоинства граждан и должностных лиц, ставших объектами записи, и если вклад гражданина в подготовку сообщения или материала был оплачен редакцией по нормам вознаграждения для нештатных авторов;

2)    если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц;

3)    если демонстрация записи производится по решению суда.

Статья 53. Недопустимость злоупотребления правами журналиста

Не допускается использование установленных законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся средством массовой информации.

Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства.

Статья 54. Специальный статус

Профессиональный статус журналиста, установленный настоящим Законом, распространяется:

на штатных сотрудников редакций, занимающихся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для многотиражных газет и других средств массовой информации, продукция которых распространяется исключительно в пределах одного предприятия (объединения), организации, учреждения;

на авторов, не связанных с редакцией средства массовой информации трудовыми или иными договорными отношениями, но признаваемых ею своими нештатными авторами или корреспондентами, при выполнении ими поручений редакции.

Глава VI. МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Статья 55. Межгосударственные договоры и соглашения

Межгосударственное сотрудничество в области массовой информации осуществляется на основе договоров, заключенных Российской Федерацией.

Редакции, профессиональные объединения журналистов участвуют в международном сотрудничестве в области массовой информации на основе соглашений с гражданами и организациями других государств, а также международными организациями.

Статья 56. Распространение зарубежной информации

Для распространения продукции зарубежного средства массовой информации, то есть не зарегистрированного в Российской Федерации и имеющего место постоянного пребывания учредителя или редакции вне ее пределов, а равно финансируемого иностранными государствами, организациями или гражданами, необходимо получить разрешение Министерства печати и массовой информации республики, если порядок распространения не установлен межгосударственным договором.

Гражданам Российской Федерации гарантируется беспрепятственный доступ к сообщениям и материалам зарубежных средств массовой информации. Ограничение приема программ непосредственного телевизионного вещания допускается не иначе как в случаях, предусмотренных межгосударственными договорами.

Статья 57. Зарубежные корреспонденты

Представительства зарубежных средств массовой информации в Российской Федерации создаются с разрешения Министерства печати и массовой информации республики, если иное не предусмотрено межгосударственным договором.

Зарубежные представительства средств массовой информации, зарегистрированных в Российской Федерации, создаются в порядке, предусмотренном законодательными актами республики и страны пребывания, если иное не предусмотрено межгосударственным договором.

Аккредитация зарубежных корреспондентов в Российской Федерации производится Министерством иностранных дел республики совместно с Министерством печати и массовой информации республики по правилам статьи 50 настоящего Закона.

Зарубежные корреспонденты, не аккредитованные в Российской Федерации в установленном порядке, пользуются правами и несут обязанности как представители иностранного юридического лица.

От обязательной аккредитации для осуществления профессиональной деятельности в Российской Федерации освобождаются:

зарубежные корреспонденты, аккредитованные в Союзе ССР или в суверенных государствах, входящих в его состав;

корреспонденты средств массовой информации, зарегистрированных государственными органами Союза ССР или суверенных государств, входящих в его состав.

На корреспондентов, аккредитованных в Российской Федерации, вне зависимости от их гражданства распространяется профессиональный статус журналиста, установленный настоящим Законом. Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения в отношении корреспондентов средств массовой информации тех государств, в которых имеются специальные ограничения для осуществления профессиональной деятельности журналистов средств массовой информации, зарегистрированных в республике или государственными органами Союза ССР.

Зарубежные корреспонденты средств массовой информации, зарегистрированных в Российской Федерации, вне зависимости от их гражданства обладают установленными настоящим Законом правами и обязанностями журналиста постольку, поскольку это не противоречит законодательству страны пребывания.

Глава VII. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Статья 58. Возложение ответственности

Учредители, редакции, издатели, распространители, государственные органы, организации и общественные объединения, должностные лица, журналисты, авторы распространенных сообщений и материалов несут ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации.

Статья 59. Освобождение от ответственности

Редакция, главный редактор (редактор), журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство граждан и организации, ущемляющих права и законные интересы граждан либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

1)    если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2)    если они получены от информационных агентств;

3)    если они содержатся в ответе на запрос информации;

4)    если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;

5)    если они содержатся в выступлениях кандидатов на выборные должности, которым редакция обязана была предоставить место на полосе или время в эфире по правилам статьи 37 настоящего Закона;

6)    если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом;

7)    если они являются дословным воспроизведением сообщений (материалов) или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и должно нести ответственность за данное нарушение законодательства о средствах массовой информации;

8)    если они повлекли разглашение сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, однако сами эти сведения не были добыты журналистом преступным путем.

Статья 60. Ответственность за ущемление свободы массовой информации

Ущемление свободы массовой информации, то есть воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны должностных лиц государственных органов и организаций, общественных объединений законной деятельности учредителей, редакций, издателей и распространителей продукции средства массовой информации, а также журналистов, в том числе посредством:

1)    осуществления цензуры;

2)    вмешательства в деятельность и нарушения профессиональной самостоятельности редакции;

3)    незаконного прекращения либо приостановления (временного прекращения) деятельности средства массовой информации;

4)    нарушения права редакции на запрос и получение информации;

5)    незаконного изъятия, а равно уничтожения тиража или его части;

6)    принуждения журналиста к распространению или отказу от распространения информации;

7)    установления ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;

8)    нарушения прав журналиста, установленных настоящим Законом, —

влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную

ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Обнаружение органов, организаций или учреждений, в задачи либо функции которых входит осуществление цензурой массовой информации, —

влечет немедленное прекращение их финансирования и ликвидацию в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Статья 61. Ответственность за злоупотребление свободой массовой информации

Злоупотребление свободой массовой информации, выразившееся в нарушении требований частей первой и третьей статьи 4 настоящего Закона,—

влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Монополизация средств массовой информации, выразившаяся в нарушении требований части второй статьи 4, части второй статьи 7 или части третьей статьи 28 настоящего Закона, —

влечет разделение образовавшейся монополии соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации.

Злоупотребление правами журналиста, выразившееся в нарушении требований статей 52 и 53 настоящего Закона, либо несоблюдение обязанностей журналиста, —

влечет уголовную или дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 62. Ответственность за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации

Нарушение законодательства о средствах массо вой информации, выразившееся в:

1)    учреждении средства массовой информацш через подставное лицо, получении свидетельства о регистрации либо лицензии на вещание обманным путем, скрытой уступке лицензии, уклонении от уплаты потиражного налога, повышенного регистрационного сбора или неправомерном получении льгот, установленных для специализированных средств массовой информации;

2)    незаконном изготовлении продукции средства массовой информации без его регистрации или после решения о прекращении его деятельности, уклонении от перерегистрации, а также предъявлении при регистрации не предусмотренных настоящим Законом требований;

3)    воспрепятствовании осуществляемому на законном основании распространению продукции средства массовой информации, установлении незаконных ограничений на розничную продажу тиража периодического печатного издания;

4)    незаконном распространении продукции средства массовой информации без его регистрации или после решения о прекращении его деятельности либо без разрешения на выход в свет, в незаконном коммерческом распространении, осуществлении вещания без лицензии либо с нарушением лицензионных условий;

5)    нарушении правил распространения обязательных сообщений, рекламы, эротических изданий и программ, а также материалов и сообщений, носящих характер предвыборной агитации;

6)    нарушении порядка объявления выходных данных, представления обязательных экземпляров, хранения материалов теле- и радиопередач;

7)    создании искусственных помех, препятствующих уверенному приему радио- и телепрограмм, —

влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 63. Порядок обжалования

В соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством Российской Федерации могут быть обжалованы в суд:

1)    отказ в регистрации средства массовой информации, нарушение регистрирующим органом порядка и сроков регистрации, иные неправомерные действия регистрирующего органа;

2)    отказ и отсрочка в предоставлении запрашиваемой информации либо несоблюдение должностными лицами, работниками пресс-служб государственных органов и организаций, общественных объединений требований статьи 42 настоящего Закона;

3)    отказ в аккредитации, лишение аккредитации, а равно нарушение прав аккредитованного журналиста.

Если суд признает обжалуемое решение или действие (бездействие) неправомерным, он выносит решение об обоснованности жалобы, обязанности устранить допущенное нарушение и возместить убытки, понесенные учредителем и (или) редакцией, включая неполученные доходы.

* * *

Принятие закона Российской Федерации о средствах массовой информации потребует внести следующие изменения и дополнения в действующее законодательство республики.

Дополнения в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях:

статья «Ущемление свободы массовой информации»; статья «Злоупотребление свободой массовой информации»; статья «Нарушение порядка учреждения и регистрации средства массовой информации»;

статья «Воспрепятствование распространению продукции средства массовой информации»;

статья «Нарушение правил распространения обязательных сообщений»; в статью 1711 «Нарушение порядка изготовления и распространения продукции средства массовой информации» включить часть третью об ответственности за незаконное коммерческое распространение;

статью 137 изложить в следующей редакции: «Изготовление и использование радиопередающих устройств без лицензии на вещание либо с нарушением лицензионных условий...»;

статью 138 «Нарушение правил приобретения, установки, строительства и эксплуатации радиоэлектронных средств» дополнить третьей частью об ответственности за создание искусственных помех.

Дополнение в Уголовный кодекс РСФСР:

статья «Посягательства на свободу массовой информации».

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ.

НИ РАЗУ НЕ ОТКЛОНЕННЫЙ, НО ДВАЖДЫ ПРИНЯТЫЙ

Внесение законопроекта
(файл - план)

Комментарий к документу.

Обращают на себя внимание следующие факты. Во-первых, в Плане отсутствует проект закона о СМИ, что естественно, т.к. к тому моменту он уже был внесен в парламент. Во-вторых, из перечисленных в Плане десяти законопроектов ни один не был доведен до конца. Принятые впоследствии федеральные законы «О политических партиях», «Об общественных объединениях», «О рекламе» и др. готовились совершенно другими рабочими группами и в соответствии с иными концепциями. К сожалению, тексты большинства законопроектов, подготовленных в рамках Комитета Верховного Совета РСФСР по средствам массовой информации, связям с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучению общественного мнения, сгорели во время пожара в здании парламента 4 октября 1993 года.

(файл - post)

Комментарий к документу.

Проект закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» был внесен в парламент Комитетом Верховного Совета РСФСР по средствам массовой информации, связям с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучению общественного мнения. К сожалению, никаких документов, относящихся к работе над проектом в рамках парламентского Комитета не сохранилось ввиду пожара в здании Верховного Совета Российской Федерации 4 октября 1993 г.

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

к проекту закона РСФСР "О средствах массовой информации"

1.    Необходимость закона

1.1.    За время действия (с 1 августа 1990 г.) Закона СССР "О печати и других средствах массовой информации" выявились пробелы в правовом регулировании, а также просчеты, которые необходимо учитывать и исправлять.

1.2.    Закон СССР о печати имел основной целью провозглашение свободы печати и введение основных гарантирующих ее механизмов. Предлагаемый закон направлен на обеспечение технологии свободы массовой информации.

2.    Задачи Закона

2.1.    Создание правовых гарантий для всех элементов свободы массовой информации: поиск, получение, производство, распространение, а также учреждение средств массовой информации (СМИ), владение, пользование и распоряжение ими.

2.2.    Детальное регулирование деятельности прессы, основанное на презумпции свободы печати.

2.3.    Предотвращение злоупотребления свободой массовой информации.

3.    Место в системе законодательства

3.1.    Закон не будет входить в концептуальное противоречие с Законом СССР "О печати и других средствах массовой информации".

3.2.    Закон опирается на недавние изменения в республиканском законодательстве и предполагает внесение новых изменений и дополнений.

3.3.    Предполагается, что в соответствии с Законом издаются акты законодательства по специальным вопросам деятельности отдельных видов СМИ.

3.4.    Если межгосударственным договором с участием РСФСР предусмотрены для организации и деятельности СМИ иные правила, чем установленные предлагаемым Законом, применяются правила межгосударственного договора.

4.    КонцепцияЗакона

4.1.    Свобода массовой информации не подлежит ограничениям, за исключением предусмотренных предлагаемым Законом.

4.2.    В той мере, в какой это возможно, Закон становится актом прямого действия.

5.    Основные положения

5.1.    Четкое описание порядка учреждения, регистрации, прекращения и приостановления деятельности СМИ.

5.2.    Правовой статус учредителя, редакции, издателя, нацеленный на согласование их интересов.

5.3.    Порядок распространения массовой информации. Для радио и телевещания введено лицензирование. Имеется в виду, что детализация будет проведена в Законе о телерадиовещании. Концепции обоих проектов согласованы.

5.4.    Отношения СМИ с организациями и гражданами: право на информацию, опровержение и ответ.

5.5.    Права и обязанности журналиста.

5.6.    Межгосударственное сотрудничество в области массовой информации.

5.7.    Ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации.

***

Проект разработан авторским коллективом в составе:

Батурин Ю.М., к.ю.н., старший научный сотрудник Института государства и права АН СССР.

Федотов М.А., д.ю.н., заместитель министра печати и информации РСФСР.

Энтин В.Л., к.ю.н., старший научный сотрудник Института государства и права АН СССР.

В подготовке проекта принимали участие:

Григорян Л.Л., к.ю.н., старший преподаватель кафедры государства и права Московского юридического института.

Еремин И.Ю., народный депутат РСФСР, председатель подкомитета Комитета ВС РСФСР по средствам массовой информации, связям с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучению общественного мнения.

СТЕНОГРАММА

заседания Совета Республики Верховного Совета РСФСР

27 ноября 1991 года

Председательствует председатель Совета Республики Верховного Совета РСФСР Н. Т.Рябов.

Председательствующий. Итак, приступаем к рассмотрению первого вопроса — о проекте Закона РСФСР "О средствах массовой информации". Слово предоставляется народному депутату Еремину Игорю Юрьевичу. Пожалуйста, Игорь Юрьевич. Сколько времени Вам понадобится?

Еремин И.Ю., Устиновский территориальный избирательный округ, Удмуртская Республика, член Верховного Совета РСФСР.

Николай Тимофеевич, наш комитет, когда рассматривал окончательный текст законопроекта, предложил мне выступить с кратким вступительным словом, а затем предоставить слово одному из авторов законопроекта, заместителю министра печати и массовой информации РСФСР Федотову Михаилу Александровичу.

Председательствующий. Я полагаю, уважаемые коллеги, что правильная практика, когда представлять закон по существу будет представитель исполнительной власти. Нет возражений?

Еремин И.Ю. Представитель исполнительной власти и один из авторов законопроекта.

Председательствующий. Нет возражений? Пожалуйста .

Еремин И.Ю. Уважаемый председатель, уважаемые коллеги, я полагаю, что нет нужды подробно аргументировать необходимость принятия данного закона, который призван стать одним из важнейших элементов целостной конструкции правового государства.

Нет нужды также говорить о том, какая огромная роль сегодня принадлежит средствам массовой информации в формировании общественного мнения. Я думаю, что каждый из нас за время выполнения депутатских полномочий так или иначе имел отношение с прессой, и думаю также, что многим в процессе этих отношений приходила в голову мысль о необходимости более четкого, более подробного регулирования правовых отношений в сфере массовой информации. Именно такую попытку и предпринимает предлагаемый вам законопроект.

Прошло более года с введения в действие союзного аналога закона СССР о печати и других средствах массовой информации. При всех его очевидных недостатках он, безусловно, сыграл очень важную и позитивную роль в становлении так называемой четвертой власти, впервые провозгласив принцип свободы слова, свободы печати, и в этом смысле, я думаю, мы должны отдать дань уважения нашим союзным коллегам.

Однако действующий ныне закон во многих своих частях есть по сути дела декларация. Необходим акт иного рода. Я бы сказал, акт более технологичный, подробно описывающий всю процедуру, все элементы функционирования средств массовой информации и взаимоотношений с гражданином и государством.

Можно сказать так, что данный законопроект есть своего рода продукт осмысления существующей, сложившейся практики правового регулирования в сфере массовой информации. Он составлен с учетом всех правовых коллизий, всех нюансов, так или иначе имевших место на протяжении последнего года.

Чем характерен данный законопроект? Во-первых, он очень четко, детально, подробно определяет статус всех субъектов средств массовой информации, т.е. учредителей, редакций, издателей, распространителя. Очень четко очерчен характер и порядок отношений средств массовой информации с гражданами и организациями. Оговорена ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации. Я хочу обратить ваше внимание, что речь идет как об ответственности за ущемление свободы средств массовой информации, так и за злоупотребление ею.

Вводятся такие новые понятия, которых в союзном законе нет. Новые понятия процедуры. Опять-таки они подсказаны жизнью: приостановление деятельности средств массовой информации, их перерегистрация, уведомление, рецензирование и тому подобное. То есть вообще концепция законопроекта направлена на установление некоего баланса интересов как средств массовой информации, так и других субъектов, граждан и государственных органов. Авторы законопроекта постарались, насколько это возможно, сделать закон актом прямого действия.

Завершая свое выступление, должен сказать, что настоящий законопроект есть только одна часть из блока законов, который требуется принять для создания целостного, исчерпывающего механизма правового регулирования информационных отношений. Я имею в виду прежде всего законы о теле- и радиовещании, закон об издательском праве, закон об авторском праве, закон о государственных тайнах и, может быть, ряд других актов. Могу вам доложить, что работа над первыми двумя законопроектами находится в стадии, близкой к завершению.

В заключение я хочу с этой трибуны назвать авторов законопроекта, его статус нами определен как инициативный авторский проект. В конце пояснительной записки вы можете посмотреть состав разработчиков: Юрий Михайлович Батурин, старший научный сотрудник Института государства и права Академии наук СССР; Михаил Александрович Федотов, заместитель министра печати и массовой информации России; Владимир Львович Энтин, старший научный сотрудник Института государства и права АН СССР. Очень большой вклад в разработку законопроекта внес Леон Леонович Григорян, старший преподаватель кафедры государства и права Московского юридического института.

Теперь с вашего позволения уступаю место на этой трибуне одному из авторов законопроекта доктору юридических наук, профессору Федотову Михаилу Александровичу.

Председательствующий. Итак, слово о проекте Закона " О средствах массовой информации" предоставляется заместителю министра печати и массовой информации РСФСР Федотову Михаилу Александровичу.

Федотов М.А. Уважаемые народные депутаты, на ваше рассмотрение выносится проект закона, который может стать одним из краеугольных камней молодой российской демократии. Он призван обеспечить формирование в России подлинно независимой и ответственной прессы, той самой четвертой власти, о которой мы много говорим в последнее время, власти общественного мнения, общественного самопознания, общественного самоврачевания.

Социально-политический аспект концепции законопроекта может быть сведен к следующим основным положениям.

Первое. Печать и другие средства массовой информации свободны. Они свободны от цензуры, подменяющей ответственность журналистов произволом чиновников. Они свободны от административного произвола в процессе обретения легитивности новыми газетами, журналами, телерадиопрограммами. Они свободны от государственного вмешательства в их деятельность постольку, поскольку эта деятельность не противоречит закону, не превращается в злоупотребления свободой массовой информации, не ущемляет права и законные интересы граждан и организаций.

Второе. Печать и другие средства массовой информации ответственны. Они ответственны перед обществом за достоверность сообщаемой ими информации. Они ответственны перед государством за соблюдение законов. Они ответственны перед теми, кто становится объектом их внимания, за уважение прав и законных интересов личности.

Третье. Информация свободна. Свобода информации предусмотрена международными соглашениями.

Провозгласив свое стремление к открытому обществу, мы тем самым встали перед необходимостью открыть доступ средствам массовой информации ко всем "порам" нашего общественного организма. Разумеется, отсюда не следует, что мы отказываемся от защиты государственных секретов, тайны следствия, врачебной тайны, тайны личной жизни и так далее. Но граждане имеют полное право знать, что творится в их стране.

Четвертое. В профессии журналиста есть особая форма публичной службы. Пресса находится на службе у своих читателей, зрителей, слушателей, являясь их ушами и глазами. Именно поэтому журналист наделяется в законопроекте достаточно широкими правами. Не привилегиями, а именно профессиональными правами, как врач или как пилот самолета.

Одновременно на него возлагаются столь широкие обязанности, неисполнение которых равно, как и злоупотребление правами журналиста, рассматривается законопроектом'как деликт и влечет ответственность.

И несколько слов о социально-культурном аспекте законопроекта.

Предусматривается установить льготный правовой режим для тех средств массовой информации, продукция которых предназначена для детей, подростков, инвалидов, а также имеет образовательное или культурнопросветительское значение, либо выпускается на языках национальных меньшинств.

В то же время ужесточенный правовой режим устанавливается для сугубо коммерческих средств массовой информации, специализирующихся на рекламе и эротике. Не запреты, а именно спокойные и рассудительные экономические меры должны стать, на мой взгляд, тем волноломом, который сможет остановить вал эротики, грозящий захлестнуть нашу культуру.

Далее. Россия провозгласила свободу информации совсем не для того, чтобы превратиться в информационную колонию. Именно поэтому мы, как и всякая уважающая себя страна должны позаботиться о защите нашей культуры от экспансии зарубежной культуры. Сейчас практически все страны мира идут по этому пути. Поэтому в законопроекте предусмотрен механизм лицензирования теле- и радиовещания, установления радиолимитов на трансляцию иностранной видеопродукции, иначе в скором времени мы просто разучимся говорить на родном языке.

Еще один момент, относящийся к социокультурному аспекту. Это очень важный момент. Дело заключается в том, что законопроект нацелен на формирование культуры свободы печати, той культуры, которая, к сожалению, у нас сегодня отсутствует. Полтора года назад принятием союзного закона о печати и других средствах массовой информации мы создали правовую базу для свободы печати, но, к сожалению, культуры свободы печати за это время мы еще создать не сумели. И вот законопроект нацелен на формирование именно такой культуры свободы печати. Речь идет о культуре критики, полемики, скрытой съемки, о чувстве меры, о чувстве ответственности, об уважении к сфере частной жизни.

Поэтому закон должен стать не только нормативным актом, но и учебным пособием для журналистов. И плохо выученный урок должен иметь возможность обернуться судебным преследованием, административными санкциями, материальными убытками. Тогда уроки воспринимаются лучше, и знания становятся более устойчивыми.

Взрастив культуру свободы печати, мы сможем с уверенностью сказать, что задача предлагаемого закона выполнена, и он может уйти в историю, ибо его место займут обычай, традиция, этика, культура.

Несколько слов о социально-экономическом аспекте законопроекта. При его создании мы исходили из того бедственного положения, в котором находится наша экономика. И хотя спасение прессы является крайне важной социокультурной задачей, однако нищий может помочь нищему только советом. Именно поэтому в законопроекте предусматривается, что государство предоставляет средствам массовой информации экономическую свободу. И в частности, устанавливается, что редакции могут быть организованы в качестве самостоятельно хозяйствующих субъектов. Причем на период становления они освобождаются от платежей в бюджет.

И еще я хотел бы сказать о том, что во всем мире средства массовой информации в значительной степени живут за счет рекламы. Но если своевременно не принять мер предосторожности, то скоро по телевидению мы будем с вами смотреть одни только рекламные ролики. Именно поэтому в законопроекте предусматривается установление максимальных пределов использования рекламы в прессе.

И последнее, что касается экономической стороны проблемы. Предлагаемый законопроект относится к категории так называемых дешевых законов, в том смысле, что его реализация не требует сколько-нибудь значительных бюджетных ассигнований. Напротив, принятие этого закона, введение его в действие даст в бюджет некоторый доход, хотя, конечно, в масштабах нашего бюджета он практически незначителен. Но тем не менее некоторый доход будет иметься за счет регистрационного, потиражного и лицензионного сборов.

Наконец, о правовом аспекте. Законопроект восполняет пробел системы российских нормативных актов о правах человека и одновременно закладывает фундамент целого блока законов информационно— интеллектуального цикла. Конечно, было бы логичнее начать с законов о свободе информации и об интеллектуальной собственности, но, к сожалению, они еще не готовы, а следом уже готовятся, уже идут законы об авторском праве, о телерадиовещании, об издательском деле, об архивах, о защите информации. И если все эти законы будут приняты парламентом, то мы будем иметь вполне самостоятельный, вполне законченный и внутренне непротиворечивый блок законодательства информационно— интеллектуального цикла.

Законопроект легко вписывается в существующую правовую систему. Он не ломает, не корежит ее, а лишь предполагает незначительные дополнения в существующий республиканский кодекс.

В теоретико-правовом плане законопроект, в отличие от ныне действующего союзного закона, исходит из принципов правового государства: все, что не запрещено, то разрешено. И это закреплено в статье 1 законопроекта.

В основном проект базируется на тех же принципах, что и союзный закон. Это неудивительно, поскольку авторский коллектив обоих законов один и тот же. Отсутствие противоречий достигается, прежде всего, за счет конкретизации положений союзного закона, восполнения его пробелов, устранения его органических коллизий. В свою очередь, отсутствие противоречий между российским и союзным законами предохраняет правоприменителя от ситуации "буриданова осла".

Важной чертой законопроекта является детальная регламентация прав, обязанностей и ответственности субъектов правоотношений. По сути дела, здесь дается технология свободы массовой информации. В отличие от союзного закона, который был проникнут духом демократического романтизма, данный проект является документом демократического реализма.

Будучи инструментом регулирования общественных отношений, предлагаемый закон определяет и тот институт, который станет последней инстанцией в разрешении всех споров. Такой инстанцией явится суд, который будет действовать по общим правилам судопроизводства. Думаю, что это также соответствует доктрине правового государства.

И последнее. Данный проект, который вы держите в руках, внесен по инициативе авторов и с начала лета по сегодняшний день собрал много откликов. По нему высказались комитеты и комиссии Верховного Совета. По нему высказались отдельные научные коллективы, редакции средств массовой информации, а также ученые из целого ряда зарубежных стран, в частности США, Канады, Франции, Федеративной Республики Германии, Дании и Норвегии. В результате учета всех внесенных замечаний родился тот проект, который вы сейчас держите в руках, и этим объясняется разночтение между текстом закона, внесенным комитетом по средствам массовой информации, и тем текстом, который помещен в этой брошюре.

Теперь я готов ответить на ваши вопросы.

Председательствующий. Пожалуйста, уважаемые коллеги, у кого есть вопросы? Давайте договоримся так: если вопросов будет много, ограничиться получасом. Нет возражений? Нет. Спасибо. Первый микрофон.

Мазаев В.Д., Дзержинский территориальный избирательный округ, Дагестанская ССР, член Верховного Совета РСФСР.

Уважаемый Михаил Александрович, Ваши проекты всегда приятно читать, смотреть, но и всегда возникают вопросы, связанные с применением этих законопроектов на практике. У меня к Вам два небольших вопроса.

Во-первых, в статье 7 "Учредитель" Вы записываете перечень учредителей. Могут быть учредителями общественные организации, объединения, граждане, за исключением тех, деятельность которых запрещена по закону. В то же время в статье 31 «Лицензия на вещание» запрещается принимать к рассмотрению заявки на лицензии, подаваемые непосредственно политическими партиями или через их филиалы, то есть, по сути дела, каким-то образом умаляются права объединений, организаций граждан на учредительство, что провозглашается в статье 7. Это первое.

И второй момент. Что такое федеральная комиссия по телерадиовещанию, которая будет лицензировать эти заявки на телерадиовещание? Какой статус этой комиссии? Потому что в этом законе он не просматривается. Спасибо.

Федотов М.А. Спасибо, Владимир Дмитриевич. Я сейчас отвечу на оба Ваши вопроса. Я понимаю, чем они вызваны, и сразу даю разъяснение. Здесь нет противоречия. Обратите внимание на то, что в статье 31 говорится, что от политических партий, профессиональных союзов, религиозных организаций и иных общественных объединений не принимаются заявки на получение лицензий на вещание. В то же время, если вы посмотрите статью 32, то в ней сказано, что в лицензии на вещание в качестве одного из обязательных условий может быть записано минимальное суммарное время, выделяемое для радио-, теле- и видеопрограмм, учрежденных политическими партиями, профессиональными союзами, религиозными организациями, иными общественными объединениями. То есть здесь делается разница, делается различие между средством массовой информации — телерадиопрограммой — и лицензией на вещание. Лицензия на вещание — это лицензия на право распространения продукции средства массовой информации.

Вы же не ставите вопрос в такой плоскости: почему политическим партиям не дано право создавать свою систему Союзпечати? Хотя они могут создавать, и здесь нет никаких проблем. У вас же не возникает этот вопрос. А лицензия на вещание. — это документ на право распространения продукции средства массовой информации, не более того. Поэтому здесь противоречия нет. И партии, и другие общественные организации имеют полное право создавать любые средства массовой информации, в том числе учреждать телерадиопрограммы. Это их полное право.

И последний довод в пользу предложенной здесь схемы состоит в том, что мы не должны монополизировать эфир через раздачу каналов участникам политического или трудового, или профессионального, или конфессионального конфликта, иначе у нас будет война в эфире. Сейчас же эта федеральная комиссия по телерадиовещанию будет выдавать лицензию на вещанию профессиональным вещаниям, которым должно быть абсолютно безразлично, какие средства массовой информации пользуются их каналом.

Более подробно этот вопрос должен определен, закреплен и урегулирован в законодательстве о теле-радиовещании. Проект такого закона уже готовится.

Что касается второго вопроса: комиссия по вещанию — статья 30. В последней части этой статьи, обратите внимание, порядок формирования и деятельности федеральных и региональных комиссий определяется законодательством РСФСР. Имеется в виду именно законодательство РСФСР по телерадиовещанию, проект которого готовится.

Указать конкретно законодательством РСФСР по телерадиовещанию — значит, послать правоприменителя в пустоту. Этого закона еще нет.

Мазаев В.Д. Федеральная комиссия будет подчиняться Министерству печати и информации или нет?

Федотов М.А. Нет. Здесь это не прописывается, поскольку указывается, что порядок ее формирования определяется другим законодательством. А при разработке проекта предполагалось, что это будет совершенно независимый, но государственный орган по тем моделям, которые существуют во многих странах мира, в частности в Соединенных Штатах Америки, Канаде, Федеративной Республике Германии, в Италии и так далее.

Председательствующий. Михаил Александрович, я бы попросил Вас дать возможность задать вопросы всем народным депутатам, которые изъявят желание это сделать. Время мы ограничили получасом, поэтому я прошу Вас концентрироваться в своих ответах. Второй микрофон.

Шашвиашвили И.А., Кисилевский территориальный избирательный округ, Кемеровская область, член Верховного Совета РСФСР.

Считаю, что закон, безусловно, важный, принимать его нужно. То, что мы будем тиражировать в средствах массовой информации, то и будет, наверное, влиять на сознание наших людей. В связи с этим, Михаил Александрович, у меня к Вам вот такой вопрос. В статье 4 законопроекта в последнем абзаце говорится: "Запрещается использование в теле- и видеопрограммах скрытых вставок, воздействующих исключительно на подсознание людей". Как это понимать? Пожалуйста, объясните.

Федотов М.А. По этому положению законопроекта, конечно, будут еще вопросы и у правоприменителей. Но именно поэтому, видимо, и надо будет это каждый раз объяснять. Постепенно это войдет в практику, в традицию. Речь идет о скрытых вставках, которые монтируются в видеопленку или кинопленку, в виде так называемого 25-го кадра. Этот дополнительный кадр может нести или рекламную информацию, или какую-то иную информацию, например, избирательного характера. Психологами уже доказано, что этот 25-й кадр человеческий глаз не улавливает. Но та информация, которая заложена в этом кадре, она влияет через подсознание человека на его поведение. Следовательно, допущение этих вставок будет означать возможность манипулирования, именно тайного манипулирования действиями и поведением людей. Сейчас в законодательстве целого ряда стран такая норма уже присутствует, сошлюсь на опыт Италии.

Председательствующий. Спасибо. Третий микрофон, пожалуйста.

Бубякин Д.С., Вилюйский территориальный избирательный округ, Якутская-Саха ССР, член Верховного Совета РСФСР.

Уважаемый Михаил Александрович, статья 51 о скрытой записи. Мы, журналисты, когда беседуем с тем или иным руководителем, вынимаем диктофоны, кладем на стол. Это сковывает их и не получается доверительной беседы. Поэтому мы иногда включенный диктофон держим в кармане, в книжке, в портфеле или в дипломате. Это будет считаться скрытой записью или нет?

Федотов М.А. Я понял Ваш вопрос. Статья 51 излагает мысль о распространении сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой записи. Дело вот в чем.

Если Вы из диктофона, который прятали в портфель, извлечете кассету и захотите передать запись в эфир, то есть распространить информацию, которую Вы записали скрыто, тогда Вы должны действовать в соответствии со статьей 51.

Бубякин Д.С. Нет, это для своей статьи.

Федотов М.А. А если Вы это записали просто для своего удобства и распространять эту запись не будете, то статья 51 никаких запретов не содержит. В то же время, уважаемые народные депутаты, я просто скажу как один из авторов кодекса журналистской этики, что на мой взгляд, скрытая запись не вполне этична в подобной ситуации, которую Вы описали. Если Вы ведете с человеком беседу, хотите эту беседу записать, так положите диктофон на стол.

Бубякин Д.С. И второй вопрос. В статье 58 в пункте 7 говорится: "если они повлекли разглашение сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, однако сами эти сведения не были добыты журналистом преступным путем". Что подразумевается под — "преступным путем"? Путем грабежа или как?

Федотов М.А. Ныне действующее уголовное законодательство Российской Федерации предусматривает ответственность за разглашение тайны только тех должностных лиц, которым эта тайна доверена по службе. Следовательно, журналист не попадает под какую-либо уголовную ответственность за разглашение тайны, если эта тайна не была ему доверена по службе или не была им добыта преступным путем. Например, проник в охраняемое помещение, вскрыл сейф и достал оттуда секретные материалы. Это уже соответствующая статья Уголовного кодекса.

Председательствующий. Спасибо. Четвертый микрофон, пожалуйста.

Исаков В.Б., Кировский территориальный избирательный округ, Свердловская область, член Верховного Совета РСФСР.

Мне хотелось бы сказать, во-первых, что законы такого плана, как этот, конечно, надо заранее раздавать или, если невозможно на предыдущем заседании, то раздавать в комиссии и комитеты, потому что обсуждать такой закон через 30 минут после того, как его в руки получил, — это неуважение к закону и к авторам этого закона.

У меня несколько вопросов. По статье 11, которая предусматривает обязанность перерегистрации издания, в том числе и при смене названия. У нас в практике в последнее время смена названий — достаточно распространенное явление, в частности, по той причине, что меняется имя города. Вот у меня: "Вечерний Свердловск" стал теперь "Вечерний Екатеринбург". Нужно ли в этом случае перерегистрировать издание, они просто вынуждены изменить название?

Федотов М.А. Да, Владимир Борисович, нужно, конечно, перерегистрировать, поскольку меняется название средства массовой информации. А название средства массовой информации — это, если хотите, его фирменное наименование. Мы с Вами прекрасно знаем законодательство 1927 года, положение о фирме, где фирменному наименованию придавалось очень большое значение. К сожалению, сегодня мы этот законодательный акт забыли, а, наверное, вспомнить его было бы как раз к месту. Поэтому изменение названия обязательно должно повлечь перерегистрацию средства массовой информации.

Исаков В.Б. На мой взгляд, нужно выделить случай, когда фирменное название приходится менять не по инициативе самой редакции.

Второй вопрос. Опять же практика показала, что одним из важнейших условий выпуска средств массовой информации является возможность получить бумагу. И Министерство печати и информации РСФСР в известной мере, скажем, использует этот рычаг для поддержки одних изданий и неподдержки других. Как Вы считаете, надо ли отразить в законе это условие свободы информации — возможность свободного получения важнейшего материального условия выпуска печатной продукции — бумаги?

Федотов М.А. Вы знаете, Владимир Борисович, дело заключается вот в чем. Во-первых, я подозреваю, что те возможности, которые имело Министерство печати и информации РСФСР по части распределения бумаги, уходит в далекое прошлое. Я подозреваю, что этого просто в 1992 году не будет. Что касается предложения о том, чтобы сказать о свободном распределении бумаги, о свободной торговле бумагой, то здесь, во-первых, есть норма статьи 1, которая говорит "На территории РСФСР изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации...". Может быть, сюда еще добавить "сырья и материалов"? Не подлежат ограничениям, за исключением тех, которые установлены законодательством о средствах массовой информации. Здесь у нас были предложения, которые касались недопустимости монополизации запасов бумаги, недопустимости монополизации теле- и радиоканалов и так далее. Но, к сожалению, мы пришли к выводу, что сегодня не готовы к созданию точно действующего механизма предотвращения монополизации.

Исаков В.Б. По статье 42, если позволите. Статья "Конфиденциальная информация" касается очень деликатного вопроса. Здесь говорится о том, что редакция должна сохранять в тайне источник информации, не вправе называть лицо и так далее, за исключением случаев, когда требование поступило из суда в связи с находящимся в его производстве дела. Здесь выпущено слово "уголовным делом", то есть подразумевается, что этот запрос может поступить и в связи с гражданским делом, то есть в связи с исковым производством суд может запросить такую информацию от органа печати.

Федотов М.А. Да, предполагается, что это может быть связано и с гражданским судопроизводством. В частности, по статье 7.

Исаков В.Б. Понятно. Здесь вы уровень гарантий, конечно, опускаете для редакции.

Федотов М.А. В известной степени.

Исаков В.Б. Допуская возможность запросить и по гражданскому делу такую конфиденциальную информацию.

Федотов М.А. Владимир Борисович, я сказал в своем выступлении, что мы стремились предотвратить правоприменителя (в данном случае судью) от ситуации "буриданова осла". Мы попадем именно в такое положение, если здесь ограничимся только уголовным делом, уголовным судопроизводством, поскольку в союзном законе предусмотрена возможность получения информации по запросу суда в связи с любым находящимся в судопроизводстве делом.

Исаков В.Б. Понятно. Вопрос по статье 56 "Зарубежные кррреспбнденты". Статья регулирует порядок открытия зарубежных представительств РСФСР. Практика буквально последних дней показала, что серьезным вопросом является открытие представительств российских газет за рубежом. В частности, Президиум Верховного Совета в связи с отсутствием валютных средств ликвидировал представительства ряда союзных газет, центральных, прежде всего, за рубежом. И недавним своим решением определил список таких представительств для российских газет. Как Вы считаете, поскольку практика родила такую проблему открытия зарубежных представительств, не надо ли ее урегулировать в законодательном порядке?

Федотов М.А. Владимир Борисович, думаю, что специального регулирования в законе не требуется. Объясню, почему. Дело заключается в том, что никакие (вот здесь я уже говорю не как один из авторов проекта, а как замминистра печати) зарубежные корпункты центральных газет правительством России не закрывались. Другое дело, что редакции, которые раньше имели возможность получать от государства дотации на содержание этих корпунктов, сейчас таких дотаций не получают. Я говорю о газете "Правда", о "Комсомольской правде", о других газетах. Сейчас эти газеты, как вы знаете, стали независимыми, негосударственными газетами. И естественно, что государство должно в первую очередь заботиться о тех изданиях, которые им выпускаются. А у Верховного Совета и у Правительства России есть такие издания — "Российская газета", "Россия", "Российские вести", "Федерация". Вот те издания, которые являются в определенном смысле правительственными.

Исаков В.Б. Здесь элемент "сынки и пасынки" появился. И последняя фраза...

Председательствующий. Прошу извинить, Владимир Борисович, достаточно. Вы получите возможность выступить в прениях. Пятый микрофон, пожалуйста.

Иванов С.Н., Октябрьский территориальный избирательный округ, Свердловская область, член Верховного Совета РСФСР.

Михаил Александрович, скажите, пожалуйста, в пункте 3.4 пояснительной записки вы пишете: "Если межгосударственным договором с участием РСФСР предусмотрены для организации и деятельности СМИ иные правила, чем установленные предлагаемым законом, применяются правила межгосударственного договора".

А если эти правила межгосударственного договора противоречат нашему внутреннему законодательству, нарушают наше внутреннее законодательство, нужно ли нам слепо применять этот межгосударственный договор на территории Российский Федерации? Очевидно, что такой международный договор, который противоречит внутреннему законодательству, должен ратифицироваться Верховным Советом Российской Федерации. После этого он должен действовать на территории. Если он нарушает наше законодательство, я знаю такой закон о порядке исполнения международного договора, (и Вы, наверное, знаете), там такие договоры подлежат ратификации. Это первый вопрос. Ваше мнение?

И второе. В статье 54 вы говорите о межгосударственных договорах и соглашениях. Включается ли в понятие "межгосударственный договор" понятие "межправительственное соглашение"? Здесь только речь идет о межгосударственных договорах. Но Вы знаете, что есть еще и межправительственные соглашения. Так вот возможно, что межправительственное соглашение заключено, и оно тоже противоречит нашему внутреннему законодательству. Как быть в этой ситуации?

Федотов М.А. Спасибо. Что касается первого вопроса. Конечно, речь может идти только (и это из закона очевидно) о тех международных договорах, которые были подписаны Российской Федерацией, которые признаются Российской Федерацией и которые ратифицированы в установленном порядке.

Иванов С.Н. Но ведь ратификации не все подлежит, Вы знаете — законы о порядке заключения, исполнения не все подлежат...

Федотов М.А. Совершенно правильно. Так вот, тот международный договор, который вступил в силу для Российской Федерации, как бы он ни был оформлен, должен быть оформлен в соответствии с действующим законодательством. Если он вступил в силу для Российской Федерации, то мы обязаны применять правила прежде всего этого международного договора, если они противоречат нашему внутригосударственному законодательству. Существует понятие имплиментации норм международного права во внутригосударственное законодательство. Мы обязаны привести свое внутригосударственное законодательство в соответствие с международным договором, который мы заключили. Еще со времен Древнего Рима существует правило "pacta sunt servanda" — "договоры нужно соблюдать". Если мы не будем соблюдать международные договоры, которые мы подписываем, то тогда с нами никто договоры подписывать не будет. Это, я думаю, понятно.

Что касается второго вопроса, когда говорится о межгосударственном сотрудничестве, то имеется в виду, как международные договоры, подписанные на уровне глав правительств, так и подписанные на уровне глав государств, межпарламентские соглашения. Кроме того, обратите внимание, что здесь, в этой статье, говорится и о соглашениях, которые могут заключаться редакциями средств массовой информации, профессиональными объединениями журналистов и так далее.

Иванов С.Н. О межправительственных соглашениях здесь ничего не говорится. Я говорю: включается ли в понятие "межправительственные соглашения" — в первом абзаце...

Федотов М.А. Вот здесь говорится: на основе договоров, заключенных РСФСР. Договор может быть заключен от имени РСФСР как на уровне правительства, так и на уровне главы государства. Это все включается вместе. Другое дело, если правительство подписывает договор, с которым не согласен парламент. Это уже не предмет данного закона.

Иванов С.Н. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Первый микрофон.

Полозков С.А. Сормовский территориальный избирательный округ, Нижегородская область, член Верховного Совета РСФСР.

У меня вот такой вопрос. В статьях с 44 по 46 описан порядок опровержения в средствах массовой информации той информации, которую они давали. И в конце статьи 46 сказано: "Отказ в опровержении либо нарушение установленного настоящим законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд в соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством РСФСР". В то же время в статье 59, 61, где описывается ответственность за невыполнение законодательства о средствах массовой информации, упомянуто все, кроме этого. Как же тогда суд будет решать?

Федотов М.А. Так в том-то все и дело, зачем же повторять два раза одно и то же?

Полозков С.А. Остальные-то вещи вы повторяете несколько раз.

Федотов М.А. Нет.

Полозков С.А. Ну, как? Здесь же написано. Даже "ответственность за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации".

Федотов М.А. Понятно. Так вот, отказ от распространения опровержения не является нарушением законодательства о печати. Он является ущемлением права гражданина на защиту чести и достоинства, которое защищается в суде в соответствии со статьей 7 Гражданского кодекса РСФСР в той редакции, которую Верховный Совет принял в апреле этого года. Так что здесь нет необходимости повторять еще раз. И, кроме того, обратите внимание, что статья 61 об ответственности за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации заканчивается словами: "влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством РСФСР".

Полозков С.А. То есть, хотите сказать, что тоже отсылочная?

Федотов М.А. Во-первых, она бесспорно отсылочная, потому что у нас существует правовая система, давайте не будем ее ломать. У нас о преступлениях говорится в Уголовном кодексе, о гражданских сделках говорится в Гражданском кодексе, об административной ответственности — в Кодексе об административных правонарушениях. Если мы все, что касается прессы, все уголовные преступления, все административные проступки — все будем закладывать в закон о средствах массовой информации, и если, не дай Бог, это станет правилом, то мы разрушим нашу правовую систему.

Полозков С.А. Было бы логичнее тогда последний абзац перенести в статью 61.

Председательствующий. Сергей Алексеевич, я прошу задавать второй вопрос.

Полозков С.А. Второй вопрос такой: изменится что-либо в связи с принятием этого закона, тот порядок лицензирования телевизионных каналов, который существует сейчас, в частности, совминовское постановление № 500?

Федотов М.А. То постановление, которое сейчас действует, но я бы сказал так: это мы думаем, что оно действует, потому что, конечно, юридически оно действует, фактически — работа еще не началась, потому что это постановление требует большой подготовительной работы. Но до принятия закона о телерадиовещании в РСФСР, думаю, было бы целесообразно, чтобы это временное положение действовало. Оно и создавалось как модель будущего законодательства о телерадиовещании. На этом временном положении как на модели мы посмотрим, какие нормы работают, какие - не работают, какие дают отрицательный эффект, и этот опыт уже используем при создании закона о телерадиовещании. Потому что экспериментировать с законом — дело слишком накладное, а вот с таким временным положением, думаю, это вполне рациональный путь.

Председательствующий. Спасибо. Напоминаю уважаемым коллегам, что время на вопросы истекает, поэтому я дам слово для вопросов двум народным депутатам, стоящим у микрофонов. Второй микрофон, пожалуйста.

Веремчук В.Р., Первомайский территориальный избирательный округ, Приморский край, член Верховного Совета РСФСР.

Вы много говорили о том, что этот закон очень демократичен и очень хорош, но у меня возникает вопрос по статье 32. В чем проявляется демократия здесь? Здесь есть пункт о том, что в лицензии должно быть указано: радиотелепрограмма Всероссийской государственной радиовещательной компании. Я понимаю так: вы выдаете лицензию и говорите, что в лицензии указано время работы государственной радио- и телевизионной компании. Вот вся ваша самостоятельность. Я правильно понял?

Федотов М.А. По этому поводу я хотел бы сказать следующее. Есть два момента. Момент первый. У нас имеются местности, где в эфир может выйти только одна программа.

Веремчук В.Р. Подождите, я правильно понял, что в законе сказано? Я купил себе канал, а вы мне говорите: "Я вам дам канал только в том случае, если вы туда пустите радиокомпанию России".

Председательствующий. Вы правильно поняли.

Веремчук В.Р. Правильно я понял?

Федотов М.А. Нет, не совсем, потому что в первой части статьи 32 написано: "Помимо технических условий вещания, в лицензии могут быть установлены..." Не "должны быть установлены", а "могут быть установлены".

Веремчук В.Р. Я с удовольствием услышал о том, что Вы юрист, и когда Вы вбиваете в закон эту норму — "могут быть", это значит — уже установлено. Я получил ответ на вопрос и понял, что так оно и будет. В этом демократизм закона.

Председательствующий. У вас есть еще вопросы?

Веремчук В.Р. Да-да. Второй вопрос. В статье 7 говорится о возможности стать учредителем. Или здесь редакция не совсем удачная: "...гражданин другого государства или лицо без гражданства, не проживающее постоянно на территории РСФСР", не могут выступать учредителем. А лицо без гражданства, постоянно проживающее на территории Российской Федерации, может быть учредителем?

Федотов М.А. Здесь есть статья 6, которая говорит: "Организации и граждане других государств, лица без гражданства осуществляют предусмотренные настоящим законом права и обязанности наравне с организациями и гражданами РСФСР, если иное не установлено законом".

Веремчук В.Р. И последний у меня вопрос...

Федотов М.А. Я думаю, что это рационально, потому что у нас есть большие специальные группы...

Веремчук В.Р. Понял. Да-да. У нас есть корейцы, которые всю жизнь здесь живут и являются репатриированными.

И такой вопрос к статье 42. Вы даете возможность редакции сохранять конфиденциальную информацию. Она может быть разглашена или выдана только по постановлению суда. Скажите, а если это необходимо следствию, что предусмотрено законом для всех? А если это в связи с изменением закона об адвокатуре? Адвокат собирает информацию для подготовки дела к суду, он эту информацию не получит?

Федотов М.А. И позиция союзного закона...

Веремчук В.Р. Союзный не надо, мы сейчас в России пишем закон.

Федотов М.А. Наша позиция такова: эта информация может поступить только по требованию суда и больше никого — ни прокуратуры, ни следствия, ни адвокатуры, только суда. Потому что иначе мы уровень гарантий для источника конфиденциальной информации снижаем фактически до нуля.

Веремчук В.Р. Тогда ваш закон в этой части противоречит трем законам.

Председательствующий. Спасибо. Третий микрофон, пожалуйста.

Шейнис В.Л., Севастопольский территориальный избирательный округ, г.Москва, член Верховного Совета РСФСР.

Уважаемый Михаил Александрович, у меня вызывает глубокое уважение работа авторов, и я несомненно буду поддерживать принятие данного закона, что не исключает, разумеется, отдельных изменений и дополнений.

У меня два вопроса, которые мне представляются частными (на них я могу получить односложные ответы) , и один принципиальный вопрос.

Начну с частных. В статье 28 устанавливается, что "для средств массовой информации, специализирующихся на производстве продукции рекламного или эротического характера, устанавливается потиражный сбор, взимаемый в порядке, определяемом Правительством РСФСР". Вопрос следующий. Кто, собственно говоря, определяет специализацию, этот порядок, назначаемый правительством РСФСР? Или существуют какие-то более объективные критерии, которые исключают возможность ограничения для средств массовой информации на основании того, что они чрезмерно увлекаются рекламой?

Федотов М.А. Виктор Леонидович, в законе определено, что такое "специализированные средства массовой информации". Специализированными могут быть средства информации, специализирующиеся, например, на выпуске изданий для детей или для инвалидов. В этом случае для них устанавливается льготный регистрационный сбор, для них устанавливаются льготы при выходе в эфир. В то же время для рекламных и эротических изданий устанавливаются более жесткие условия. И для того чтобы определить, какое издание является специализированным, мы берем свидетельство о регистрации, заявление на регистрацию. В этом заявлении они должны указать специализацию, если таковая у них имеется. Если они эту специализацию не указали, то мы можем посмотреть, насколько они рекламны.

Шейнис В.Л. Кто это "мы"? Кто определяет, насколько они рекламны?

Федотов М.А. Это определяет регистрирующий орган. Делается это очень просто. Есть в законопроекте статья 37, часть 1, где говорится, что «в периодических печатных изданиях реклама не должна превышать 30 процентов объема отдельного номера за исключением специализированных рекламных изданий».

Шейнис В.Л. Понятно. Второй вопрос по статье 29. Не кажется ли Вам целесообразным расширить в самом законе, а не на основании решения Министерства печати и информации, список тех организаций, куда направляются обязательные экземпляры, за счет библиотеки Верховного Совета РСФСР, для того чтобы эта библиотека не зависела от...

Федотов М.А. Виктор Леонидович, с Вашего разрешения я уже вписал эту поправку.

Шейнис В.Л. Спасибо. И последний вопрос, который, как мне кажется, носит принципиальный характер. Статья 4 указывает случаи, в которых недопустимо злоупотребление свободой средств массовой информации. Меня, как и многих других депутатов, волнует коллизия, которая возникла в последнее время между уважаемой мною "Независимой газетой" и не менее уважаемым правительственным органом, который направил "Независимой газете" предупреждение. Речь идет о тех случаях, когда средства массовой информации распространяют, возможно, и не подпадающую под пункты данной статьи информацию и вместе с тем со ссылкой на должностное лицо (как в данном случае было с заместителем премьера украинского правительства) информацию, которая, по моему глубокому убеждению, носит откровенно провокационный характер и едва ли соответствует действительности.

Каким образом регулируется или ограничивается распространение такого рода информации, поскольку, с одной стороны, здесь возможны злоупотребления, а с другой стороны, такого рода информация на страницы печати не должна попадать?

Федотов М. А. Виктор Леонидович, если я правильно Вас понял, Вы предлагаете ввести предварительную цензуру?

Шейнис В.Л. Нет.

Федотов М.А. Тогда как обеспечить, чтобы информация на страницы газет не попадала? Тогда надо между журналистом и печатным станком поставить человека со штампом цензуры. Это уже было.

Шейнис В.Л.

Уважаемый Михаил Александрович, я ни в коей мере не выступаю за предварительную цензуру. Это было бы антидемократично, не соответствовало бы принципиальному подходу к вопросу и нашего парламента, и авторов законопроекта. Однако бывают случаи, когда газеты публикуют информацию, которая, на мой взгляд, носит откровенно провокационный характер. С другой стороны, предупреждение правительства, направленное "Независимой газете" носило, как бы это сказать аккуратнее, не вполне юридически обоснованный характер, ибо никаких положений закона "Независимая газета" не нарушила. Я не берусь предложить точную формулировку того дополнения в статью четвертую, которая бы исключала такого рода коллизии, которые могут возникать и впредь. Однако, мне кажется, что информация, которая содержит заведомо провокационный характер, не должна попадать на страницы печати. Никакой предварительной цензуры не устанавливается. Но, скажем, судебные органы могут рассмотреть данный вопрос и принять решение, является информация таковой или нет. Спасибо.

Председательствующий. Я не вижу желающих участвовать в прениях. Или есть еще? Пожалуйста, первый микрофон.

Мазаев В.Д., Дзержинский территориальный избирательный округ, Волгоградская область, член Верховного Совета РСФСР.

Я поддерживаю идею быстрого принятия подобного закона. Что касается юридической проработки его и тех задач, которые закон решает по регламентации регистрации, функционирования средств массовой информации, известен нашей общественности. Этот законопроект о средствах массовой информации России вобрал в себя опыт предыдущих нормативных актов, касающихся средств массовой информации, учитывает этот опыт. И я считаю, что во многом он уже набрал и ту практику, которую сейчас имеет Министерство информации Российской Федерации.

Что я хотел бы сказать в плане пожеланий. Дело в том, что здесь записано, что учредителем средства массовой информации может быть любой государственный орган, без ограничений, как законодательной, так и исполнительной, судебной власти. И в какой-то мере это правильно, естественно. Но сейчас на местах пошла такая кампания, практика, что государственные органы в лице местных Советов, в лице исполнительных комитетов, а сейчас — и администрации местной, по сути дела, являются соучредителями практически всех средств массовой информации.

Я думаю, что имеется тенденция огосударствления средств массовой информации. По крайней мере влияние этих государственных органов очень велико. Поэтому я бы поставил вопрос перед разработчиками о том, чтобы подумать об ограничении участия прежде всего исполнительных органов в учреждении средств массовой информации, прежде всего на областном, краевом уровне. Это первое.

Что касается вопроса эротических изданий или распространения таких в средствах массовой информации на телевидении и радио. Прежде всего на телевидении. Я бы хотел сказать, что этот вопрос нужно еще увязать с постановлениями Съезда, нормативными актами и постановлениями союзных властей об ограничении прежде всего на этом этапе такого широкого распространения эротики в средствах массовой информации. Все-таки сейчас, как информируют с мест, этот поток эротики у нас не то что не воспринимается естественно, а воспринимается в искаженном виде.

Что касается общей оценки закона, то я хочу сказать, что это наиболее проработанный акт с учетом сегодняшней практики. И я думаю, его надо принимать в ближайшее время.

Председательствующий. Четвертый микрофон, пожалуйста.

Исаков В.Б. Я хочу только договорить ту фразу, которую не успел договорить. На мой взгляд, депутат Бубякин совершенно прав, что запись разговора на диктофон без предупреждения, а также запись телефонного разговора создают предпосылки для нарушения прав человека. Это должно быть законодательно запрещено, и увеличена ответственность. На мой взгляд, здравая мысль. Я ее поддерживаю. Закон, с моей точки зрения, можно принимать в первом чтении.

Председательствующий. Первый микрофон, пожалуйста.

Веремчук В.Р. Уважаемые коллеги! Я, конечно, увидел в этом законе еще одно достоинство. Если раньше говорили о том, что у нас четыре власти, то этот закон действительно делает средства массовой информации властью, не предусмотренной ни в одном государстве. Тенденция в этом законе прослеживается.

Второе. Я нашел, что этот закон по некоторым моментам расходится с концепцией судебно-правовой реформы и с концепцией перехода к рыночным отношениям, которые приняты Верховным Советом. Чтобы не быть голословным, я и задавал вопросы в этом направлении. Почему конфиденциальную информацию можно будет выдать только суду (статья 42), если мы знаем, что согласно концепции судебно-правовой реформы суды в настоящее время не будут запрашивать никакой информации. Они будут только судить. Подготовка же уголовных дел будет возлагаться на следственные органы, а гражданских дел — на самого гражданина и его представителя — адвоката.

Это — информация о том, что правильно подготовить дело к судебному заседанию органы уже не смогут (хотя им по закону дано такое право). В этом случае Закон РСФСР "О средствах массовой информации" входит в противоречие.

И конечно, я полагаю, что, может быть, я, может быть, кто-то другой внесут поправку в части выдачи лицензий и монополизма государственного органа. В частности, здесь говорится о том, что российский радиоканал претендует на то, чтобы для него в частном канале было выделено время. Я полагаю, что такого не должно быть, потому что это противоречит рыночным отношениям и законам рынка. Если я взял для себя радиоканал, а меня обязывают или вернее — дадут мне лицензию только в том случае, если я буду предоставлять государственной компании время, это чистые убытки мои. Поэтому я полагаю, что здесь нужно будет внести кое-какие изменения, а в целом законопроект в первом чтении следует принять.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон, пожалуйста.

Никулин И.П., Лысковский территориальный избирательный округ, Нижегородская область, член Верховного Совета РСФСР.

В целом поддерживая представленный проект, я бы хотел обратить внимание коллег по палате, разработчиков и особенно руководство палаты на такую вещь. Речь идет о статьях 40, 41. В пояснительной записке мы указываем, что хотим через две недели во втором чтении принять закон, а здесь вопрос встает так: "Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую и иную специально охраняемую законом тайну". Насколько мне известно, проект закона об охране государственной тайны у нас завис. Допустим, через две недели мы примем этот закон и создадим такую ситуацию, когда в трехдневный срок редакции будут требовать сведения, а те органы, которые владеют государственной, военной тайной (хотя здесь она не упоминается), служебной (здесь все это в "иную"), будут поставлены в очень затруднительное положение. Поэтому нам надо посмотреть, видимо, и руководству палаты, и руководству соответствующих комитетов, как мы будем выходить из этой ситуации. И, наверное, надо усилить работу над соответствующими проектами законов по охране государственной тайны. Иначе мы породим очень нехорошую ситуацию, сложности.

Председательствующий. Спасибо. Я, полагаю, все желающие... Нет? Еще есть? Пожалуйста, третий микрофон.

Безруков И.А., Октябрьский территориальный избирательный округ, Владимирская область, член Верховного Совета РСФСР.

Спасибо. Уважаемые коллеги! Данный законопроект, представленный сегодня на рассмотрение, был рассмотрен в Комитете по законодательству. Мы также столкнулись с тем, что по многим положениям данного закона возникают споры, неясности, вопросы. И в общем, Комитет по законодательству посчитал, что данный законопроект может быть принят в первом чтении с тем, чтобы в ходе его рассмотрения в комитетах и комиссиях и каждым из нас, мы представили свои предложения, замечания и поправки к данному законопроекту. И уже по тому, о чем говорили выступающие, по этим положениями мы бы определились при рассмотрении закона во время второго чтения. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. И слово для заключения. Первый микрофон, пожалуйста.

Еремин И.Ю. Я представляю Комитет по средствам массовой информации, связям с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучению общественного мнения. Я хочу поблагодарить коллег депутатов за активное участие в обсуждении законопроекта. Должен для справки заметить, что при подготовке закона к первому чтению мы постарались максимально учесть все замечания и предложения, высказанные комиссиями и комитетами Верховного Совета, которые к нам поступили. И, естественно, обязуемся в случае положительного решения рассмотреть и максимально учесть все возможные поправки.

Относительно замечания коллеги Никулина я хочу заметить, что положение о государственной тайне содержится в ныне действующем законе СССР о печати и, в общем-то, оно работает, хотя, конечно, бесспорно, что необходим специальный законопроект.

И еще хочу сказать, что здесь присутствует член дружественной палаты Национальностей Копейка Александр Константинович, который возглавляет подкомитет по телевидению и радиовещению в нашем комитете. Он очень внимательно отслеживает все замечания, касающиеся телевидения. Они будут учтены при окончательной доработке законопроекта о теле- и радиовещании в РСФСР. Спасибо.

Председательствующий. Уважаемые народные депутаты! Обсуждение законопроекта закончено. Поступило одно предложение — одобрить, вернее, принять законопроект в первом чтении. Я хотел бы сказать всего два слова перед голосованием. Я благодарю всех народных депутатов, которые высказали свои замечания по законопроекту. Все они довольно существенны, требуют внимания и подробного изучения. Я хотел бы обратить особое внимание разработчиков на замечание Виктора Леонидовича Шейниса. Это абсолютно, на мой взгляд, правильно и актуально, что наша пресса может скоро "пойти в разнос", и сама создать условия для путчей и для чего угодно. И просил бы народных депутатов не задерживаться с подачей письменных поправок к данному законопроекту.

У вас у всех на руках постановление есть? На последней странице. Я ставлю на голосование проект постановления Совета Республики о принятии законопроекта в первом чтении. И о дальнейшей работе над ним. Прошу включить режим голосования. Кто "за" — нажимает за, кто "против" — нажимает против.

Результаты голосования

За.........89

Против........1

Воздержалось ........6

Голосовало........96

Спасибо. Законопроект в первом чтении принимается.

В зеркале прессы

«Коммерсантъ», № 46, 2 декабря 1991 г.

Если бы проведал Бог,
что Федотов - педагог...

(Максим Соколов совместно с Ю. Поспеловой)

27 ноября Совет Республики ВС РСФСР принял в первом чтении Закон о средствах массовой информации (СМИ), имеющий, по словам заместителя министра печати РСФСР Михаила Федотова, характер ”'учебного пособия для журналистов”. Новый закон не только регулирует ряд проблем, не нашедших отражения в союзном Законе о печати (демонополизация СМИ, электронные mass media), но и направлен на ”повышение ответственности прессы”.

(Ъ - Над российским законом о СМИ работала авторская группа аналогичного союзного закона: доктора юридических наук Юрий Батурин, Михаил Федотов и Владимир Энтин.)

Российский законопроект получился юридически уникальным. Случая технологического описания свободы печати не знают ни в Европе, где юристы используют прецедентное право, ни в США, где свобода СМИ декларируется одной строкой в конституции. "Наш республиканский вариант учитывает специфику русского характера. В нашем Законе мы задействовали механизм "защиты от дураков", - заявил корреспонденту Ъ Юрий Батурин. Обилием подробных юридических новелл авторы надеются восполнить пробелы декларативного союзного закона, который "мало что разъяснил и вызвал коллизии в среде русских журналистов", а также обеспечить демонополизацию СМИ и кодифицировать деятельность электронных СМИ.

Ст. 28 закона устанавливает антимонопольную норму: в прямом или косвенном ведении одного юридического субъекта может находиться не более 30% тиража всех периодических изданий, зарегистрированных на данной территории. Попутно предусмотрено повышенное налогообложение рекламных (уделяющих рекламе более 30% своего объема) и эротических (точнее не определено) изданий. Союзного термина "порнография" в российском законе нет, поскольку, по словам разработчиков, они не берутся объяснить словами, что это такое, и лишь запрещают продавать возбуждающие издания ближе, чем в 1000 метрах от школ и молитвенных заведений.

Ст. 30-35 закона посвящены электронным СМИ: создается Федеральная комиссия по массовым коммуникациям (аналог Министерства печати), занимающаяся выдачей лицензий на телерадиовещание сроком на пять лет. В процессе лицензирования устанавливаются верхние лимиты на рекламные сообщения - не более 10% эфирного времени (впрочем, на ЦТ Егор Яковлев дает не более 5%).

Устанавливаются (в целях поощрения отечественной культуры) и лимиты на трансляцию иностранной аудио- и видеопродукции. Кроме верхних лимитов есть нижние - в лицензии указывается минимальное время, которые лицензиары должны тратить на ретрансляцию программ Всероссийской гостелерадиокомпании. Таким образом, передачи, допустим, частного эротического телеканала, должны будут, по замыслу законодателя, перемежаться "Вестями" или "Пятым колесом". Такой замысел вызвал негодование Российской ассоциации независимого теле- и радиовещания, что впрочем, не повлияло на позицию замминистра печати Михаила Федотова.

Федотов твердо намерен "формировать культуру свободы печати". По его мнению, союзный Закон о печати был исполнен "демократического романтизма", а ныне время "демократического реализма". По отношению к потребителю журналистской продукции данный вид реализма осуществляется в виде верхних и нижних лимитов на содержание передач, по отношению к производителю - в девизе авторов законопроекта: "Закон должен стать не только нормативным актом, но и учебным пособием для журналистов". К нерадивым ученикам будут применяться строгие, но справедливые наказания за злоупотребление правами журналиста, зато, как считает замминистра, когда пресса перевоспитается, в законе о СМИ вообще не будет надобности.

Такой приступ патернализма может быть связан с тремя причинами. С общепатерналистской установкой российского законодателя, желающего просвещать свой добрый народ: не только Закон о СМИ, но даже и новая российская конституция должна, по словам главного ее толкача Олега Румянцева, иметь прежде всего глубокое воспитательное значение. С прискорбным личным опытом самого Федотова, бесплодно пытавшегося окоротить разнузданную "Независимую газету". И - last but not the least - с позицией российских демократических вождей, на себе ощутивших, что пресса умеет кусательно язвить не одного только Горбачева. За два дня до рассмотрения Закона о СМИ зам. председателя ВС РСФСР Сергей Филатов подписал циркуляр для внутреннего пользования, устанавливающий в Белом доме развитый режим секретности, а председатель Совета Республики ВС РСФСР Николай Рябов заключил дебаты по закону словами: "Наша пресса скоро может пойти вразнос и сама создать условия и для путчей и чего угодно".

В российском законе нет статьи о денежной компенсации за "нанесенный средствами массовой информации моральный ущерб". Оскорбленным авторы советуют ссылаться на союзный закон, а тем, кто платить не хочет - на российский.

Украина, Узбекистан, Литва и Таджикистан приняли свои законы о печати, текстуально опираясь на разработки союзной группы. Авторы уверили корреспондента "Ъ", что они не в обиде и указывать республикам на статью об ущемлении авторских прав не намерены. Но на этот раз все-таки поставили на тексте своего республиканского проекта знак копирайта.

СТЕНОГРАММА совместного заседания Совета Республики и Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР 19 декабря 1991 года (извлечение)

Председательствует Председатель Верховного Совета РСФСР Р.И.Хасбулатов

Председательствующий. Еремин Игорь Юрьевич, пожалуйста, председатель подкомитета комитета по средствам массовой информации — о проекте закона о средствах массовой информации. Первый микрофон, пожалуйста.

Еремин И.Ю. Руслан Имранович, дело в том, что по графику в 4 часа у нас состоится слушание законопроекта, подойдет представитель Правительства — заместитель министра информации Федотов. Наверное, будет правильным, если мы его подождем, хотя, если депутаты сочтут необходимым начать... Но мы бы от комитета просили все-таки...

Председательствующий. У нас второе чтение, он, в общем-то, и не нужен, но подойдет, так подойдет, не подойдет — не подойдет. Если будут вопросы, подождем. Так, наверное? Пожалуйста, Игорь Юрьевич.

Еремин И.Ю. Уважаемый Председатель, уважаемые депутаты! Три недели назад проект закона о средствах массовой информации был принят в первом чтении. Я считаю, что мы очень продуктивно поработали с авторами поправок. Я вам могу доложить — к проекту закона поступило 79 поправок, что свидетельствует о большой заинтересованности коллег в регулировании информационных правоотношений. В процессе такого конструктивного диалога 27 поправок авторами были сняты и 26 учтены при окончательной доработке закона. Руслан Имранович, в соответствии со статьей 76 Регламента, мы представляем доработанный вариант законопроекта, поэтому я прошу поставить его на голосование в качестве основы, а потом идти по поправкам.

Председательствующий. Да, верно.

Еремин И.Ю. Все поправки, которые розданы народным депутатам, это только отклоненные поправки.

Председательствующий. Хорошо. Ставлю на голосование законопроект. Кто за принятие в качестве основы, прошу голосовать.

Результаты голосования Совет Республики

За....................................... 89

Против................................0

Воздержалось..................... 0

Голосовало.......................89

Совет Национальностей

За.........................................86

Против................................0

Воздержалось..................... 0

Голосовало.......................86

Так, в качестве основы принимается. Пожалуйста.

Еремин И.Ю. Можем переходить к поправкам? Поправка 1 по статье 5. Народный депутат Михайлов предлагает часть первую дополнить нормой следующего содержания: "при этом законы последних не могут противоречить Закону РСФСР"; "последних" — это имеется в виду республик в составе

РСФСР. Мы считаем, что эта норма конституционная, поэтому она не должна присутствовать в тексте настоящего закона.

Председательствующий. Депутат Михайлов, пожалуйста, третий микрофон.

Михайлов В.Ю., Железнодорожный территориальный избирательный округ, Чувашская ССР, член Верховного Совета РСФСР.

Эта норма действительно конституционная, но мы обычно практикуем такие правовые нормы именно заложить в закон, потому что, когда используется закон, Конституция просто не раскрывается, не используется, а напрямую используется закон. Поэтому ничего страшного не будет, если мы включим в данный закон эту норму.

Председательствующий. Пожалуйста, ставлю на голосование поправку депутата Михайлова. Прошу голосовать.

... Отклоняется. Следующая.

Еремин И.Ю. Если мы будем принимать закон по главам, тогда можно голосовать главу I, потому что к ней поправок больше нет.

Председательствующий. Ставлю на голосование главу I. Прошу голосовать.

...Принимается.

Еремин И.Ю. Поправка к статье 7 народного депутата Шейниса. Виктор Леонидович предлагает в части первой из перечня возможных учредителей и средств массовой информации исключить слова "государственный орган".

Председательствующий. Пожалуйста. Где Виктор Леонидович? Депутат Шейнис?

Еремин И.Ю. Я могу доложить народным депутатам, что если мы эту поправку примем, то вся существующая ныне структура средств массовой информации в России просто рухнет, так как подавляющее большинство газет и журналов учреждены именно государственными органами. То есть мы не будем иметь возможность издавать "Российскую газету", и так по ступенькам до районного, городского.

Председательствующий. Дело не в "Российской газете". Просто такого принципа нет ни в одном государстве мира.

Еремин И.Ю. Если говорить, Руслан Имранович, по большому счету, то как журналист я бы проголосовал за эту поправку.

Председательствующий. Конечно, мы не всегда своим путем идти стремимся.

Еремин И.Ю. Но с точки зрения здравого смысла, имея в виду конкретную историческую сегодняшнюю ситуацию в России, принятие данной поправки, повторяю, просто разрушит всю сложившуюся структуру.

Председательствующий. Хорошо. Нет Шейниса? Ставлю на голосование поправку депутата Шейниса. (Шум в зале.)

...Отклоняется.

Еремин И.Ю. Следующая поправка к статье 8 народного депутата Михайлова, Владимира Яковлевича.

Он предлагает сократить срок рассмотрения заявлений о регистрации средства массовой информации до недели, максимум — до 10 дней. В законе стоит срок — месяц. Мы считаем, что нецелесообразно проводить такого рода сокращения, потому что акт регистрации — процедура достаточно серьезная. И у регистрирующего органа должно быть время, чтобы проверить содержащиеся в заявлении сведения.

Председательствующий. Как депутат Михайлов? Действительно, сложно успеть за одну неделю. Четвертый микрофон, пожалуйста.

Михайлов В.Я., Новгородский сельский территориальный избирательный округ, Новгородская область, член Верховного Совета РСФСР.

Во-первых, срок 10 дней, считаю, вполне достаточный, чтобы рассмотреть требования заявления о регистрации. Вы посмотрите этот перечень, он совсем небольшой.

Председательствующий. Теоретически достаточный, но мы-то с вами знаем, что он не будет выдерживаться.

Михайлов В.Я. Это будет порождать волокиту.

Председательствующий. Ну почему волокиту? Что же мы такие условия делаем, когда ясно, что они будут нарушаться?

Михайлов В.Я. Ну хорошо, снимаю.

Председательствующий. Спасибо. Ясное дело. Я и сейчас могу сказать, что половина в месяц не укладываются. Пожалуйста.

Еремин И.Ю. Следующая поправка к статье 10 тоже депутата Михайлова. Он предлагает в пункте 7 исключить слова: "Максимальный объем средства массовой информации".

Это норма, содержащаяся в заявлении о регистрации. Она носит справочный характер. Во-первых, мы должны владеть ситуацией, знать, сколько у нас выходит газет, какого объема. И, в частности, это имеет значение при планировании производства бумаги. Хотя у нас государственного плана нет, но какие-то расчеты все равно должны вестись. Если мы этот пункт снимем, то у предприятий бумагоделательной промышленности не будет источника для получения такого рода сведений: сколько же в будущем году предполагается издавать газет и журналов.

Председательствующий. Пожалуйста, депутат Михайлов.

Михайлов В.Я. Я тоже считаю, что это совершенно излишние сведения, которые требуются министерству не знаю для чего, потому что само по себе Министерство печати и массовой информации в общем-то бумагу не производит. Учитывая то, что мы входим в рыночную экономику, то, собственно говоря, сама редакция, само средство массовой информации должны решать, где они будут брать бумагу, в каком объеме издавать. Это совершенно, считаю, неуместно.

Председательствующий. Понятно. Ставлю на голосование поправку депутата Михайлова об исключении пункта 7 статьи 10.

... Отклоняется. Следующая.

Еремин И.Ю. К этой же статье, пункт 8, поправка депутата Михайлова. Он предлагает и этот пункт исключить. Мы считаем, что этого делать также нецелесообразно.

Председательствующий. Пожалуйста, четвертый микрофон.

Михайлов В.Я. В принципе аргументация та же. На мой взгляд, Министерство печати и массовой информации пытается как бы полностью овладеть ситуацией. А ссылка в комментариях на статью 54 совершенно неуместна. Если внимательно прочитать статью 54 "распространение зарубежной информации", то там, собственно говоря, речь идет совершенно о другом.

Председательствующий. Ставлю на голосование поправку депутата Михайлова. Пункт 8 исключить.

... Отклоняется. Следующая.

Еремин И.Ю. Следующая поправка опять же депутата Михайлова к статье 12. Он предлагает исключить из перечня средств массовой информации, которые не подлежат регистрации: "средств массовой информации, учреждаемых органами законодательной, исполнительной и судебной власти исключительно для издания их официальных сообщений и материалов, нормативных и иных актов".

Мы считаем, что заниматься такого рода изданиями нецелесообразно, потому что это издания сугубо официального характера. И в смысле настоящего закона, имея в виду возможное попрание прав граждан, какие-то другие нюансы, они интереса не представляют. Снимаю поправку.

Председательствующий. Так, четвертый микрофон. Спасибо. Следующий.

Еремин И.Ю. Следующая поправка к статье 14 депутата Михайлова, другого. Он предлагает в части второй статьи вместо слов "50 процентов" записать слово "полной". Имеется в виду, что в случае отказа в регистрации, либо добровольного отказа учредителя от регистрации ему возмещается половина уплаченного им регистрационного сбора. Мы считаем, что это общее положение, оно относится практически ко всем такого рода выплатам государственной пошлины.

Михайлов В.Ю., Железнодорожный территориальный избирательный округ, Чувашская ССР, член Верховного Совета РСФСР.

Я аргументирую свою поправку тем, что, в регистрирующем органе просто-напросто могут без каких-либо причин отказать и в то же время "содрать" 50 процентов этих регистрационных денег, поэтому я прошу проголосовать.

Председательствующий. Ставлю на голосование.

Еремин И.Ю. Я прошу прощения, Руслан Имранович, только два слова. Дело в том, что необоснованный отказ в регистрации согласно этому закону может быть обжалован в суде, поэтому речи о безнаказанно необоснованном отказе быть не может.

Председательствующий. Хорошо, ставлю на голосование.

...Отклоняется.

Еремин И.Ю. Статья 15 — поправка народного депутата Залевской Ирины Федоровны. Она предлагает дать пункт один в следующей редакции: если свидетельство о регистрации получено с нарушением статей 8, 10, 13 закона. Мы полагаем, что в данном случае просто произошла подмена понятий: обманный путь. Нарушение указанных статей совсем не одно и то же. Если нарушено заявителем хотя бы одно положение, он просто не получит свидетельства о регистрации. Здесь речь идет о другом. Если свидетельство получено с использованием каких-то недозволенных методов — предъявление фальшивого паспорта, подделка свидетельства об уплате регистрационного сбора и так далее...

Председательствующий. Игорь Юрьевич, может быть, тогда ввести в качестве дополнительного пункта...

Еремин И.Ю. Нет, мы считаем, что в такой редакции это просто избыточная норма, потому что каждая из этих статей не позволяет получить свидетельство о регистрации, если нарушено положение закона.

Председательствующий. Первый микрофон, пожалуйста.

Залевская И.Ф., Пермский территориальный избирательный округ, Пермская область, член Верховного Совета РСФСР.

Меня смутили слова "обманным путем". Я не юрист, но я не знаю такой категории — "обманный путь". Учитывая, что в преамбуле к статье 15 говорится, что свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным исключительно судом в порядке гражданского судопроизводства, я свою поправку снимаю.

Председательствующий. Спасибо. Пожалуйста, следующая.

Еремин И.Ю. Поправка к статье 18, депутата Залевской. Она предлагает в части второй после слов "сообщение или материал" добавить: "об официальной деятельности учредителя". Речь идет о заявлении учредителя. Мы считаем, что не имеет смысла ограничивать право учредителя на свое заявление в учрежденном им же самим органе, вот такими, на наш взгляд, совершенно неопределенными рамками. Что такое — официальное заявление? Оно умаляет права учредителей. Процедура публикации такого рода заявления регламентируется в уставе редакции по обоюдному согласию. На наш взгляд, здесь просто нет проблемы.

Залевская И.Ф. Это статья 18 — о статусе учредителя. Здесь, если даже в стенограмме прозвучит, записано так: "Учредитель вправе обязать редакцию поместить бесплатно и в указанный срок сообщение или материал от его имени..." Подразумевается, что это сообщение пойдет за подписью учредителя, тогда я готова согласиться. Но если мы с вами посмотрим следующие статьи, где никто не вправе обязать редакцию опубликовать тот или иной материал, то имеется, согласитесь, нестыковка со статьей 18.

Я вам предлагаю ситуацию. В редакцию приходит автор, приносит статью, а редакция ее снимает. Тогда автор этой статьи или письма приходит к учредителю и, не раскрывая ситуацию, "давит" на учредителя и он просит редакцию опубликовать эту статью. Если вы мне скажете, что согласно данной формулировке учредитель вправе обязать редакцию поместить сообщение или материал бесплатно, подразумевая, что это сообщение подпишет сам учредитель, тогда я снимаю поправку.

Еремин И.Ю. Мы же с Вами проигрывали эту ситуацию.

Залевская И.Ф. Мы с Вами ее проигрывали, но жизнь может ее проиграть не в пользу...

Еремин И.Ю. Там сказано однозначно: от своего имени. Учредитель от своего имени...

Залевская И.Ф. Меня удовлетворяет уже то, что в стенограмме это пройдет. И если у кого-то возникнет судебная коллизия, я бы предложила обратиться к стенограмме.

Председательствующий. Так, что — снимается или голосуем? Хорошо, Спасибо. Следующая поправка.

Еремин И.Ю. По второй главе поправок больше нет. Но я не знаю: если ни одна поправка не прошла, мы должны голосовать?

Председательствующий. Да. В целом ставлю на голосование главу 2, прошу голосовать.

...Принимается.

Еремин И.Ю. Статья 25, поправка депутата Иловского. Он предлагает дополнить статью частью следующего содержания: "Не допускается открытие подписки на периодические печатные издания до утверждения учредителем устава редакции или договора между ними в случаях, предусмотренных статьей

20 данного закона". Мы считаем, что это тоже норма избыточная, поскольку оформление подписки есть процесс договора, а официальный документ возможен только в том случае, если редакция обладает статусом юридического лица, что как раз происходит с момента утверждения ее устава.

Председательствующий. Где депутат Иловский? Где автор? В таком случае ставлю на голосование поправку депутата Иловского. Прошу голосовать.

...Отклоняется.

Еремин И.Ю. Следующую, поправку 11 депутат Михайлов снял.

Председательствующий. Хорошо. Следующая.

Еремин И.Ю. Поправка 12 к статье 29 двух депутатов Михайловых. Они предлагают исключить из перечня организаций, куда редакции обязаны направлять бесплатные контрольные экземпляры, Министерство печати. Мы считаем, что это неправомерно: дискриминация министерства, поскольку оно является главным контролирующим органом, главным блюстителем законодательства РСФСР о печати. Было бы нелогичным лишать министерство единственного источника информации.

Председательствующий. Пожалуйста, Михайловы.

Михайлов В.Ю. В статье 29 я прочувствовал некую монополию Министерства печати и средств массовой информации. Потому что по этой статье все время идет "...вправе обязать редакции..." и так далее. По этому пункту я хочу исключить Министерство печати и массовой информации РСФСР, потому что до этого стоит предложение: "редакция направляет учредителю, органу, зарегистрировавшему данное средство массовой информации", то есть Министерству печати и массовой информации также направляет. Зачем Министерству печати и массовой информации собирать все мелкие газеты России себе? А те, которые зарегистрировались у него, они, конечно, обязаны, без этого. Там записано. Поэтому я прошу исключить словосочетание "Министерство печати и массой информации РСФСР".

Председательствующий. Ставлю на голосование поправку депутатов Михайловых к статье 29. Прошу голосовать.

...Отклоняется.

Уважаемые депутаты Михайловы, вы тут какую-то хитрую игру затеяли. Дальше — Михайлов В.Ю.: часть 2 статьи исключить, Михайлов В.Я.: часть 1 статьи исключить. Что Михайловы оба проголосовали — исключить Мининформпечати РСФСР? Вы уж снимите их, видите, что не проходит.

Еремин И.Ю. Могу дать пояснение по следующей поправке — 13, где речь идет об исключении этой статьи. Обращаю ваше внимание, что речь идет о платных экземплярах. То есть возможна ситуация (и было бы правильно) когда в библиотеку института общественных наук, допустим, ряд периодических изданий, прежде всего общественно-политического характера, направляли бы свои экземпляры газет. Можно возразить: почему не по подписке? У нас далеко не все газеты распростаняются по подписке. Поэтому мы здесь такую норму предусмотрели. Но речь идет о платных экземплярах. Для газет даже выгодно в максимальное количество адресов направлять свои экземпляры и получать за это деньги.

Председательствующий. Депутаты, снимаете? Спасибо. Дальше.

Еремин И.Ю. Статья 36. Предлагается исключить часть 1 статьи 36, где установлена регламентация для опубликования рекламы. Речь идет о том, что мы вводим понятие "специализированные рекламные издания" — эротические, для детей, инвалидов и т.д. Поэтому должен быть какой-то критерий, который определяет, что такое рекламное издание.

Здесь считаем, устанавливаем достаточные либеральные нормы. Мы защищаем интересы подписчиков. У нас своеобразная система получения прессы. Мы авансируем издание на год вперед и потом в течение года практически не можем влиять на редакционную политику. Чтобы интересы подписчиков оградить, мы и вводим, повторяю, достаточно либеральные условия для газет, радио, телепрограмм.

Председательствующий. Пожалуйста, четвертый микрофон.

Михайлов В.Я., Новгородский сельский территориальный избирательный округ, Новгородская область, член Верховного Совета РСФСР.

Поскольку статья 36 взаимосвязана со статьей 28, а свою поправку к статье 28 я снял, я, естественно, снимаю поправку и к этой статье.

Председательствующий. Пожалуйста, следующая.

Еремин И.Ю. Следующая поправка к статье 37 Ирины Федоровны Залевской. Тоже достаточно деликатный момент. Речь идет об эротических изданиях. Она предлагает в части 3 после слов "допускается только" добавить: "в целлофановых упаковках". Мы считаем, что это технически просто невозможно.

Председательствующий. Пожалуйста, первый микрофон.

Залевская И.Ф. Дело в том, что мы здесь в состоянии определить, как будет данная продукция распространяться. В данном случае комитет считает, что это технически сложно, дорого. Об этом, видимо, должен думать не Верховный Совет, а тот, кто будет производить эту очень прибыльную продукцию. Западный мир давно пришел к тому, чтобы всю эротическую, даже порнопродукцию упаковывать в такие пакеты, которые вскрыть — это все равно, что вскрыть пакет молока, значит дальше употреблять нельзя: кто-то его употребил. Я понимаю, что приятно подходить и просто пролистывать такие журналы, но это еще один барьер, чтобы к данной продукции не было доступа детям, потому как эта продукция дорогая, и просто так вскрывать эти пакеты из интереса никто себе не позволит. На первый взгляд, данная поправка вызывает улыбку, но, считаю, мы могли бы пойти на это и предоставить право коммерсантам решать, как себя вести дальше.

Еремин И.Ю. Товарищи депутаты, вы могли бы пойти на это? Могли бы. Но законодатель должен иногда вставать и в позицию правоприменителя и прогнозировать, будет ли это выполняться.

Председательствующий. Хорошо. Ставлю на голосование поправку депутата Залевской.

...Принимается. Следующая.

Еремин И.Ю. По третьей главе поправок нет.

Председательствующий. Главу три ставлю на голосование. Прошу голосовать раздел в целом.

...Принимается.

Еремин И.Ю. Следующая поправка — по статье 41, "Конфиденциальная информация". Народные депутаты Степанков и Исков предлагают часть 2 статьи после слов "от суда" дополнить словами "или следственных органов". Мы считаем, что уровень гарантий для человек, который предоставил информацию конфиденциального характера, должен быть достаточно высоким. Там мы пишем, что мы полагали бы возможным для журналиста, как для человека, который находится на своего рода публичной службе, ввести некий свидетельский иммунитет на тех же примерно началах, которым обладают народный депутаты, священнослужители, врачи и т. д. Поэтому мы считаем, что затребовать авторство той или иной корреспонденции имеет право только суд.

Председательствующий. Пожалуйста, первый микрофон.

Степанков В.Г., Хабаровский национально-территориальный избирательный округ, Хабаровский край, Генеральный прокурор РСФСР.

Уважаемые члены Верховного Совета! Здесь речь идет о том, что такое требование к редакции может высказать суд.. Положим, если в газете была опубликована клеветническая статья, то не всегда суд может взять это дело к рассмотрению сразу — зачастую требуется проведение предварительного следствия. Это первое. И тогда следственные органы не смогут провести расследование, чтобы установить источник и направить это дело в суд. Кроме того, предоставлять журналистам такое исключение, считаю, нет необходимости, потому что это выпадает из общих принципов уголовного процесса, когда все материалы представляются следствию. Если эти данные представляют государственную секретность, дело будет засекречено. Медицинская тайна, другие тайны существуют, и органы следствия и суда здесь находятся на одном уровне. Искусственно вводить разделение я считаю неправильным.

Еремин И.Ю. Я добавлю еще буквально два слова. Насколько я понимаю, судья может принять такое распорядительное решение для обеспечения следствия, затребовать материал.

Председательствующий. Игорь Юрьевич, вы уже высказались.

Еремин И.Ю. Прошу прощения.

Председательствующий. У нас порядок такой: вы высказываете точку зрения, называете комитет, комиссию и автора поправки, и все. Ставлю на голосование. Прошу голосовать поправку депутатов Степанкова и Исакова.

Еремин И.Ю. Мы просим отклонить поправку.

Результаты голосования

Совет Республики

За.......................................80

Против................................8

Воздержалось..................... 1

Голосовало.......................89

Совет Национальностей

За.......................................80

Против..............................6

Воздержалось .................. 2

Голосовало.......................88

Принимается. Следующая поправка.

Еремин И.Ю. По той же статье поправка Владимира Борисовича Исакова. Здесь другой подход. Он полагает ужесточить как раз эти требования и после слов "в его производстве" добавить "уголовного дела". Мы полагаем, что это другая крайность. Подавляющее большинство дел по защите чести и достоинства, среди тех, которые рассматриваются именно в связи со средствами массовой информации, слушаются в порядке не уголовного, а гражданского судопроизводства.

Председательствующий. Четвертый микрофон, пожалуйста.

Исаков В.Б. Уважаемые депутаты, мне прежде всего хотелось бы поблагодарить комитет за целый ряд поправок, которые он принял. Но вот эта

— одна из поправок, по которой общего языка найти не удалось. С моей точки зрения, уровень гарантий для печати действительно надо поднять, а именно — допустить, что вторгнуться в конфиденциальную информацию, которой располагают органы печати, можно только по уголовному делу, не по гражданскому. Гражданское» дело может возбудить любой человек, вернее говоря, предъявить иск. И в общем-то иногда без всяких оснований, искусственно. Уголовное дело возбуждают государственные органы, если речь идет о защите чести и достоинства, у нас есть такая статья в уголовном кодексе, как клевета. Пожалуйста, вы можете защитить свою честь и достоинство в уголовно-правовом порядке. Но я считаю, что вот именнотакой доступ к конфиденциальной информации — только через уголовное дело, обеспечит большую защищенность органов печати.

Председательствующий. Ставлю на голосование поправку депутата Исакова. Прошу голосовать.

...Отклоняется. Следующая поправка.

Еремин И.Ю. Следующую поправку к статье 44 Ирина Федоровна Залевская снимает. Но к той же статье есть поправка народного депутата Веремчука. Он предлагает в пункте первом части четвертой слова "в течение месяца" заменить словами "в течение десяти дней". Мы считаем, что надо дать средствам массовой информации возможность в течение месяца проверить достоверность опровергаемых сведений.

Председательствующий. Первый микрофон, пожалуйста.

Веремчук В.Р. Я поддерживаю свою поправку и мотивирую следующим. В печати оскорбить и унизить человека времени требуется мало, а для того, чтобы оправдать его, всегда требуется много времени, еще и проверять надо. Я полагаю, что за 15 дней оскорбивший должен принести извинения.

Председательствующий. Прошу голосовать поправку депутата Веремчука.

...Принимается.

А постоянное, непрерывное искажение того, что ты говорил, как рассматривается? Непрерывное! Это просто удивительно!

Председательствующий. Пожалуйста, первый микрофон.

Еремин И.Ю. И еще одна поправка депутата Веремчука к статье 45. Он предлагает в пункте 2, части второй после слов "в данном средстве массовой информации" добавить: "кроме случаев опровержения сведений, порочащих честь и достоинство граждан".

Дело в том, что мы в статье 34 вводим некоторые ограничения на хранение срока материалов, в частности радиотелепередач, потому что хранить вечно эти материалы невозможно. Это немыслимо и очень дорого. Но какой-то срок хранения должен быть. Поскольку мы обращались к Уголовному кодексу, считаем, что если суд сочтет, что заявитель по объективным причинам в течение года не имел возможности ознакомиться с порочащими его сведениями, то суд может восстановить исковой срок. Поэтому мы считаем нецелесообразным принимать эту поправку.

Веремчук В.Р. Уважаемые коллеги! дело в том, что в данной статье закона заранее закладывается противоречие. Согласно статье 7 Гражданского кодекса, на защиту чести и достоинства сроки не распространяются. Это не имущественное право граждан, то, что касается защиты их чести и достоинства.

Ограничение данным законом, вернее данной статьей, прав, которые закреплены в Гражданском кодексе, неправомерно. Поэтому я бы просил привести статью в соответствие с законом. Поскольку нет сроков исковой давности, я прошу эту поправку проголосовать.

Председательствующий. Ставлю на голосование поправку депутата Веремчука.

...Отклоняется.

Еремин И.Ю. По главе IV поправок больше нет.

Председательствующий. Ставлю на голосование главу IV в целом. Прошу голосовать.

Принимается.

(После перерыва)

Еремин И.Ю. Уважаемые коллеги, я должен перед вами извиниться. Дело в том, что сегодня утром вы получили на отдельном листочке поправку депутата Полозкова, который опоздал подать ее в срок, установленный Регламентом, поэтому она не вошла в общий блок. Если возражений не будет, можно вернуться к статье 37 и проголосовать поправку депутата Полозкова.

Председательствующий. Ну, это мы по нашей традиции сделаем потом, когда закончим рассмотрение вопроса. Вернемся, вернемся. Пожалуйста, дальше.

Еремин И.Ю. В таком случае поправка 21 к статье 50 депутата Веремчука. Хочу обратить внимание, что рассмотрение этой поправки требует особенной тщательности, потому что, если пройдет редакция статьи, которую предложил Виктор Романович Веремчук, мы практически блокируем и парализуем работу средств массовой информации. Поэтому я прошу народных депутатов быть очень внимательными, не поддаваться обаянию Виктора Романовича, а рассмотреть вопрос по существу. Речь идет о распространении скрытой записи. Я могу сказать вам, что если мы принимаем редакцию депутата Веремчука, то журналисты не будут иметь возможности, допустим, вот с этого балкона снимать выступающего на этой трибуне и в последующем публиковать фотографию, потому что это тоже скрытая съемка, и никто не спрашивает разрешения оратора на помещение в газете его фотографии и на саму съемку. Создается вот такая ситуация, если говорить по пункту 2. Это необходимо для защиты общественных интересов. В редакцию газеты поступила кассета с записью некоего собрания заговорщиков...

Председательствующий. Игорь Юрьевич, извините, но Вы напрасно комментируете, потому что здесь полная нелепость получается.

Еремин И.Ю. Почему?

Председательствующий. Вот представьте себе... Если записать так, как Виктор Романович говорит: не допускается, и первое — если это не унижает честь и достоинство граждан... Что получается?

Еремин И.Ю. Нет. Он предлагает снять все эти пункты и просто написать, что скрытая запись и съемка не допускаются. То есть нельзя снимать на улице, потому что журналист не имеет возможности у каждого из прохожих спрашивать разрешения.

Председательствующий. Понятно, понятно. Давайте послушаем автора. Пожалуйста, первый микрофон.

Веремчук В.Р. Руслан Имранович, спасибо Вам за очень внимательное ко мне отношение и за то, что Вы комментируете каждое мое выступление. Но, извините, я должен буду обратиться к парламенту с просьбой поддержать мою поправку.

Уважаемые коллеги, я хочу вам сообщить о том, что, если вы примете и узаконите скрытую запись, то это будет не что иное, как нарушение прав человека, нарушение прав каждого из вас. Это первое.

Второе. На сегодняшний день существуют уголовно-процессуальные нормы, где даже следователь, когда ведет допрос, спрашивает согласия у преступника допускать запись или не допускать. А пресса сама себе решила присвоить то, чего мы не позволяем даже и следственным органам, органам безопасности и так далее. Таким образом, я прошу вас, уважаемые коллеги, внимательно отнестись к статье 50 и не допустить, чтобы жизнь и частная жизнь каждого из вас зависела от желания журналиста запечатлеть вас скрытой камерой, а потом это опубликовать.

Еремин И.Ю. Руслан Имранович, вопрос настолько принципиальный и судьбоносный для нашей прессы, что я прошу дать две минуты заместителю министра печати и массовой информации Федотову Михаилу Александровичу. Нельзя этот вопрос решать простым нажатием кнопки.

Председательствующий. Пожалуйста, давайте все-таки это... Ведь мы же цензуру не должны, наверное, в законе устанавливать. Пожалуйста, первый микрофон.

Федотов М.А., заместитель министра печати и массовой информации РСФСР.

Уважаемые народные депутаты! Я прошу обратить внимание на те слова, которые записаны в этой статье проекта, а не на суть поправки. Потому что поправка и текст проекта между собой никак не связаны, как это не удивительно. Обратите внимание на то, о чем говорит депутат Веремчук. О том, чтобы запретить скрытую запись. Правильно? Но в статье не говорится о разрешении скрытой записи или запрещении ее. Говорится о распространении материалов, полученных путем скрытой записи. Только об этом говорится. Кроме того, в этом тексте имеется статья, предусматривающая уголовную, административную, дисциплинарную и иную ответственность за нарушение этой статьи. То есть если будут распространены материалы, полученные методом скрытой съемки без соблюдения установленных в статье 50 гарантий. Кроме того, я прошу обратить внимание на предыдущую статью, где говорится об обязанности журналиста ставить в известность при получении информации граждан и должностных лиц о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки. Это пункт 6 статьи 49. Таким образом, здесь в законе имеются все гарантии против противозаконной скрытой записи. Здесь никакого ущемления прав человека нет. Это нормальная практика. Предложение депутата Веремчука не запретит скрытую запись, а только запретит распространение материалов, полученных путем скрытой записи. Больше здесь ничего этой поправкой не достигается.

Председательствующий. Понятно. Точки зрения выявлены. Ставлю на голосование поправку депутата Веремчука. Пожалуйста, прошу голосовать.

Хотите — поддержите, хотите — не поддержите, но прошу публично, громко не высказываться. (Шум в зале.)

Еремин И.Ю. Руслан Имранович! Я прошу прощения. Если мы вновь возвращаемся к голосованию, может быть, тогда дадим журналистам возможность аргументировать?

Председательствующий. Но журналисты высказались. Заместителя министра Федотова нельзя упрекнуть в недемократичности. Так ведь? Так что здесь, в общем-то, у нас есть попытка немножко прижать журналистов. Давайте в этом признаемся.

... По мотивам? Теперь можно. Третий микрофон, пожалуйста.

Носовец С.А., Омский национально-территориальный избирательный округ, Омская область, член Верховного Совета РСФСР.

Я хочу обратить внимание уважаемых коллег, что, если пройдет предложенная поправка, то практически наш закон обесценивается, потому что мы из арсенала журналистов, особенно теле-, радио- и фотожурналистов, изымаем до 90 процентов их технического потенциала. И потом, представьте себе... Я понимаю, что представительство милиции, прокуратуры очень активно действует на зал, но разве можно сравнивать обычную съемку и допрос на следствии? О чем вы говорите? Теперь любой человек, попавший на фото, в видеокадр или в кинокадр, в зависимости от своего желания может согласно нашему закону, если, разумеется, вы примете эту поправку, опротестовать все, что угодно. Сегодня, я вас убеждаю, методом скрытой, как здесь пытаются сказать, съемки осуществлять...

Председательствующий. Это не по мотивам, уважаемый депутат.

Носовец С.А. Я убедительно настаиваю на отклонении этой поправки.

Председательствующий. Хорошо, хорошо, ясно. Вы знаете, я два слова, может быть, скажу. Мне достается больше, чем вам, от журналистов, но я бы не стал поддерживать поправку депутата Веремчука. Только какую-то свободу получили журналисты, и мы их опять теперь... Но ставлю на голосование. Пожалуйста.

Копейка А.К., Тихоокеанский национально-территориальный избирательный округ, Приморский край, член Верховного Совета РСФСР.

Может быть, народных депутатов смущает слово "скрытой", но мы готовы пойти на редакционные изменения и написать, допустим, "без предупреждения". Поймите, ведь мы тогда не сможем даже преступника снять во время его преступных действий. (Шум в зале.) Мы должны преступника предупредить, что мы его будем снимать...

Председательствующий. Уважаемые депутаты, ну давайте будем благоразумны. Может быть, так?

Из зала. Нет.

Копейка А.К. Не скрытой, но без предупреждения. Вот, допустим, в кулуарах нашего Съезда или Верховного Совета несколько журналистов записывают Президента, и каждый журналист должен подойти к Президенту или к уважаемому депутату и сказать: "Извините, я буду вас записывать". Ведь никто же этого не делает! Стоит, обычно, вы знаете, толпа журналистов и подставляют микрофоны. Вы же обрубаете полностью возможности работы!

Председательствующий. Не надо. Все! Вот есть поправка депутата, надо голосовать, все уже высказались, даже дискуссию мы провели. Прошу депутатов успокоиться и Веремчука тоже. Ставлю на голосование вторично поправку депутата Веремчука. Прошу голосовать.

Результаты голосования Совет Республики

За....................................... 52

Против.............................. 33

Воздержалось................... 12

Голосовало....................... 97

Совет Национальностей

За....................................... 46

Против.............................. 33

Воздержалось................... 14

Голосовало....................... 93

Отклоняется.

Еремин И.Ю. Поправка к статье 51. Я приношу извинения Владимиру Борисовичу Исакову, — просто просмотрели. Депутат Исаков внес поправку. Часть 2 статьи 51 дополнить словами: "а также в связи с их политическими убеждениями". Я докладываю Верховному Совету, что мнения членов комитета разошлись на этот счет, поэтому мы вынесли поправку на усмотрение Верховного Совета. Речь идет вот о чем. Допустим, если мы принимаем эту поправку, нельзя будет допускать появления такой фразы в прессе, что все демократы - нехорошие люди, но нельзя также будет публиковать и фразу такого рода, что фашисты - мерзавцы. В этой плоскости шло обсуждение, и комитет не принял окончательного решения относительно этой поправки. Председательствующий. Нет, второе-то можно сказать.

Еремин И.Ю. Нет, нельзя. Если мы примем поправку, то нельзя это будет сказать.

Председательствующий. А, если примем... Но послушаем Владимира Борисовича. Пожалуйста, четвертый микрофон.

Исаков В.Б. Уважаемые депутаты, вы, надеюсь, помните, с каким упорством и последовательностью депутат Медведев в этом зале и на Съезде народных депутатов добивался того, чтобы в Конституции было закреплено равноправие граждан независимо от их принадлежности к политическим партиям. Он отстаивал права беспартийных. Я, примерно, то же самое предлагаю сделать и в этом законе. То есть, статью 51 записать в следующей редакции: "Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, к профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями". Вот в такой редакции. На мой взгляд, это никого ни в коей мере не ущемляет, просто не допускает политических обобщений и умаления прав людей в зависимости от их политических убеждений.

Председательствующий. Все. Ставлю на голосование. Позиции ясны. Поправка депутата Исакова. Прошу голосовать.

...Принимается.

Еремин И.Ю. Следующую поправку — 23 — депутат Михайлов снял. По главе V поправок больше нет.

Председательствующий. Ставлю на голосование главу V. Прошу голосовать. В целом.

...Принимается.

Еремин И.Ю. По главе VI поправок нет.

Председательствующий. Ставлю на голосование в целом главу VI. Прошу голосовать.

Еремин И.Ю. Статья 57, поправка народного депутата Степанкова. Он предлагает исключить пункт 7 данной статьи. Дело в том, что, если эта поправка будет принята, то журналисты могут оказаться в достаточно сложной ситуации. Допустим, в разговоре с журналистом некий государственный чиновник вольно или невольно выболтал ему государственную тайну и журналист это опубликовал в газете, не зная, что это тайна. И после этого, если мы эту поправку примем, журналиста привлекут к ответственности за разглашение сведений, составляющих государственную тайну. Мы считаем -это неправильно.

Председательствующий. Депутат Степанков. Пожалуйста, первый микрофон.

Белобородов А.Г., Советский территориальный избирательный округ, Красноярский край.

Степанков отсутствует. Я считаю, что поправку Степанкова необходимо принять. Здесь вопрос ставится так. Предположим, что заблуждается редактор или журналист. Но, извините, если дело касается государственной тайны, дислокации наших частей, секретов государства? Журналисты - это высококвалифицированные, образованные люди. Я считаю, поправку Степанкова необходимо принять.

Еремин И.Ю. Я прошу прощения, а где журналист может прочитать перечень государственных и иных тайн? Где? Закона нет о государственной тайне.

Председательствующий. Должен быть. Хорошо. Пожалуйста, без пререканий. Ставлю на голосование поправку Степанкова: пункт 7 статьи исключить. Пожалуйста. Прошу голосовать.

Результаты голосования

Совет Республики

За.......................................68

Против..............................14

Воздержалось..................... 7

Голосовало.......................89

Совет Национальностей

За....................66

Против...........21

Воздержалось......3

Голосовало......90

Принимается.

Еремин И.Ю. К этой же статье поправка народного депутата Веремчука. Он предлагает новую редакцию статьи 10, которая совершенно меняет смысл с точностью "до наоборот", как говорится. И мы тут написали, что если мы эту статью принимаем, то завтра можно все газеты, журналы, все радио и телепередачи просто закрывать.

Председательствующий. Пожалуйста, Виктор Романович, ваши пояснения, если хотите. Или ставить на голосование? Или может быть, снимете?

Из зала. Его нет.

Председательствующий. Вышел?

Еремин И.Ю. Это просто немыслимо...

Председательствующий. Но надо голосовать. А то Виктор Романович будет возражать.

Прошу голосовать поправку депутата.

...Отклоняется. Пожалуйста, следующая.

Еремин И.Ю. Последняя поправка из предложенного блока.

Народный депутат Степанков предлагает ввести новую статью следующего содержания: "Моральный (неимущественный) вред, причиненный в результате распространения средствами массовой информации ложных сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. Размер возмещения морального вреда в денежном выражении определяется судом".

Эта норма взята целиком из союзного Закона о печати. И я напомню, что в этом же зале нами была эта норма введена в Гражданский кодекс РСФСР. Поэтому, мы считаем, нет никакого смысла интерполировать ее в настоящий закон.

Председательствующий. Валентина Георгиевича нет здесь? Коль скоро есть в Гражданском кодексе... (Шум в зале.) Пожалуйста, третий.

Варов В.К. Спасибо. В данном случае я должен как раз поддержать Генерального прокурора. Несмотря на то, что эта статья есть в Гражданском кодексе, но ее характер чрезвычайно важен и для этого закона. Поэтому мы не сделаем ошибки, если поддержим данную поправку. Спасибо.

Председательствующий. А что — действительно. Ставлю на голосование поправку. Вы ведь принципиально не возражаете, так я понимаю, Игорь Юрьевич?

Еремин И.Ю. Принципиально - нет.

Председательствующий. Ну давайте поддержим тогда. Логичнее, может быть, будет и сам закон. Прошу голосовать.

...Принимается.

Еремин И.Ю. Главу седьмую можно голосовать в целом.

Председательствующий. Ставлю на голосование главу седьмую. Прошу голосовать.

...Принимается.

Еремин И.Ю. Теперь я попрошу депутатов взять листочек с поправкой народного депутата Полозкова. Это к статье номер 37. Депутат Полозков предлагает: во второй части статьи вместо слов "если иное не установлено органами местной администрации" записать: "если иное не предусмотрено решением местного Совета". Вводя эту норму, мы руководствовались законом о местном самоуправлении, в частности статьей 65. В компетенции местной администрация есть и такая позиция: обеспечивать на территории города и района соблюдение законов, актов вышестоящих органов государственной власти и управления, охрану прав и свобод граждан. Нам представляется логичным, если эти функции будет выполнять администрация. Только с одним редакционным уточнением: мы просим вас снять слово "органами". Это не совсем корректно: "установлено местной администрацией".

Председательствующий. Это можно считать и редакционной... Так, пожалуйста, депутат Полозков, обоснование. Нет его? Тогда зачитайте еще раз, чтобы все поняли.

Еремин И.Ю. Часть вторая статьи 37: "Распространение выпусков специализированной телепрограммы российского [эротического - прим. составителя] характера без кодирования сигнала допускается только с 23 часов до 4 часов по местному времени, если иное не установлено местной администрацией", - наш вариант. А у депутата Полозкова: "...Если иное не предусмотрено решением местного Совета".

Председательствующий. Понятно, да? Ставлю на голосование поправку депутата. Прошу голосовать.

...Отклоняется.

Еремин И.Ю. Не прошло. Руслан Имранович, можно ставить на голосование в целом.

Председательствующий. Уважаемые депутаты, ставлю на голосование ваш законопроект в целом. Нет? Что такое? Пятый, пожалуйста.

Засухин С.Ф. Уважаемые депутаты, я бы просил вас вернуться к поправке Михайлова к статье 14. Там, где регистрационный сбор по закону предлагается возвращать в размере 50 процентов при отказе от регистрации. Даже предприятия, занимающиеся коммерческой деятельностью... У нас нет такого налогового бандитизма со стороны...

Председательствующий. Я прошу прощения. Вы же сказали уже. Бандитизм тут ни к чему. Мы голосовали.

Засухин С.Ф. Я хочу продолжить.

Председательствующий. А почему Вы думаете, что Вы сейчас можете продолжить?

Засухин С.Ф. Я прошу рассмотреть эту поправку.

Председательствующий. Вернуться Вы хотите? Да? Подождите с пояснениями, сначала надо одно решить: вернемся мы или не вернемся.

Подождите, тем более автор поправки пояснил. Вы хотите опять нам навязать возвращение. Хорошо, давайте поконсультируемся с Верховным Советом. Подождите минутку, первый, пожалуйста.

Залевская И.Ф. Уважаемые народные депутаты, прежде чем голосовать за законопроект в целом, хочу обратить ваше внимание на такой момент: в средствах массовой информации был опубликован проект этого закона. Уважаемые авторы этого проекта Батурин, Федотов и Энтин посвятили его памяти Людмилы Батынской - журналиста, народного депутата СССР и настоящего друга.

Я хорошо знала Людмилу. Последнее мое интервью с Людмилой было опубликовано под заголовком "Пробный камень демократии". Я понимаю, что посвящать одному человеку, может быть, было бы некорректно, несмотря на все мои симпатии к этому человеку. Сейчас Людмилы нет в живых. А я бы хотела, уважаемые народные депутаты, чтобы вы поддержали меня, если мы не пойдем по традиционным каким-то формам, а опубликуем данный законопроект и дадим ему жизнь с таким посвящением: "Памяти журналистов, жизнью своей утверждавших гласность и демократию". Многих из них сейчас уже нет в живых, но своей жизнью они стремились к такому закону, который будет сегодня приниматься Верховным Советом России. Я прошу поддержать.

Председательствующий. Хорошо. Поддерживаем - тут вопросов нет. Но только не в тексте закона. Третий, пожалуйста.

Варов В.К. Я по поводу того, что Ирина Федоровна сказала. Я прекрасно отношусь к этим мужественным людям. Но связывать конкретный закон с посвящением нельзя, именно имея в виду их священную память. Потому что у каждого закона есть как сторонники, так и противники. И противники, например, в данном случае, будут связывать неприятие того или иного закона, той или иной статьи с конкретными людьми. Можем ли мы на это пойти? Наверное, нет.

Председательствующий. Мы договорились, что в текст закона невозможно вставить такие слова. А если не в тексте закона, тогда (Вы же знаете, о чем идет речь) - в комментариях, в статье. Вот будет закон опубликован и какие-то комментарии, журналисты скажут, мол, так и так. Так ведь? Это же не возбраняется. Пожалуйста, четвертый.

Исаков В.Б. Мне кажется, что можно было бы так сделать: издать этот закон специальным изданием с посвящением, о котором Ирина Федоровна говорит. Это ни в коей мере не нарушало бы ничего, и в то же время отмечало как-то память людей, которые действительно сложили жизни свои за гласность и демократию.

Председательствующий. Способ найти можно. Журналисты придумают.

Теперь, видите, депутат настаивает. Это какая статья?

Засухин С.Ф. Статья 14. Но Руслан Имранович, без мотивов никто к ней не будет возвращаться.

Председательствующий. Пожалуйста, только очень коротко, ради Бога! У Вас страсть к многословию. Извините, пожалуйста. Пятый микрофон.

Засухин С.Ф. Извиняю, Руслан Имранович, если Вы спрашиваете меня.

Дело в том, что отклонили поправку, считая, что труд должен быть оплачиваемым. Когда регистрируют частные производственные коллективы, то, если отклоняют, регистрационный взнос возвращают полностью.

Если вы хотите получать оплату за свой труд, то введите рецензирование или аттестацию тех документов, которые представлены на регистрацию. Введите за это отдельную плату. Но вы пишете, что можете отклонить регистрацию издаваемого издания — газеты или журнала — если уже есть такое наименование. Представьте себе ситуацию: вы регистрируете газету под названием "Пламя", платите взнос. Пятьдесят процентов они оставляют себе и говорят: газета с таким названием уже есть. Вы пишете: "Вымпел", опять заплатили регистрационный взнос, опять 50 процентов они забирают себе и говорят: газета с таким названием есть. И так — до бесконечности. И суд встанет на вашу сторону, потому что вы отклонили регистрацию на законном основании. Чтобы этого не было, за экспертизу поданных документов я согласен отдельно заплатить, а регистрационный взнос верните полностью.

Председательствующий. Пожалуйста, Федотов, поясните. Первый микрофон.

Федотов М.А. Уважаемые народные депутаты, хочу, чтобы вы имели представление, о каких суммах идет речь. Я держу в руках постановление Совета Министров РСФСР от 27 июля 1990 года № 266 "О порядке регистрации средств массовой информации в РСФСР". Им установлено: за регистрацию газет и журналов - 1 тысяча рублей; журналов для детей и юношества - 2 тысячи рублей. То есть, это такие суммы на сегодняшний день, вопрос не стоит того, чтобы его обсуждать. (Шум в зале.)

Председательствующий. Я очень прошу быть спокойными.

Федотов М.А. Это первое. И второе. Уважаемые народные депутаты, обратите внимание на то, куда поступает этот сбор. Он не поступает ни в распоряжение регистрирующего органа, ни в чьи-то частные руки. Он поступает целиком и полностью в государственный бюджет РСФСР, а когда это осуществляется на местах, то — в местный бюджет.

Председательствующий. Это более существенно. Понятно, да?

Ставлю на голосование поправку так, как ее разъяснил уважаемый депутат Засухин.

...Принимается.

Больше нет? Что еще? Второй микрофон, пожалуйста!

Веремчук В.Р. Уважаемые члены Верховного Совета! Жаль, конечно, что я не нахожу понимания, но я хотел бы сказать вот что. При голосовании за закон в целом я просил бы вас за такой закон не голосовать. И вот почему.

Закон и отдельные статьи приняты нами с нарушением Регламента. Так, статья 51 Регламента запрещает председательствующему комментировать то или иное выступление и призывать...

Председательствующий. Виктор Романович, если вы будете подрывать, я сейчас же вас лишу слова.

Веремчук В.Р. Вы меня не лишите слова, я буду говорить.

Председательствующий. Очень легко лишу. Пожалуйста, заканчивайте.

Веремчук В.Р. Это нарушение Регламента. И второе. Все статьи существенно отразятся на каждом из вас. Это последняя поправка, в силу которой средства массовой информации получают для себя права, но не берут ответственности отвечать за свои действия. Я имею ввиду поправку 58. И поправка к статье 51, которая, в конечном счете, я еще раз подчеркиваю, ставит каждого из вас "под обзор" без вашей воли и без вашего согласия. А то грубейшим образом нарушает права человека. Я просил бы вас или вернуться к этим поправкам, или не голосовать за закон в целом.

Председательствующий. Есть ли у кого-нибудь замечания? Пожалуйста, ставлю на голосование законопроект в целом. Прошу голосовать.

Результаты голосования Совет Республики

За..........................................58

Против...............................9

Воздержалось................... 21

Голосовало.......................88

Совет Национальностей

За........................................63

Против...............................6

Воздержалось................... 18

Голосовало.....................87

Пожалуйста, пятый микрофон.

Маханов В.И., Зенковский территориальный избирательный округ, Кемеровская область, член Верховного Совета РСФСР.

Можно, наверное, попробовать обойтись без согласительной комиссии, поскольку процедура достаточно объемная по времени. Давайте попробуем вернуться к статье 50, чтобы ее решить.

Председательствующий. Так мы ничего не решим, надо создать согласительную комиссию по палатам. Пусть договорятся о формулировках. Жалко, конечно, что депутаты поддаются не очень квалифицированному внушению.

Еремин И.Ю. Руслан Имранович, может быть действительно есть смысл обсудить две спорные статьи?

Председательствующий. Нет, у нас до конца работы один час. Надо создать согласительную комиссию, чтобы не рисковать. До конца рабочего дня они о чем-то договорятся и вынесут на наше суждение. Поступим так, раз уж нашли что-то плохое, хотя я ничего плохого не вижу. Какие будут предложения от палат? Пожалуйста, Владимир Константинович.

Варов В.К. Уважаемые коллега, Руслан Имранович! Раз уж мы застопорились, давайте сейчас проголосуем за поступившее предложение возвратиться к статьям. Если мы примем решение возвратиться, то тогда сможем очень легко снять этот конфликт. А если мы не примем это решение, естественный выход - соглашение.

Председательствующий. Можно и так, но как лучше сделать для ускорения?

Варов В.К. Давайте сейчас проголосуем, это займет тридцать секунд.

Председательствующий. Будем переголосовывать эту статью?

Варов В.К. Да. За то, чтобы вернуться к этим двум статьям.

Председательствующий. Наверное, лучше создать согласительную комиссию. Надежнее. Со временем вернемся к тем законам, к которым мы должны были вернуться.

Варов В.К. Если мы не проголосуем за то, чтобы вернуться, то в этом случае у нас будут основания в принципе переголосовать в целом закон и мы за три минуты снимем этот вопрос.

Председательствующий. А может быть действительно так поступим? Резон есть. Хорошо, ставлю на голосование предложение депутата Варова. Кто за то, чтобы вернуться к этой статье?

...Принимается.

Еремин И.Ю. Вернулись к статье 50, да?

Председательствующий. Да, к статье 50.

Еремин И.Ю. Руслан Имранович, если позволите, я буквально две минуты, чтобы кое-что еще прояснить.

Председательствующий. Пожалуйста, конкретное предложение.

Еремин И.Ю. Товарищи, если посмотреть на эту статью с точки зрения практической журналистики, то возникает ситуация, максимально приближенная к нашей действительности. Вот стоят телеоператоры, снимают зал. Если мы эту статью снимаем, то для каждого из вас это по сути дела тоже скрытая съемка.

Председательствующий. Это неудачный у вас пример, потому что телеоператорам мы как раз разрешили съемку.

Еремин И.Ю. Нет...

Председательствующий. Как нет?

Еремин И.Ю. Каждый телеоператор в каждом конкретном случае должен обратиться к каждому депутату.

Председательствующий. Да нет, Вы объясняете очень неудачно.

Еремин И.Ю. И еще один аргумент. Речь идет о возможности журналистского расследования, что широко практикуется во всей мировой прессе. Убрав эту статью, мы лишаем журналиста столь существенного способа на выяснение истины, на формирование общественного мнения. Я прошу помнить, что над каждым журналистом висит дамоклов меч статьи 59, где есть прямое указание на то, что если он нарушит требования статьи 50, то может быть привлечен к уголовной, административной и иной ответственности. Ведь надо воспринимать все в комплексе. Мы же голосовали, считая, что нашли поддержку депутатов.

Председательствующий. Нет, давайте все-таки переголосуем. Пожалуйста, первый микрофон.

Шихарев Ю.И., Междуреченский территориальный избирательный округ, Кемеровская область, член Верховного Совета РСФСР.

Я не понимаю, почему сейчас журналисты согласно Вашей аргументации, занимаются, извините, расследованием какого-то уголовного дела или еще чего-либо? Снимать демонстрацию или какие-то другие моменты разрешено всем журналистам. Что же, согласно этой статье, журналисту можно разрешить через мое окно, извините вторгаться в мою семейную жизнь? Я считаю, что надо принять поправку, которая предложена, и проголосовать по этому поводу.

Еремин И.Ю. Другое дело, если журналист через окно будет снимать вашу личную жизнь.

Председательствующий. Подождите, не надо...

Еремин И.Ю. ... и унизит вашу честь и достоинство...

Председательствующий. Подождите, Игорь Юрьевич. Пожалуйста, третий микрофон.

Варов В.К. Я хотел бы отреагировать на реплику вопросом. Вот вы говорите о правах и так далее. Я полагаю, что правам одного субъекта должны соответствовать права другого. Если журналист снимает меня, деликатно говоря, в неглиже и публикует где-нибудь этот снимок, то вы предоставляете мне право потом на него жаловаться? (Оживление в зале.) Спасибо.

Еремин И.Ю. Я еще раз адресую уважаемых депутатов к статье 59, которая называется "Ответственность за злоупотребления свободой массовой информации".

Председательствующий. Уважаемые депутаты, я думаю так: надо проголосовать. Напоминаю, в части первой статьи вместо слова "допускается" записать "не допускается". Пункты 1, 2, 3 исключить. Так, Виктор Романович? Все, ставлю на голосование. Все уже ясно! И ваши аргументы, и аргументы противников.

Еремин И.Ю. Руслан Имранович, можно еще предпринять попытку компромисса?

Председательствующий. Нет, нельзя!

Еремин И.Ю. У меня радикальное предложение.

Председательствующий. Нет, нельзя! Я прошу Вас немножко успокоиться.

Еремин И.Ю. Я прошу снять эту статью.

Председательствующий. Подождите, сперва надо депутатам проголосовать поправку депутата Веремчука. Я вам ее зачитал. Прошу голосовать.

Результаты голосования

Совет Республики

За....'..................................73

Против..............................19

Воздержалось..................... 1

Голосовало.......................93

Совет Национальностей

За.......................................65

Против..............................19

Воздержалось..................... 5

Голосовало.......................89

(Аплодисменты.) Прошла поправка. Не самая удачная прошла поправка, но такова воля Верховного Совета. Уважаемые депутаты, теперь нам надо голосовать. Все. (Шум в зале.) Как еще? Какая? (Шум в зале.) Виктор Иванович, успокойтесь, снимите другую поправку или свою, а то Вы все разрушите, весь закон. Пожалуйста, первый микрофон, что хотели сказать?

Лазарев В.П., Клинский территориальный избирательный округ, Московская область, член Верховного Совета РСФСР.

Руслан Имранович, с принятием этой поправки надо отредактировать статью, принимать не дословно, потому что есть некоторые неточности.

Председательствующий. Это будет чистая редакция вместе с автором,-так, чтобы не исказить смысл и содержание. Пожалуйста, второй микрофон.

Веремучук В.Р. Руслан Имранович, здесь была еще одна поправка.

Председательствующий. Какая?

Веремчук В.Р. Статья 58 в законе снимает всякую ответственность с редакции за распространение...

Председательствующий. Нет, мы только по одной вернулись. (Шум в зале.) По двум? Тогда пожалуйста, если по двум.

Веремчук В.Р. Статья 57. Ограничения, касающиеся ответственности редакции за распространение сведений, ущемляющих права и законные интересы граждан либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации. Моя поправка заключается в том, чтобы журналисты несли ответственность за свою информацию. Поэтому я и внес эту поправку. Эту ответственность должны нести не только редакции и журналисты, но и те, кто эту информацию им поставил (ложную информацию). Я практик и говорю вам, что в жизни как раз так и бывает. Администратор при помощи журналиста выдает ложную информацию в газете, и потом человек отмывается всю жизнь, его снимают с работы, выгоняют отовсюду. А журналист не несет никакой ответственности. Поэтому я считаю, что эту поправку следовало бы принять. (Шум в зале.)

Еремин И.Ю. С этой поправкой, товарищи, соглашаться никоим образом нельзя. Вы вчитайтесь, пожалуйста, в конкретные пункты, в те позиции, по которым журналист освобождается от ответственности. Возьмем для примера пункт 3. Например, если пресс-служба Президента РСФСР распространила некий официальный материал (официальное выступление Бориса Николаевича Ельцина), и все газеты России его перепечатали. Если мы принимаем редакцию Виктора Романовича Веремчука, то получается, что все российские газеты, прежде чем опубликовать выступление Ельцина, должны лично с ним этот текст согласовать. Говорится именно об этом.

Председательствующий. Подождите, вот сейчас выступит представитель министерства.

Еремин И.Ю. Если она поступила от пресс-службы...

Председательствующий. Игорь Юрьевич, не втягивайтесь в спор. Пожалуйста, первый микрофон, короткую мотивировку - и поставлю на голосование. Пожалуйста.

Федотов М. А. Уважаемые народные депутаты! Эта статья определяет тот исчерпывающий перечень случаев, когда редакция средства массовой информации освобождается от ответственности за содержание распространенных ею сообщений, как то сообщения ТАСС. Каждая районная газета не может проверить, соответствуют ли действительности те факты, которые она получила от Телеграфного Агентства Советского Союза. Об этом говорится в статье 57, пункт 2.

Далее. Смотрим текст закона. "Если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях". Это, например, решение Совета или решение суда. Если суд постановил, что его решение должно быть напечатано в газете, то редакция не отвечает за содержание того, что решил суд. Это, наверное, естественно.

Дальше. "Если эти сведения содержатся в материалах пресс-служб государственных органов и общественных объединений". У нас принят в этом законе "ответ на запрос информации". Журналист по запросу информации получил сведения, и он не может отвечать за то, соответствуют эти сведения действительности или нет. За это должны отвечать те пресс-службы государственных органов, которые давали эту информацию.

Дальше. "Если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях..." Что у нас получится, если мы ликвидируем эту статью в соответствии с предложением депутата Веремчука? Значит, в том случае, если народный депутат РСФСР, выступая от этого микрофона, что-то сказал, то Центральное телевидение и Российское телевидение, которые транслируют эту программу, должны проверить: соответствует ли то, что он сказал, действительности? Такова формула закона.

Председательствующий. Все, уважаемые депутаты.

Еремин И.Ю. Нет, такова буква закона, дорогие товарищи.

Председательствующий. Игорь Юрьевич, подождите. Вы все время произвольно вовлекаетесь в спор. У Вас есть одно право: один раз обосновали, и все. Затем выступили автор поправки, представитель Правительства. Они изложили все. Ставлю на голосование изменение редакции статьи, как предложил Веремчук. Пожалуйста. Прошу голосовать.

Из зала. Можно снять поправку?

Председательствующий. Можно. Второй микрофон.

Веремчук В.Р. Я прошу не голосовать и снять поправку. Но вина эта полностью на Вас. Я с Вами по этой поправке говорил. Часть пунктов можно было откорректировать и выбросить. Вы поправку не признали. Это плохо. Сейчас здесь конфликт.

Председательствующий. Вот видите как. Уважаемые депутаты, поставим на голосование закон. Я прошу вас — не надо. Иначе мы все сейчас разрушим, не примем закон, отложим, опять вернемся и ничего не будет. По мотивам? Пожалуйста, третий микрофон.

Носовец С.А. Я прошу проголосовать против этого закона. Если он нравится сотрудникам милиции, прокуратуре или комиссии по социальной политике, то журналистам такой закон с веремчуковской поправкой не нужен. Постыдитесь просто.

Председательствующий. Ну, снял же Виктор Романович. Все-таки он ко мне прислушивается. Снял же он поправку к статье 57. Ну, что Вы, разумная позиция. Пожалуйста, еще третий микрофон.

Варов В.К. Уважаемые коллеги, я понимаю коллегу Носовца, но, на мой взгляд, не пристало в парламенте, решая серьезные вопросы, делить их на интересы профессиональные. Давайте, наверное, чуть-чуть остынем и, остыв полминуты, проголосуем спокойно за закон. А если будут какие-то проблемы на практике, никто нам не мешает в любое время вернуться к этим вопросам и решить их по-новому. Спасибо.

Председательствующий. Конечно, сейчас очень нужен этот закон, сами знаете, немножко журналисты тоже возбуждены. Закон хороший. Тут кое-какие поправки чуть-чуть, может быть, и ущемили первоначальные замыслы. Нет, все, хватит, достаточно. Уважаемые депутаты! Ставлю на голосование закон в целом. Все. Нет, привыкайте к дисциплине и не обижайтесь, когда на даю слова, в конце концов, прекратите так выступать. Есть же Регламент. Пожалуйста, прошу голосовать. Всех прошу голосовать. И хорошо прошу голосовать.

Результаты голосования

Совет Республики

За....................................... 95

Против................................2

Воздержалось .................0

Голосовало.......................97

Совет Национальностей

За.......................................88

Против................................2

Воздержалось..................... 0

Голосовало.......................90

Принимается. Спасибо.

(файл - федотов)

Комментарий к документу.

Рукописные наброски М.А.Федотова по вопросу о юридической ущербности поправок, внесенных при принятии Закона о СМИ во втором чтении, были написаны 19 декабря 1991 г. Некоторые из содержавшихся здесь аргументов были использованы впоследствии в многочисленных письмах протеста.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО авторов проекта Закона РСФСР ”О средствах массовой информации”

Тревога за судьбу свободного слова в России побуждает нас выступить с открытым письмом.

19 декабря нынешнего года Верховный Совет РСЖР принял Закон "О средствах массовой информации" и ввел его в действие с 1 января 1992 года. При этом в текст закона были внесены поправки, резко снижающие его демократический потенциал и представляющие реальную угрозу свободе прессы. Неприметные на первый взгляд, они перечеркивают ряд прав и свобод, гарантированных даже исполненным компромиссов союзным законом о печати.

Так, по инициативе народных депутатов РСФСР В.Степанкова и В.Исакова в закон включена норма, обязывающая редакции раскрывать свои источники доверительной информации по требованию не только суда (так в союзном законе), но и следственных органов. Вызовы журналистов в прокуратуру и милицию, обыски в редакциях могут теперь стать обычным делом.

По настоянию народного депутата РСФСР В.Веремчука запрещено распространение сообщений и материалов, подготовленных с помощью скрытой видеозаписи, кино- и фотосъемки. Пресса лишается не только эффективного инструмента журналистского расследования, спасшего немало человеческих судеб, - даже фотокорреспонденты не смогут теперь запечатлевать жанровые сценки на улицах. Буквальное толкование этой нормы позволяет запретить показ любого телерепортажа, если о съемке не были предварительно оповещены все попавшие в кадр люди. Тем самым телевидение обречено либо ежечасно нарушать данную норму закона, либо вообще не выходить в эфир.

По предложению В.Степанкова из текста законопроекта изъята норма, освобождавшая журналиста от ответственности за разглашение специально охраняемых тайн, если в его действиях отсутствует состав преступления. Приняв во внимание тот факт, что перечень тайн до сих пор остается недоступным, легко убедиться: журналист отвечает даже в том случае, когда он не знал и не мог знать о характере разглашаемых сведений.

Таков далеко не полный перечень дополнений и изменений, многие из которых существенно снижают качество принятого закона.

Как авторы проекта закона мы обращаемся к Верховному Совету РСФСР с призывом вернуться к рассмотрению этого документа пока он еще не подписан Президентом и исключить антидемократические поправки. Мы обращаемся за поддержкой ко всем, кому дорога свобода печати - один из наиболее важных и хрупких элементов правового государства.

Ю.Батурин, кандидат юридических наук,

М.Федотов, доктор юридических наук, профессор

В.Энтин, кандидат юридических наук,

Л.Григорян, кандидат юридических наук

22.12.91 г.

(файл - подписи)

Верховному Совету Российской Федерации

ОБРАЩЕНИЕ Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов

Уважаемый Президент!

Уважаемый Председатель Верховного Совета!

Уважаемые депутаты!

Принятий 19 декабря 1991 года Верховным Советом РСФСР Закон "О средствах массовой информации" приобрел за счет внесенных в него поправок характер законодательной угрозы гласности и свободе слова. Последствия введения в действие с 1-го января 1992 года Закона в данной редакции легко предсказуемы - ущемление прав граждан на получение информации и прав журналистов на ее распространение.

Внесенные в проект Закона поправки, обязывающие редакции раскрывать свои источники доверительной информации по требованию не только суда, но и следственных органов, запрещающие использование скрытой видеозаписи, кино- и фотосъемки, разрешающие привлечение к ответственности журналиста за неумышленное разглашение специально охраняемых тайн - эти поправки к Закону сделали его инструментом давления на средства массовой информации, представляющим угрозу не только свободе прессы, но и дальнейшему продвижению по пути к правовому государству.

Санкт-Петербургский городской Совет народных депутатов обращается с призывом:

к Президенту Российской Федерации Б.Н.Ельцину - не ставить свою подпись под антидемократическим законом;

к председателю Верховного Совета Российской Федерации Р. И. Хасбулатов;

к народным депутатам Российской Федерации - отменить свое решение о принятии Закона "О средствах массовой информации" вернуться к его рассмотрению, обеспечив защиту чести, достоинства, прав граждан и исключив поправки, не согласующиеся с демократическими принципами построения правового государства.

Председатель Совета    А.Н.Беляев

26 декабря 1991 года

Санкт-Петербург


(файл - гончар)

Комментарий к документу

Поправки, внесенные Верховным Советом РСФСР в Закон о СМИ в рамках второго чтения, вызвали множество протестов со стороны, как журналистского сообщества, так и политических партий демократической ориентации. К этим протестам присоединились Московский и Санкт-Петербургский городские Советы, депутатские фракции (см. след. док.), а также Президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин, публично пообещавший наложить вето на принятый закон.

К членам Верховного РСФСР

Уважаемые коллеги!

Обратиться к вам заставляет тревога за дальнейшую судьбу едва народившейся свободной российской журналистики.

Речь идет о принятом 19 декабря Законе РСФСР "О средствах массовой информации". В целом, данный документ безусловно вносит существенный вклад в регулирование информационных правоотношений, устанавливает четкий регламент взаимоотношений средств массовой информации и государства, предусматривает строгую ответственность как за ущемление свободы массовой информации, так и за злоупотребление ею.

Однако демократический дух Закона в значительной степени обесценен тремя из внесенных в него поправок.

Так, в статью 41 включена норма, обязывающая редакции раскрывать свои источники доверительной информации по требованию не только суда (как было в проекте), но и следственных органов. Вызовы журналистов в прокуратуру и милицию, обыски в помещениях редакций могут теперь стать, к сожалению, обыденной практикой. Во всем мире конфидециальность доверенной журналисту информации имеет самые высокие гарантии.

Полностью искажен смысл статьи 50, регулирующей процедуру распространения сведений, добытых с использованием скрытой аудио-, видеозаписи, кино- и фотосъемки. Речь не идет о поощрении некоего журналистского "беспредела", ибо обязанности журналиста, в том числе в части безусловного уважения чести и достоинства граждан строго регламентированы Законом. Дело в том, что с принятием данной поправки пресса лишается не только эффективного инструмента журналистского расследования, спасшего немало человеческих судеб, - даже фотокорреспонденты теперь не смогут запечатлевать жанровые сценки на улицах, т.к. в смысле настоящего Закона это и есть скрытая съемка. Буквальное толкование принятой нормы позволяет запретить показ любого телерепортажа (митинг, демонстрация, очередь у магазина и т.д. и т.п.), если о съемке не были предварительно оповещены все попавшие в кадр люди. Тем самым телевидение обречено либо ежечасно нарушать данную норму закона, либо вообще не выхолить в эфир.

Дискриминируюшая журналистов поправка прошла и в статье 57 - оттуда изъята норма, освобождавшая журналиста от ответственности за разглашение специально охраняемых тайн, если в его действиях (при получении данной информации) отсутствует состав преступления.

Таким образом, журналист теперь отвечает даже в том случае, когда он не знал и не мог знать о характере публикуемых сведений. Между тем открытого перечня государственных, военных и иных тайн в природе не существует.

Принятый с вышеперечисленными поправками Закон делает полноценную работу журналистских коллективов практически невозможной. Даже по сравнению с далеко не идеальным союзным законом о печати российский Закон - это три шага назад.

Мы обращаемся к членам Верховного Совета РСФСР с убедительной просьбой вернуться к указанным выше статьям и обсудить возможность восстановления их в первоначальной редакции.

Рассчитываем на вашу поддержку.

СТЕНОГРАММА совместного заседания Совета Республики и Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР

20 декабря 1991 года (извлечение)

Председательствует Председатель Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатов

(обсуждение проекта закона Российской Федерации «О подоходном налоге с предприятий»)

Председательствующий. Пожалуйста, первый микрофон.

Еремин И.Ю., Устиновский территориальный избирательный округ, Удмуртская Республика, член Верховного Совета РСФСР.

Я в президиум передал нашу поправку, но в строгом смысле это даже не поправка. Дело в том, что вчера мы приняли закон о средствах массовой информации. Там в статье 19 говорится, что в течение двух лет со дня первого выхода в свет продукции средства массовой информации редакция освобождается от налоговых платежей. Мы предалагем просто инкорпорировать принятую уже норму.

Председательствующий. Ну раз в одном законе записано, что-то, надо записать и в другой?

Еремин И.Ю. Мы не настаиваем, но с точки зрения законодательной техники, может быть, это было бы правильно.

Председательствующий. Нет. Вчера приняли закон и достаточно.

Еремин И.Ю. Хорошо. СТЕНОГРАММА совместного заседания Совета Республики и Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР 26 декабря 1991 года (извлечение)

Председательствует Председатель Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатов

(обсуждение проекта повестки дня)

Председательствующий. Пожалуйста, третий микрофон.

Волков В.В., Ленинский территориальный избирательный округ, Мурманская область.

Уважаемые члены Верховного Совета, я обращаюсь к вам по поручению шести фракций, членов блока "Демократическая Россия" с просьбой включить в повестку дня пересмотр некоторых статей Закона о средствах массовой информации. Видимо, по техническим причинам депутатам не розданы с сегодняшними документами обращения депутатских фракций и комитета по средствам массовой информации с аналогичной просьбой и сравнительная таблица по пересмотру этих статей — 41, 50 и 57. Видимо, это не трудно будет сделать. Но просьба эта заключается еще и в том, что лично мне, да и многим депутатам, просто после принятия этого закона неудобно смотреть в глаза и тем журналистам, которые в составе Верховного Совета, и тем, которые освещают работу Верховного Совета. Я считаю, что мы должны восстановить справедливость и те поправки, которые были предложены, которые исказили смысл и суть закона, принятого в первом чтении, вернуть и восстановить справедливость.

Председательствующий. Я хотел бы информировать вас. По этому вопросу у меня был разговор с Президентом, как раз после встречи. Президент встречался с 470, по-моему, главными редакторами наших местных газет. И, конечно, они очень просили, настаивали внести некоторые изменения. Он советовался со мной, говорил, что не хотелось бы накладывать вето. И если бы Верховный Совет решил вернуться к закону, может быть рассмотреть некоторые эти вопросы? Я не знаю, сегодня сумеем это сделать или нет, но если вы не возражаете, может быть завтра тогда включим? Как вы считаете? Мы просто не успеваем. Депутат Веремчук, я еще раз прошу Вас, ради Бога, не кричите. Я же советуюсь с Верховным Советом. Я еще раз прошу Вас не кричать.

Хорошо. Тогда давайте я поставлю на голосование. Кто за то, чтобы включить этот вопрос на сегодня или завтра в повестку дня? Пожалуйста, прошу проголосовать. Каково отношение Верховного Совета.

Мы это рассмотрим. Зачем голосовать? Мы разве отвергаем? Включено. Мы включили, два раза голосовали. Что третий раз голосовать?

Пожалуйста, прошу проголосовать по закону о печати. Кто за то, чтобы включить этот вопрос в повестку дня на сегодня или на завтра? Если сегодня не успеем, тогда завтра рассмотрим. Тогда, по-моему, пару статей рассмотрим.

Из зала. Процедурный вопрос.

Председательствующий. Что скажет Комиссия по Регламенту?

Дорофеев Г.П., Бутурлиновский территориальный избирательный округ, Воронежская область, член Верховного Совета РСФСР.

Включение в повестку дня - это не процедурный вопрос. Решение о включении в повестку дня принимается раздельно по палатам большинством обеих палат.

Председательствующий. Не проходит. Хорошо, не проходит. Вас устраивает, что Президент наложит вето и вернемся к этому вопросу.

Дорофеев Г.П. Я предлагаю четко определить включение этого вопроса в повестку дня и проголосовать о его включении в повестку дня, или на сегодня, или на завтра, потому что депутаты не поняли, когда мы включаем этот вопрос.

Председательствующий. Уважаемые депутаты, еще раз призываю немного успокоиться, немного подумать. Мы сами включим, учитывая все эти обстоятельства и просьбу нашего же коллеги, или вернемся к нему после вето. (Шум в зале.) Зачем натягивать струну каждый раз, когда можно спокойно вернуться к вопросу, раз просят нас — и Президент просит, и депутаты просят? Как вы считаете?

Хорошо, я предлагаю вернуться не завтра, а сегодня к этому вопросу. Пожалуйста, третий микрофон.

Лукин В.П., Подольский национально-территориальный избирательный округ, Московская область, член Верховного Совета РСФСР.

Уважаемые коллеги! Поскольку речь идет о важнейшем вопросе, связанным со свободой слова в нашей стране, я прошу председательствующего сделать это голосование поименным.

Из зала. По мотивам голосования.

Председательствующий. Еще голосования нет, какие могут быть мотивы? Первый микрофон.

Еремин И.Ю., Ижевский территориальный избирательный округ, Удмуртская Республика, член Верховного Совета РСФСР.

Я хочу уточнить. Речь не идет о том, чтобы сейчас по существу рассматривать вопрос об изменении закона. Мы просим только дать нам возможность еще раз перед уважаемыми членами Верховного Совета выступить и еще раз аргументировать свои позиции. Мы уважаем решения Верховного Совета, но просим уважать и учитывать тот огромный общественный резонанс, который возник с принятием данного закона с этими поправками.

Председательствующий. Хорошо, поименное голосование. Ставлю на голосование предложения о поименном голосовании. Прошу голосовать. Давайте будем формалистами До конца.

Результаты голосования

За................................130

Против . .'................. 26

Воздержалось.............. 8

Голосовало . . ,..........164

Уважаемые депутаты, шумно! Такого у нас никогда не бывало. Два дня осталось работать, наберитесь терпения.

Принимается.

Теперь - кто за включение в повестку дня этого вопроса на сегодня? Голосование поименное. Прошу голосовать.

Результаты голосования Совет Республики

За.................................60

Против........................15

Воздержалось.............19

Голосовало.................94

Совет Национальностей

За.................................64

Против.........................7

Воздержалось.............. 9

Голосовало.................80

Да найдем мы какой-то компромиссный вариант! Что мы так уж зацепились за этот пустяк, извините, пожалуйста.

Кто-нибудь мне скажет, какие результаты?

Дорофеев Г.П. Совет Республики не включает данный вопрос в повестку заседания сегодняшнего дня.

Из зала. Еще раз давайте проголосуем. (Шум в зале.)

Председательствующий. Нет, нет. Еще раз не могу. Давайте подождем, пока вето наложат и в соответствии с законом будем рассматривать. Это совершенно нежелательно, как вы сами знаете. А сколько голосов не хватило? Трех человек не хватило. По Совету Национальностей? Посмотрите Регламент.

Из зала. Одна палата имеет право в повестку дня включить.

Дорофеев Г.П. Включение вопроса в повестку дня, уважаемые коллеги, по решению большинства каждой из палат. Совет Республики большинства не набрал по этому вопросу, следовательно вопрос не включается в повестку дня. На сегодня.

Председательствующий. ...Вообще, я таких вещей не понимаю. Все равно вернемся, все равно надо рассматривать, ну что тянуть время. Да, все равно, потому что Президент подписывает закон. Не подпишет закон... депутат Веремчук, посмотрите Конституцию, не будет закона.

СТЕНОГРАММА совместного заседания Совета Республики и Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР 27 декабря 1991 года (извлечение)

Председательствует Председатель Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатов

(обсуждение проекта повестки дня)

Председательствующий. Хорошо. Присаживайтесь. Пожалуйста, пятый микрофон.

Бабурин С.Н., Советский территориальный избирательный округ, Омская область, член Верховного Совета РСФСР.

Уважаемый Председатель, уважаемые коллеги! Я поддерживаю предложение включить обязательно сегодня в повестку дня вопрос о законе о средствах массовой информации, чтобы в нем исправить те погрешности, которые нами допущены.

Председательствующий. Хорошо. Первый микрофон, пожалуйста.

Копейка А.К., Тихоокеанский национально-территориальный избирательный округ, Приморский край, член Верховного Совета РСФСР.

Я хотел бы выразить благодарность депутатам, которые поднимают вопрос о возвращении к закону о средствах массовой информации. Мне хотелось бы только одно добавить, что аргументом к возвращению может служить и вчерашнее выступление Председателя Конституционного Суда. И поэтому я хотел бы призвать всех депутатов войти в положение и читателей, и журналистов и сегодня вернуться еще раз к рассмотрению закона о средствах массовой информации.

Председательствующий. ...Хорошо. Заканчивать будем? Давайте я поставлю на голосование все поступившие предложения.

...Следующий вопрос (его поднимает группа депутатов) — о средствах массовой информации. Они просят вернуться к этому вопросу. Его можно было бы решить очень быстро, если вы четко скажете. По-моему, там всего лишь одна поправка.

Из зала. Три!

Председательствующий. Три. Если бы Вы, Леонид Борисович, проработали с депутатами, объяснили бы как и что, после 16 часов это у нас заняло бы всего минут 10.

Ладно. Ставлю на голосование. В пределах 10 минут можно в принципе просмотреть. Ставлю на голосование включение вопроса о средствах массовой информации. Прошу голосовать. Поименное? Хорошо. Голосуем.

Результаты голосования

Совет Республики

За................................68

Против.......................14

Воздержалось............ 11

Голосовало................93

Совет Национальностей

За.....'.........................67

Против.........................5

Воздержалось.............. 3

Голосовало................75

Включается.

(обсуждение вопроса о Законе Российской Федерации «О средствах массовой информации)

Председательствующий. ... Нет, сейчас у нас вопрос о газетах. Где Федотов?

Еремин И.Ю. Уважаемые коллеги, огромное спасибо, что вы нашли возможность вернуться к рассмотрению законопроекта о средствах массовой информации. Вы знаете, какой общественный резонанс имели принятые к проекту закона поправки. Поэтому мы очень просим вас учесть мнение Конституционного Суда, мнение Президента Российской Федерации, мнение наших журналистов и вернуться всего лишь к трем статьям закона — 41, 50 и 57, Мы вчера раздавали сравнительные таблицы проектов статей и редакций с принятыми поправками. Орготдел отпечатал дополнительные экземпляры, и те, кто их не получил, сейчас могут получить.

Председательствующий. Вы их зачитайте. Я боюсь, что у некоторых депутатов может не оказаться текста, поэтому зачитайте.

Еремин И.Ю. Раздавали вчера.

Председательствующий. Игорь Юрьевич, зачитайте, пожалуйста.

Еремин И.Ю. Статья 41. Конфиденциальная информация. Согласно принятой поправке речь идет о том... Я зачитаю редакцию с принятой поправкой. "Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения под условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда или следственных органов в связи с находящимися в их производстве делом". В первоначальном варианте фигурировал только Суд, а в связи с поправкой депутата Степанкова сюда попали следственные органы. Данная поправка противоречит пункту 4 статьи 49 данного закона, который обязывает журналиста сохранять конфиденциальность информации и ее источника. Данная поправка есть шаг назад по сравнению с союзным законом о печати, согласно которому (статья 28) потребовать раскрыть источник конфиденциальной информации может только суд. Данная поправка противоречит ряду документов, принятых в рамках ЮНЕСКО и Международного бюро труда, в частности решению Женевской встречи 1990 года по вопросам занятости и труда журналистов. Мировая практика идет по такому пути — только суд может обязать редакцию раскрыть источник конфиденциальной информации. Соответствующие нормы имеются в законодательстве Швеции, ФРГ, Португалии, Дании, Италии, Норвегии, Великобритании, стран Африки и Латинской Америки, в решениях Верховного Суда США.

Председательствующий. Игорь Юрьевич, действительно, понятно. В общем, вот о чем идет речь. Сами знаете, да? То есть оставить суд, как есть, как везде, и даже в союзном законе, и убрать поправку депутата Степанкова "или следственных органов". Ну давайте сделаем подарок журналистам накануне Нового года. (Шум в зале.) Ну уважаемые депутаты, зачем вы так возмущаетесь? Нельзя же все на себя переносить.

Еремин И.Ю. Руслан Имранович, позвольте два слова. Товарищи, к проекту закона о средствах массовой информации было подано 79 поправок. И только 26 из них попали в окончательный блок, предложенный вам на голосование. Мы учли десятки поправок, причем три четверти поправок в ходе обсуждения проекта, но есть принципы, которыми мы поступиться не можем. Речь идет всего о трех статьях, уважаемые депутаты.

Председательствующий. Игорь Юрьевич, не надо, успокойтесь. У нас депутатов словами не убедишь. Так ведь? Поэтому важно, чтобы было убеждение. Я призываю. От этого мы не пострадаем, а журналистов действительно как-то вдохновим. Я призываю вас к тому, чтобы отменить "или следственных органов". Прошу голосовать. "Суд" надо оставить, это во всем мире. Голосуйте, пожалуйста. Идет голосование: убрать слова "или следственных органов".

Еремин И.Ю. Руслан Имранович, мы предлагаем такую процедуру...

Председательствующий. Подождите, а то сейчас вы все испортите. Убрать, я и говорю. Голосуйте, пожалуйста. И я голосую вместе с вами. Результаты голосования

За....................134

Против...........21

Воздержалось.......15

Голосовало................170

Спасибо. (Шум в зале.) Ну депутаты, нельзя же так. Что вы все время шумите! Радоваться надо, что наконец-таки сделали доброе дело. А вы расстраиваетесь. Все. Следующая, пожалуйста. (Шум в зале.) Что такое? Не кричите, скажите кто-нибудь в микрофон. Как фамилия, я плохо слышу, как Ваша фамилия? Пожалуйста, зайдите после сессии ко мне. (Смех в зале.) Я прошу Вас зайти. Что кричите здесь все время, Вы что в лесу? Подойдите к микрофону и скажите все, что хотите. Пожалуйста, Михаил Алексеевич.

Митюков М.А. Дело в том, что речь идет о законе, поэтому нужно по палатам проголосовать.

Председательствующий. По палатам? Ну так бы и сказали, зачем кричать. Пожалуйста, я ставлю вновь на голосование поправку: "или следственных органов". Поверьте, надо убрать, стыдно за наш парламент.

Результаты голосования

Совет Республики

За................................ 75

Против......................., 18

Воздержалось.............. 5

Голосовало................_ 98

Совет Национальностей

За.................................78

Против.........................3

Воздержалось.............. 6

Голосовало.................87

Еремин И.Ю. Спасибо. Следующая статья 50. Речь идет о скрытой записи. Приняв поправку народного депутата Веремчука, мы полностью исказили смысл статьи, и вместо того, чтобы ввести вполне определенные, строгие ограничения на порядок распространения сообщений и материалов, сделанных с использованием скрытой записи, мы вообще сделали скрытую запись невозможной. Данная поправка делает невозможной работу фотокорреспондентов, радиожурналистов, операторов телевидения, но нисколько не увеличивает защиту прав граждан по сравнению с основным текстом. Основной текст также запрещает скрытую запись в целях защиты прав граждан и делает из этого запрета только три важных исключения: если снятые кадры не унижают чести и достоинства граждан; если демонстрация...

Председательствующий. Хорошо, хорошо, Игорь Юрьевич.

Еремин И.Ю. Если есть понимание, я прошу проголосовать.

Председательствующий. Может, Виктор Романович сам, проникшись, сказал бы, что поторопился? Пожалуйста, третий микрофон.

Варов В.К. Я согласен с тем, что сказали, только с маленькой коррективой, которая мной уже согласована с коллегой Федотовым и другими. Просто предлагается в пункте 1 вместо слов "если это не унижает чести и достоинства" вставить очень простую, лаконичную фразу: "если это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина". И тогда все остается и все удовлетворены.

Председательствующий. То есть тогда "не допускается" убрать?

Варов В.К. Нет, нет, все остается, просто вместо подпункта 1 под этим же обозначением поставить другие слова: "если это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина".

Еремин И.Ю. Мы согласны.

Председательствующий. Согласны?

Еремин И.Ю. Да.

Председательствующий. Ставлю на голосование. Пожалуйста, проголосуйте эту поправку.

Из зала. Против...

Председательствующий. Проголосуйте же, ну что вы опять... Ну, голосуйте карточкой.

Результаты голосования

Совет Республики

За................................65

Против.......................18

Воздержалось : ......... 9

Голосовало................92

Совет Национальностей

За.................................82

Против.........................7

Воздержалось.............. 5

Голосовало................94

Еремин И.Ю. Спасибо. И последняя поправка по статье 57 — освобождение от ответственности. Мы приняли поправку депутата Степанкова, исключили пункт 7. Согласно данной поправке исключен пункт, освобождавший редакцию; главного редактора и журналиста от ответственности в случае, когда в опубликованном материале разглашаются государственные или иные тайны, однако, в действиях главного редактора и журналиста отсутствуют признаки состава преступления. Речь идет о том, что публикация материалов, содержащих фрагменты государственной или иной специально охраняемой законом тайны, произошла не по вине...

Председательствующий. Перепечатал, одним словом, с другой. Перепечатал...

Еремин И.Ю. В Уголовном кодексе есть статья. Она устанавливает ответственность за разглашение государственных секретов теми лицами, которым эти сведения стали известны по работе. Следовательно в действиях журналиста, который разгласил секретные сведения, полученные им по работе именно как таковые, то есть секретные, имеется состав преступления, и пункт 7 на него не распространяется. А если нет состава преступления, за что же редакция и журналист должны отвечать? Вот о чем идет речь.

Председательствующий. Пожалуйста третий, микрофон.

Варов В.К. По пункту 7. Я сейчас тоже сошлюсь на очень обстоятельный и длительный разговор по этому моменту с коллегой Федотовым и другими специалистами. По смыслу и по содержанию я полностью согласен, но в данной ситуации редакция пункта 7, подчеркиваю — редакция, представляется весьма неудачной. И в первую очередь, вот почему. Здесь сказано "государственную тайну". Вопросов нет. Но дальше идет:

или иную специально охраняемую законом тайну. Просто, навскидку, перечисляю их: тайна переписки, тайна телеграфных переговоров, телефонных переговоров, врачебная тайна, тайна усыновления и так далее. Я сейчас выскажу итоговую мысль. Мы с коллегой Федотовым, с другими специалистами, договорились: пока этот вопрос здесь, следует воздержаться от голосования, а буквально на первом заседании после ближайших каникул, тщательно подготовить хорошую редакцию, которая будет в полном соответствии с международно-правовыми нормами и цивилизованной практикой, и внести на ваше решение. А сейчас пока воздержаться.

Председательствующий. Нет, мы больше воздерживаться не будем.

Варов В.К. Буквально полторы недели. А иначе эта статья, в данной редакции, будет посягать на тех, в интересах кого мы действуем — на интересы граждан.

Председательствующий. Нет, она не будет посягать, потому что мы ее устранили.

Варов В.К. Но я прошу дать слово Федотову.

Председательствующий. Пожалуйста.

Федотов М.А., заместитель министра печати и массовой информации РСФСР.

Я согласен с Владимиром Константиновичем, что сейчас может быть не стоит к этой норме возвращаться, но в принципе формулировка для этой нормы есть. Здесь нужно связать два момента — отсутствие уголовно-наказуемого деяния в действиях журналиста и редактора и соответствующее отсутствие ответственности редакции. Вот та форма, в которой это было первоначально в пункте 7 — я согласен не очень удачна. Поэтому восстанавливать этот пункт нет смысла. Если есть решение потом отредактировать этот пункт...

Председательствующий. Да нет, мне кажется, вот два пункта восстановили — и без этого проживете. Возвращаться к закону нет смысла. Все.

Еремин И.Ю. Большое Вам спасибо.

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ.

ПЕРВЫЕ АТАКИ НА ЗАКОН О СМИ

Поправки, которые остановил журналист

«Московский комсомолец», 10 июля 1992 г.

УМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ РАЗРАБАТЫВАЕТСЯ В ВЕРХОВНОМ СОВЕТЕ ИМЕНИ ХАСБУЛАТОВА

Беру любимую книжку (Уголовный кодекс) и читаю главу «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности". Начинается глава статьей 102: «Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах». И перечень: а) из корыстных побуждений; г) совершенное с особой жестокостью; д) совершенное способом, опасным для жизни многих людей; е) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием... Захожу в Верховный Совет и натыкаюсь там на менее четкий, но тоже замечательный текст:

«ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Совета Российской Федерации О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКЕ В СФЕРЕ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Учитывая важное значение роли средств массовой информации (далее СМИ) в формировании общественного мнения и критическую ситуацию, сложившуюся в данной области, существующие серьезные недостатки правового регулирования деятельности СМИ, а также социальную остроту возникших в данной сфере проблем, Верховный Совет Российской Федерации постановляет...»

Безграмотность меня всегда пугает. Хорошего не жди, (По-русски говорят или «важное значение», или «важная роль».) Да и стиль Постановлений ЦК КПСС еще не забыт, Но плевать на детали. Цель-то, очевидно, благая. «Критическая ситуация», «социальная острота» — это все верно. Газеты людям не по карману, тиражи падают, журналы умирают. Сейчас ВС, который мы (сдуру) ругали за бездеятельность, поможет прессе и прочим СМИ. С надеждой читаю дальше.

«1. Создать из представителей депутатских фракций, комиссий палат, комитетов Верховного Совета Российской Федерации и его органов, представителей различных общественно-политических организаций постоянно действующий Наблюдательный Совет по СМИ, персональный состав которого утверждается на Верховном Совете Российской Федерации, возложив на Наблюдательный Совет функции контроля за соответствием деятельности телерадиовещательных компаний уставам, демократическим нормам (принципам) и законодательству»,

Увы! Я-то надеялся... А ВС предлагает всего лишь переименовать цензуру в «Наблюдательный Совет» (далее — НС).

«2. Предоставить Наблюдательному Совету по СМИ право давать рекомендации, обязательные к исполнению и не противоречащие Законам РФ Министерству печати и информации Российской Федерации, руководителям государственных теле- и радиовещательных компаний, а также редакторам печатных изданий, учредителем которых является Верховный Совет».

Еще одно замечательное переименование! Грубое слово «приказ» теперь называется «рекомендация обязательная к исполнению». Нет, не безграмотны наши законодатели. По изяществу слога поднимаются до Набокова. Героя ведут на эшафот — голову рубить, — а говорят: «Чик-чик делать».

И пусть никого не утешает, что это будут приказы, «не противоречащие закону». Ибо разрешено все, что не запрещено. Найдите в кодексах, скажем, запрет на телефонные звонки по вертушке в кабинеты главных редакторов.

«3. Комитету по средствам массовой информации, связям с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучению общественного мнения разработать и внести на сессию проект закона «О телевидении и радиовещании», предусмотрев в нем механизмы общественного контроля деятельности государственных телерадиокомпаний, в т.ч. через Наблюдательный Совет при ВС РФ и регулярное переутверждение руководителей государственных телерадиовещательных компаний «Останкино» и Всероссийской». «Контроль через регулярное переутверждение»? Это, видимо, «чик-чик» будут регулярно делать.

«5. ...Размер дотации определяется каждому конкретному изданию Комитетом по СМИ ВС и Мининформпечатью с последующим утверждением Наблюдательным Советом ВС».

Ну, это ясно. За парадные портреты НС ВС будет платить щедро.

«6. Поручить Комитету по средствам массовой информации совместно с Комитетом по законодательству Верховного Совета Российской Федерации и при участии Наблюдательного Совета по СМИ — до 10 октября 1992 года представить Верховному Совету Российской Федерации проекты нормативных актов, регулирующих порядок создания, статус, компетенцию и формы деятельности Наблюдательного Совета по СМИ, а также порядок взаимодействия Наблюдательного Совета по СМИ с государственными органами».

«До 10 октября»? А почему не до 7 ноября? Впрочем, спасибо. Три месяца еще поживем.

«...до 1 января 1993 года представить Верховному Совету Российской Федерации подготовленные с учетом рекомендаций Наблюдательного Совета по СМИ следующие проекты законодательных актов: об изменениях и дополнениях законодательства о СМИ по вопросам: б) рассмотреть вопрос о целесообразности существования Госинспекции по охране свободы слова; в) порядка назначения и отстранения от должности руководителей государственных СМИ; г) о соответствующих изменениях и дополнениях в ГК РФ, УК РФ, КоАП РФ». Прелесть. Без комментариев. «7. Поручить

Наблюдательному Совету по СМИ при Верховном Совете Российской Федерации не позднее 1 января 1993 года представить Верховному Совету Российской Федерации: концепцию государственной политики в области СМИ».

Государственная политика в области СМИ? Знаем-знаем! Она называется «марксистско - ленинская идеология».

«14. До сформирования Наблюдательного Совета по СМИ при Верховном Совете Российской Федерации признать целесообразным продолжение работы Комиссии по СМИ, созданной в соответствии с решениями 8 съезда народных депутатов России, и возложить функции Наблюдательного Совета на эту комиссию.

Президиуму Верховного Совета Российской Федерации принять меры к техническому и материальному обеспечению деятельности комиссии».

М-да. Компетенцию определят к 10 октября. А пока функции возложат на Комиссию. Чтобы «чик-чик» не откладывать. Что до тех. и мат. обеспечения, то это такие фельдъегеря.

На уголке замечательного постановления есть скромное слово «проект». Значит, еще не утвердили. Значит, еще доработают. Внесут какое-нибудь «регулярное ритмическое поперечное вложение ума». По-русски — порка. По-царски — шпицрутены.

...Пытаюсь шутить, а не получается. Хотя ситуация комичная беспредельно. Те самые люди, которых гласность сделала депутатами -законодателями, готовят умышленное групповое убийство гласности. Готовят преступление против жизни, свободы и достоинства личности.

Они не понимают, что готовят самоубийство.

Александр МИНКИН

Комментарий к документу.

Данный проект, будучи предан гласности, вызвал крайне острую реакцию в обществе, в результате чего так и не был принят. Его заменил документ принципиально иной направленности - постановление от 17 июля 1992 г. № 3335-1 «Об экономической поддержке и правовом обеспечении деятельности средств массовой информации». В этом постановлении, в частности, поручалось парламентским комитетам подготовить проекты законов «об организации деятельности в области телерадиовещания» и о внесении изменений и дополнений в УК и КоАП РСФСР в связи с принятием Закона о СМИ. Здесь же устанавливалось, что размер дотаций печатным изданиям из республиканского бюджета должен быть пропорционален результатам подписки и их тиражам, а конкретное расределение средств должно осуществляться Министерством печати и информации РФ по согласованию с соответствующими парламентскими комитетами. Принципиально важной была рекомендация региональным властям распространить на СМИ льготы, предусмотренные для учреждений культуры, в том числе по арендной плате. Отметим также рекомендацию правительству предусмотреть возможность равноправного участия коллективов редакций СМИ в приватизации полиграфических предприятий.

Поправки, которые остановил эксперт

(файл - popravka)

Проект

ЗАКОН Российской Федерации
О внесении изменения в статью 42 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"

Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1.    Изменить часть вторую статьи 42 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", изложив ее в следующей редакции:

"Письмо, адресованное в редакцию, может быть использовано в сообщениях и материалах данного средства массовой информации, если при этом не искажается смысл письма и не нарушаются положения настоящего Закона. Редакция не обязана отвечать на письма граждан, а также пересылать письма тем органам, организациям и должностным лицам, в чью компетенцию входит их рассмотрение, за исключением случаев, когда эти письма, в том числе анонимные, содержат сведения о готовящихся или совершенных преступлениях. Такие письма подлежат обязательному направлению в правоохранительные органы".

2.    Настоящий Закон вступает в силу с момента его опубликования.

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
к проекту Закона Российской Федерации ”О внесении изменений в статью 42 Закона Российской Федерации ”О средствах массовой информации”

В настоящее время правоохранительные органы располагают сведениями об участившихся преступных посягательствах в отношении народных депутатов России всех уровней и других представителей органов власти и управления, отдельных граждан.

За прошедшие 3 года в отношении только народных депутатов совершено более 100 экстремистских акций с использованием самодельных взрывных устройств, огнестрельного и холодного оружия, осуществлены поджоги их жилых и рабочих помещений. В результате 15 народных депутатов погибли, 9 получили ранения различной тяжести. В этом году в результате 29 террористических актов погибло два человека.

При проведении оперативно-розыскных и следственных мероприятий по фактам террористических и иных насильственных действий правоохранительные органы получают информацию о резком увеличении количества писем, в том числе и анонимных, в адреса редакций средств массовой информации, в которых высказываются угрозы различного характера в отношении представителей депутатского корпуса, органов власти и управления, отдельных граждан.

Своевременное получение правоохранительными органами подобного рода писем из редакций средств массовой информации позволило бы на ранней стадии предотвратить преступные замыслы и эффективнее осуществлять предупредительно-профилактические мероприятия в интересах защиты депутатов, должностных лиц, граждан.

Однако, правоохранительные органы не имеют правового основания затребовать подобного рода письма из редакций, т.к. статья 42 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" сформулирована таким образом: "редакции не обязаны ... пересылать письма органам, организациям и должностным лицам, в чью компетенцию входит их рассмотрение".

Вышеизложенные обстоятельства диктуют необходимость внесения изменения в эту статью Закона, предусмотрев в ней обязанность должностных лиц средств массовой информации направлять в правоохранительные органы письма, в том числе и анонимные, содержащие сведения о готовящихся или совершенных преступлениях.

С внесением изменений в Закон создаются правовые основы для получения правоохранительными органами из редакций средств массовой информации писем, в том числе и анонимных, содержащих террористические угрозы и сведения о готовящихся или совершенных преступлениях.

РОССИЙСКОЕ АГЕНТСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

(РАИС)

Председателю Комитета Верховного Совета РФ по средствам массовой информации В.И.Брагину

Уважаемый Вячеслав Иванович!

В связи с Вашим запросом N 7-17-398 от 11.11.92 сообщаю, что РАИС не правомочен давать заключения о целесообразности той или иной законодательной инициативы Президента Российской Федерации, поскольку является непосредственно подотчетным ему органом. Поэтому прошу рассматривать данное письмо исключительно как выражение частного мнения одного из авторов Закона РФ "О средствах массовой информации".

На мой взгляд, при оценке предлагаемой поправки следует учитывать следующие моменты:

1)    каким будет правовой механизм реализации предлагаемой нормы?

2)    какие правовые последствия может иметь неисполнение этой нормы?

3)    какие политические последствия может иметь принятие данной поправки?

Возложение на редакции СМИ обязанности пересылать в компетентные органы письма о готовящихся или совершенных преступлениях поставит главных редакторов в крайне сложное положение, поскольку им придется самостоятельно решать вопрос о наличии признаков состава преступления в описываемых авторами писем ситуациях. Например, если в письме сообщается, что гражданину незаконно отказывают в предоставлении земельного участка, то за этим может, конечно, скрываться факт вымогательства взятки. Но с таким же успехом - факт тривиального бюрократизма. Однако в функции СМИ не входит ведение дознания, оперативно-розыскной деятельности или предварительного следствия. Более того, СМИ вправе и обязаны охранять от разглашения конфиденциальную информацию, полученную ими под условием неразглашения (ст. 41 Закона о СМИ). Если письмо адресовано редакции, то только редакция вправе его использовать и только с соблюдением частей первой и второй ст. 42 Закона о СМИ. Разглашение содержания письма против воли автора будет нарушением тайны переписки, гарантированной Конституцией РФ.

Внесение предлагаемого дополнения в часть вторую ст. 42 Закона о СМИ будет означать, что неисполнение обязанности пересылать письма о готовящихся или совершенных преступлениях может при определенных условиях квалифицироваться как уголовно наказуемое недонесение (ст. 190 Уголовного Кодекса). Причем, легко представить себе ситуацию, когда неугодному редактору специально посылают письмо о совершенном преступлении, чтобы в случае, если он не перешлет это письма в прокуратуру, инициировать привлечение его к уголовной ответственности.

Нельзя не учитывать и того, что процесс внесения изменений в Закон о СМИ может стимулировать противников свободы печати на выработку других, куда более опасных поправок.

Наконец, возможно внесение предлагаемой Президентом Российской Федерации поправки в уточненной редакции, а именно: "за исключением, случаев, когда неопубликованные письма очевидно содержат сведения о готовящихся или совершенных особо опасных государственных преступлениях или преступлениях против личности".

С уважением,

М. Федотов,
доктор юридических наук, профессор

Поправки, которые остановил министр

ИЗМЕНЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ норм действующего законодательства, касающихся средств массовой информации

I. В порядке совершенствования Закона РФ "О чрезвычайном положении"

Изложить пункт "б" статьи 23 Закона РФ "О чрезвычайном положении" в следующей редакции:

"б) ограничение свободы печати и других средств массовой информации путем введения предварительной цензуры; допускается временный арест печатной продукции, приостановление деятельности средств массовой информации до отмены чрезвычайного положения"... (далее по тексту).

II.    В порядке совершенствования уголовного законодательства

Дополнить Уголовный Кодекс РСФСР статьей 155-1 следующего содержания:

"Статья 155-1. Незаконное занятие деятельностью, требующей получение лицензий или свидетельства о регистрации.

Заведомо незаконное занятие деятельностью, требующей получение лицензии на эту деятельность или свидетельства о регистрации предполагаемой деятельности, наказывается лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на срок до трех лет, или штрафом до пятидесяти минимальных месячных окладов оплаты труда.

Те же действия, совершенные лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное настоящей статьей - наказывается лишением свободы на срок от года до трех лет с конфискацией имущества или без таковой, конфискацией тиража и технических средств и лишением права занятия редакторской и (или) издательской деятельностью на срок от двух до пяти лет."

III.    В порядке совершенствования уголовно-процессуального законодательства

Дополнить часть третью статьи 136 Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР в перечне соответственно между статьями 151-I521 и 160 - статьей I55-I.

IV.    В порядке совершенствования законодательства об административных правонарушениях

1.    В статьях 1711, 1712, 1713 КоАП РФ указанные штрафные санкции считать увеличенными в тысячу раз.

2.    Внести в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях следующие изменения и дополнения:

Дополнить Кодекс статьей 1715 следующего содержания:

"Статья 1715. Незаконное занятие деятельностью, требующей получение лицензии или свидетельства о регистрации.

Незаконное занятие деятельностью, требующей получение лицензии на эту деятельность или свидетельства о регистрации предполагаемой деятельности - влечет вынесение органом, выдающим лицензию или свидетельство о регистрации, предупреждения или наложения штрафа на граждан в размере до пятнадцати месячных окладов оплаты труда, а на должностных лиц - до пятидесяти минимальных месячных окладов оплаты труда."

V.    В порядке совершенствования Закона РФ ”О средствах массовой информации”

I. Часть первую статьи 4 Закона РФ "О средствах массовой информации" изложить в следующей редакции:

"Не допускается использование средств массовой информации в целях дезинформации читателей, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения призывов к насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, для дискредитации органов государственной власти и высших должностных лиц государства путем распространения заведомо ложных сведений, для разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости и розни, для пропаганды войны и насилия, а также в целях совершения уголовно наказуемых деяний."

2.    Часть первую статьи 7 изложить в следующей редакции: "Учредителем (соучредителем) средства массовой информации могут быть юридические и физические лица, а также трудовые и журналистские коллективы".

3.    В части второй статьи 9 исключить слово "судом", заменив его словами: "регистрирующим органом или Министерством печати и информации".

4.    Часть первую статьи 10 дополнить словами: "сведения о главном редакторе, членах редакционной коллегии данного средства массовой информации, в частности, в каких средствах массовой информации упомянутые лица состоят в качестве главных редакторов, редакторов, членов редколлегии, издателей, учредителей".

Часть вторую статьи 10 после слов "регистрационного сбора" дополнить словами: "и устав редакции". При этом редакция вправе оговорить, какие сведения, содержащиеся в ее уставе или заменяющем его договоре, составляют коммерческую тайну".

5.    Статью 11 дополнить частью пятой следующего содержания: "Перерегистрация средства массовой информации, а также заявленное правопреемство в случае регистрации нового средства массовой информации, не освобождает правопреемника от ответственности за ранее совершенные нарушения настоящего Закона".

6.    Статью 15 изложить в следующей редакции:

"Свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным Министерством печати и информации Российской Федерации в случаях:

если установлено, что свидетельство получено обманным путем;

если средство массовой информации не выходит в свет (в эфир) более одного года.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным регистрирующим органом или Министерством печати и информации Российской Федерации по заявлению учредителя о прекращении деятельности средства массовой информации в соответствии с частью второй статьи 16 Закона, а также в случае, если имела место повторная регистрация данного средства массовой информации. При признании свидетельства о регистрации недействительным регистрационный сбор возврату не подлежит".

7.    В части первой статьи 16 исключить слова: "или приостановлена только"...

Часть третью статьи 16 изложить в следующей редакции: "Основанием для прекращения судом (судьей) деятельности средства массовой информации являются неоднократные в течение двенадцати месяцев нарушения редакцией требований статей 4, 35, части второй и третьей статьи 37 настоящего Закона (если в нарушении распространения средства массовой информации установлена вина редакции), 43, по поводу которых регистрирующим органом или Министерством печати и информации Российской Федерации делались письменные предупреждения учредителю и (или) редакции (главному редактору), а равно неисполнение постановления суда о приостановлении деятельности средства массовой информации. Решение о вынесении предупреждения принимается руководителем соответствующего органа или уполномоченным им должностным лицом на основании заключения комиссии, формируемой из числа специалистов данного государственного органа".

Часть четвертую статьи 16 изложить в следующей редакции: "Приостановление деятельности средства массовой информации может быть произведено Министерством печати и информации Российской Федерации в случае направления им материалов в суд о прекращении деятельности газеты. Основанием для приостановления... (далее по тексту)."

8.    Статью 19 дополнить частью четвертой следующего содер

жания:

"На редакции средств массовой информации, за исключением специализирующихся на сообщениях и материалах рекламного или эротического характера, распространяется статус организаций культуры".

Части четвертую и пятую статьи 19 считать частями пятой и шестой.

9.    Статью 23 изложить в следующей редакции:

"Статья 23. Информационные агентства и телерадиокомпании

При применении настоящего Закона в отношении информационных агентств и телерадиокомпаний на них одновременно распространяются статус редакции, издателя, распространителя, предприятия, организации культуры и правовой режим средства массовой информации.

Бюллетень, вестник, иное издание или программа с постоянным названием, учреждаемые информационным агентством или телерадиокомпанией, регистрируются в порядке, установленном настоящим Законом.

При распространении сообщений и материалов информационного агентства или телерадиокомпании другим средством массовой информации ссылка на информационное агентство или телерадиокомпанию обязательна".

10.    В статье 29 слова: "библиотеку СССР им. В.И.Ленина" заменить словами: "Российскую библиотеку".

11.    Из статьи 49 исключить часть четвертую.

12.    Дополнить Закон РФ о СМИ статьей 49-1: "Социальные гарантии деятельности журналистов", и изложить ее в следующей редакции:

"Государство гарантирует журналисту в связи с осуществлением им профессиональной деятельности защиту его чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества как лицу, выполняющему общественный долг.

Журналистам и работникам телерадиокомпаний, выполняющим в зонах вооруженных конфликтов или иной повышенной опасности свои профессиональные обязанности, страховые суммы, установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном страховании граждан, выплачиваются в двойном размере.

В случае гибели журналистов и работников, указанных в части второй настоящей статьи, на членов их семей распространяются социальные гарантии и компенсации, установленные в отношении членов семей военнослужащих, погибших в Великой Отечественной Войне.

Журналистам и работникам, получившим увечья при обстоятельствах, предусмотренных частью второй настоящей статьи, устанавливаются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные для инвалидов Великой Отечественной войны".

13. В части первой статьи 59 Закона РФ о СМИ слова "статьи 4" исключить.

Комментарий к документу.

Данный проект был подготовлен в аппарате Министерства печати и информации Российской Федерации весной 1993 г. по инициативе одного из заместителей Министра. Этот чиновник, будучи крайне раздосадован теми трудностями, с которыми министерству приходилось сталкиваться в борьбе с газетой «День» и другими экстремистскими изданиями, решил упростить свою задачу посредством изменения Закона о СМИ. Его инициатива не имела продолжения, поскольку была пресечена главой министерства.

Поправки, которые остановил Президент

СТЕНОГРАММА Девятого (внеочередного) Съезда народных депутатов Российской Федерации 28 марта 1993 года (извлечение)

Председательствует заместитель Председателя Верховного Совета Российской Федерации Ю.М.Воронин.

Председательствующий. У нас есть вопрос о мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации. Я правильно понял? Пожалуйста, слово — Лисину. Извините, слово — Плотникову.

Плотников О.В. Уважаемые коллеги! Поскольку Владимир Павлович Лисин немножко приболел (у него повышенное давление), Редакционная комиссия поручила мне выступить при рассмотрении во втором чтении постановления по этому вопросу. Я хотел бы прежде всего попросить уважаемых коллег взять в руки таблицу поправок к проекту постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации о мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации. Этот текст раздавался сегодня с утра вместе с теми документами, которые утром брали в Георгиевском зале. Второй документ, который я прошу народных депутатов Российской Федерации взять и ознакомиться с ним, — это лист, где представлен окончательный текст постановления, который будет в случае, если Съезд согласится с мнением Редакционной комиссии при рассмотрении поправок.

Я должен сказать, что одновременно с работой Редакционной комиссии (а мы вчера закончили работу примерно в половине четвертого утра, то есть сегодня) проведена правка Редакционно-издательским отделом, которая касалась чисто формальных сторон, типа того, что надо переставить номер указа после названия или уточнить согласование.

Итак, уважаемые коллеги, я прсшу взять таблицу поправок и начать рассмотрение поправок. Кроме того (я прошу прощения), не всегда мое мнение совпадало с мнением большинства членов Редакционной комиссии, поэтому я просил бы к первому микрофону подойти депутатов Астафьева, Тихонова. В случаях, когда они лучше могут изложить мнение Редакционной комиссии, я попрошу просто дать им слово от этого микрофона.

Поправка 1 к названию постановления. Поправка народного депутата Митюкова. Исключить из названия постановления слова "и в службах информации". Я прошу дать слово народному депутату Митюкову.

Председательствующий. Одну минуточку, уважаемые народные депутаты! Я хочу с вами посоветоваться по этому вопросу. Президент вчера направил нам свои поправки. К сожалению, он не указал, кто является представителем Президента по данному вопросу. Не написано, поэтому я и спрашиваю. Дадим ли мы слово по этому вопросу как представителю Президента министру Федотову? Прошу голосовать. Кто за то, чтобы предоставить слово представителю Президента по данному вопросу Федотову, голосуйте. Не надо меня подводить.

...Решение принято.

Слово — представителю Президента. Пожалуйста.

Федотов М.А., министр печати и информации Российской Федерации.

Уважаемый Президиум! Уважаемый Съезд народных депутатов! Прежде всего позвольте поблагодарить вас за возможность высказать позицию Президента по данному проекту постановления. Президент Российской Федерации поручил мне обратить ваше внимание на то, что предлагаемый проект имеет некоторые недостатки.

Во-первых, о недостатках политических. Сегодня ночью мы все с вами перевели стрелки часов на один час вперед. Принятием этого постановления мы переведем часы в области гласности и свободы слова на 10 лет назад. (Шум в зале.) Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что, по сути дела, создается гигантская монополия вместо той полумонополии, которая есть сегодня, когда телевидение принадлежит разным ветвям власти, когда есть Российская телерадиокомпания, учрежденная Верховным Советом Российской Федерации, руководитель которой назначен Президиумом Верховного Совета Российской Федерации. Одновременно с этим есть телекомпания "Останкино", учрежденная Правительством Российской Федерации как правопреемник Гостелерадио СССР и входящая в систему органов государственного управления.

Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что, принимая это постановление, в отдельных пунктах мы будем наблюдать нарушение Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", что противоречит статье 4 Конституции Российской Федерации. Речь идет о постановлении Съезда, а не о законе, об акте распорядительном, а не законодательном. Постановление Съезда не может входить в противоречие с законами, принятыми или самим Съездом, или Верховным Советом Российской Федерации. На это обращает внимание в своих поправках и в замечаниях к проекту председатель Комитета по законодательству уважаемый Михаил Алексеевич Митю-ков. Я просил бы Съезд обратить внимание на то, что, принимая это постановление, мы тем самым нарушаем постановление прошлого, восьмого, Съезда, первым пунктом которого было сказано: считать недействительными все акты, которыми перераспределяются полномочия между органами законодательной и исполнительной власти. Таким образом, Съезд проявляет непоследовательность в собственных действиях, и может так случиться, что принятое сегодня постановление в силу решения прошлого Съезда сразу окажется недействительным.

И еще один момент, на который я хотел бы обратить внимание. Я говорил о монополии, которая создается. Она создается именно пунктом 2 проекта постановления, где говорится: установить, что органы исполнительной власти и их должностные лица не могут являться учредителями государственных телерадиовещательных компаний и информационных служб, их полномочия в качестве учредителей переходят к соответствующим представительным органам власти и местного самоуправления.

К чему это приведет? Например, в городе Саратове и в Саратовской области существует Саратовская областная телерадиокомпания. На сегодняшний день ее соучредителями являются администрация Саратовской области и Министерство печати Российской Федерации как орган управления. Если постановление с пунктом 2 будет принято, то и права учредителей перейдут к соответствующим представительным органам власти, и учредителями Саратовской телерадиокомпании будут Саратовский областной Совет народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации. Таким образом, Верховный Совет Российской Федерации станет полновластным хозяином всех телерадиокомпаний в Российской Федерации от Калининграда до Курил. Ничего подобного не знала даже практика нашего недавнего прошлого.

Я хотел бы обратить внимание также на то, что имеются международные обязательства Российской Федерации, в частности, связанные с декларацией об основных принципах, касающихся деятельности средств массовой информации, резолюцией ЮНЕСКО от 28 ноября 1978 года, резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1946 года, резолюцией Генеральной конференции ЮНЕСКО от 15 ноября 1989 года и, наконец, Виндхукской декларацией о развитии независимой и плюралистической прессы от 3 мая 1991 года. Во всех этих и многих других международных документах подчеркивается, что парламенты должны заботиться о создании независимых, плюралистических средств массовой информации. И это касается не только прессы, но также аудиовизуальных средств массовой информации.

Я прошу предоставить мне возможность выступать конкретно по каждой поправке, когда она будет вами обсуждаться и выноситься на голосование. Благодарю вас за внимание.

Председательствующий. Спасибо. Слово — Председателю Редакционной комиссии Лисину Владимиру Павловичу.

По поправкам, пожалуйста.

Лисин В.П., Семеновский национально-территориальный избирательный округ, Нижегородская область.

Думаю, что вы разобрались в документах, которые получили сегодня. Я очень благодарен Михаилу Александровичу за то, что он разъяснил ту позицию, которую разъяснял и нам, Редакционной комиссии. Со многими вопросами, которые заложены в этом проекте, Михаил Александрович согласен, по некоторым не выразил своего определенного мнения, а с некоторыми действительно не согласен. Я думаю, что он будет здесь еще выступать и в качестве оппонента. Но о том, кто же все-таки монополизировал нашу, так сказать, телевизионную печать, я думаю, у этого зала спрашивать пока не надо. Сможем ли мы монополизировать — это еще вопрос, тем более, что в проекте об этом как раз ни слова не говорится.

Если в проекте есть какие-то шероховатости, я думаю, что при доработке в него будут внесены существенные коррективы. Поэтому я предлагаю сразу, если вы не возражаете, перейти к поправкам.

Председательствующий. ...Пожалуйста, первая поправка.

Лисин В.П. Первая поправка — к названию проекта. Проект называется: "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации". Поправка Митюкова: из названия проекта постановления слова "и службы информации" исключить.

Председательствующий. Нет, пожалуйста, скажите мнение Редакционной комиссии.

Лисин В.П. Мнение комиссии — отклонить.

Председательствующий. Пожалуйста, первый микрофон.

Митюков М.А., Алтайский территориальный избирательный округ, Республика Хакасия.

Я не хотел бы касаться политической стороны аспекта моих поправок, но хочу заметить, что тех авторов, которые составляли это постановление, не заботила задача согласования постановления с действующим законодательством, по крайней мере с Законом "О средствах массовой информации", на который они ссылаются и действие которого якобы будет распространяться на эти отношения. И таким образом мы вкладываем и добавляем новый камень в фундамент несогласованности всего нашего законодательства.

А теперь конкретно по поправке. Из названия текста постановления, на мой взгляд, необходимо исключить слова "и в службах информации". Во-первых, законодатели нигде не дают такого понятия, нет его и в проекте постановления, предложенного вашему вниманию. А информационная служба может быть и не средством массовой информации, а предприятием, учреждением или организацией. В этих случаях на нее будет распространяться действие Закона "О предприятиях и предпринимательской деятельности" и других законодательных актов. Или надо дать определение этого понятия, или его исключить.

Ну и главное, о чем я хочу сказать: перед вынесением проекта на обсуждение нужна глубокая экспертиза соответствия этого постановления действующему законодательству.

Председательствующий. Спасибо. Есть ли оппонирующая сторона? (Выкрики из зала.) Нет, вы уже все сказали, не надо, мы же проголосовали за порядок. Второй микрофон, пожалуйста.

Тихонов В.А. Можно, казалось бы, если подходить формально, кое в чем и согласиться с Михаилом Алексеевичем, но давайте подумаем: жизнь нам показала несостоятельность Закона "О средствах массовой информации" в части его толкования в отношении государственного телерадиовещания. Мы отлично видим, что с ним творится, так что мы будем делать — жизнь под закон подстраивать или же закон изменять под жизнь? Это первое.

Второе. Мы видим способности президентских служб "мимикрировать". Мы видим, что у нас вдруг появляется Федеральный информационный центр России и другие службы. Мы здесь указали службы информации из опасения допустить возможность преобразования тех же государственных телерадиокомпаний или иных подобных структур в какую-либо службу информации. Таким образом, мы предупредили возможность таких маскирующих преобразований. Кроме того, у нас есть Федеральный информационный центр России, о котором говорится в пункте 1. Это как раз тот самый случай. Поэтому мы просим оставить так, как записано в постановлении.

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка народного депутата Митюкова: из названия постановления слова "и в службах информации" исключить.

Идет голосование, будьте внимательны.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Следующая — поправка 2 депутата Тихонова. Она вносится в следующий текст преамбулы проекта постановления: "В настоящее время политическая цензура приобрела новый специфический характер, проявляющийся в неравномерном предоставлении эфирного времени выразителям различных политических взглядов". Тихонов предлагает в первой части преамбулы после слов "политическая цензура" добавить "на государственном телерадиовещании", далее по тексту. Комиссия предлагает принять эту поправку.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон, автор поправки, пожалуйста.

Тихонов В. А. Я думаю, здесь не должно быть никаких пояснений, так как понятно, что на государственном телевидении это недопустимо, на частном — вполне возможно.

Председательствующий. Спасибо. Есть оппоненты? Нет. Ставится на голосование поправка народного депутата Тихонова, которую Редакционная комиссия рекомендует принять.

...Так, принимается.

Лисин В.П. Спасибо. Следующая поправка — по этому же тексту, по преамбуле. Депутаты Збронжко, Копейка, Еремин, Мишустина, Митюков предлагают часть первую преамбулы снять. Заключение комиссии — отклонить, но должен сразу сказать, что члены комиссии Копейка и Збронжко имеют по этому проекту свое, отличающееся от мнения комиссии, мнение.

Збронжко И.В., Топкинский территориальный избирательный округ, Кемеровская область.

Уважаемые народные депутаты, поскольку данный проект постановления грубо нарушает не только Закон "О средствах массовой информации", но и Конституцию Российской Федерации в ее основополагающей части разделения властей, то мы предлагаем вам сегодня здесь определиться: будем ли мы добавлять работу Конституционному Суду, принимая это постановление, будем ли мы подливать масло в огонь в условиях конфронтации, которая сегодня сложилась между ветвями власти? Или же, может быть, мы примем такое решение: поручить Верховному Совету Российской Федерации в трехмесячный срок разработать закон о государственном телерадиовещании, где все наши предложения, о которых здесь говорится, будут учтены.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон.

Шеболдаев С.В. Я хочу возразить моему коллеге по комитету по средствам массовой информации, поскольку то, что записано в первой части преамбулы, почти очевидно. Неравномерность предоставления эфирного времени имеет место, и это, конечно, тоже форма политической цензуры.

И еще, Юрий Михайлович, пользуясь случаем (я больше к микрофону выходить не буду, разве только в том случае, когда будет голосоваться моя отклоненная поправка), предлагаю поставить на голосование все поправки, рекомендованные Редакционной комиссией к принятию. Может быть, Съезд примет их сразу, чтобы ускорить работу. И прошу установить 20-секундный режим, если можно.

Председательствующий. Итак, ставится на голосование поправка народных депутатов Збронжко, Копейки, Еремина, Мишустиной, Митюкова о том, чтобы первую часть преамбулы снять.

...Отклоняется.

Уважаемые народные депутаты, поступило предложение. Если вы внимательно посмотрели те поправки, которые комиссия рекомендует принять, можем ли мы проголосовать за них в целом? Будут ли какие-то соображения?

Возражения, может быть, какие-то? Возражений нет. Тогда позвольте поставить на голосование: принять те поправки...

Одну минуточку. Второй микрофон, пожалуйста.

Степанков В.Г., Хабаровский национально-территориальный избирательный округ, Хабаровский край.

Комиссия предлагает принять поправку к пункту 10, где записано: "Генеральному прокурору Российской Федерации, Государственной инспекции..." Здесь уже говорили, что такая редакция будет противоречить Закону "О средствах массовой информации", поскольку этот закон возложил на министерство обязанность регистрировать средства массовой информации, осуществлять за ними контроль, давать предупреждение, когда средства массовой информации допускают нарушение, и даже обращаться в суд с иском об их закрытии. Такие же обязанности и права есть у учредителя редакции.

Если мы в такой редакции принимаем этот пункт, то получается, что Прокуратура, подменяя Министерство печати и информации, вместо своей работы должна читать все газеты, слушать все радио- и телевизионные передачи и делать их работу. Поэтому я прошу записать просто: "Министерство печати и информации", Государственная инспекция является его составной частью, и не наша с вами вина, что два года она не работает.

Лисин В.П. Я прошу ответить Михаила Александровича.

Председательствующий. Нет, одну минуточку. Я не вижу поправку, во-первых... А, понятно. Так, пожалуйста, первый микрофон.

Федотов М.А. Уважаемый Президиум, уважаемый Съезд! Я думаю, что предложение уважаемого Генерального прокурора абсолютно правильно, только я бы тоже его чуть-чуть подправил. Хотя, конечно, функция надзора за исполнением закона всеми органами, в том числе и средствами массовой информации, возложена и на органы Прокуратуры. Но я бы согласился с предложением исключить из этого текста упоминание прокуратуры. Тогда этот текст мог бы звучать таким образом: "Министерству печати и информации Российской Федерации, Государственной инспекции по защите" и так далее. Спасибо.

Председательствующий. Уважаемые народные депутаты, с учетом того, что высказали Генеральный прокурор и представитель Президента, можно ли принять все те поправки, которые комиссия рекомендует принять и включить в проект постановления? Прошу проголосовать. Я сказал: с учетом мнения Генерального прокурора и представителя Президента. То есть в поправке 29 должно быть не "Генеральному прокурору" и "Государственной инспекции", а "Министерство печати и информации". Я правильно понял?

Я ставлю на голосование поправки, которые Редакционная комиссия рекомендует нам принять. Все сразу. Прошу проголосовать.

...Принимается.

Пожалуйста, по тем поправкам, которые... Поправка 5, пожалуйста.

Лисин В.П. Поправка 5. Пункт 1 изложить в следующей редакции: "Запретить вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность федеральных и территориальных телерадиокомпаний, находящихся в федеральной собственности, за исключением случаев, предусмотренных Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации". Поправка Збронжко, Копейки, Еремина, Мишустиной. Комиссия предлагает отклонить.

Председательствующий. Спасибо. Первый микрофон, пожалуйста.

Копейка А.К., Тихоокеанский национально-территориальный избирательный округ, Приморский край.

Я предлагаю народным депутатам быть последовательными. Раз мы хотим убрать монополизм из средств массовой информации, давайте мы тогда не будем допускать вмешательства любого государственного органа в деятельность средств массовой информации. Это, по-моему, главная задача проекта закона о телерадиовещании, который мы разрабатываем, и мне кажется, что наша редакция улучшает постановление.

Председательствующий. Спасибо. Первый микрофон, пожалуйста.

Федотов М.А. Уважаемый Президиум, уважаемый Съезд, я прошу Съезд решить, как быть в тех случаях, когда поправки, предложенные депутатами, и поправки, предложенные Президентом, текстуально совпадают. Имею ли я право как представитель Президента тоже высказать свою позицию?

Председательствующий. Давайте, уважаемые народные депутаты, все-таки предоставлять слово и представителю Президента, если у него есть какие-то дополнения, уточняющие позицию народных депутатов. Ничего здесь плохого не будет.

Пожалуйста, Михаил Александрович. Первый микрофон.

Федотов М.А. Спасибо. Уважаемый Съезд! Я бы предложил поддержать предлагаемую поправку, она имеется и в тексте поправок Президента. В основном тексте говорится о том, что деятельность телерадиовещания осуществляется в соответствии с законом и постановлением. Но в том случае, когда постановление противоречит закону, возникает противоречие, и разрешить это противоречие в рамках пункта 1 будет невозможно. Кроме того, здесь используется не очень понятная формула о том, что бы деятельность не предусмотренных законом органов управления прекратить. Эта формула вообще никак не привязана к теме, и совершенно очевидно, что существуют разные органы управления на местах, в регионах. Это может трактоваться очень широко. Поэтому этот пункт предлагается сформулировать именно так, как изложено в поправке, и тогда у нас действительно будет возможность обеспечить телерадиокомпаниям самостоятельное существование в рамках действующего законодательства. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон, пожалуйста.

Астафьев М.П., Дзержинский территориальный избирательный округ, г. Москва.

В качестве ответа на это предложение могу выдвинуть следующие аргументы, уважаемые депутаты. Дело в том, что в конце данного постановления будет присутствовать поправка, написанная мною, примерно следующего содержания: рекомендовать Верховному Совету привести Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" в соответствие с данным постановлением. Тем самым мы действительно устраним все противоречия. Это один аргумент.

И второй. Дело в том, что вспомните, как два или три года назад, когда очень многие средства массовой информации и телевидение были в руках КПСС, "Демократическая Россия" все время кричала, что надо их демонополизировать. И вот сейчас процесс пошел в такую сторону, что абсолютно все телерадиовещание опять оказалось в руках одной партии, только под другим названием. Поэтому нам необходимо именно через вмешательство представительных органов власти, через эти комиссии убрать и цензуру, и монополизацию эфира. Исполнительная власть с этим, как мы видим, не справилась.

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка народных депутатов Збронжко, Копейки, Еремина, Мишустиной, поддержанная также Президентом Российской Федерации. Пункт 1 изложить в следующей редакции: "Запретить вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность федеральных и территориальных телерадиокомпаний, находящихся в федеральной собственности, за исключением случаев, предусмотренных Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации". Прошу народных депутатов проголосовать.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 6 к пункту 2 — установить, что органы и должностные лица исполнительной власти не могут являться учредителями государственных телерадиовещательных компаний и информационных служб. Их полномочия в качестве учредителей переходят к соответствующим представительным органам власти и местного самоуправления.

Поправка Збронжко, Копейки, Еремина, Мишустиной. Пункт 2 постановления изложить в следующей редакции: "Не допускать учреждения телерадиопрограмм и бюджетных телерадиокомпаний государственными органами и должностными лицами. Права и обязанности учредителей ныне действующих телерадиокомпаний, находящихся в федеральной собственности, передать в установленном законом порядке трудовым коллективам соответствующих телерадиокомпаний. Сохранить существующий порядок финансирования и материально-технического обеспечения государственных телерадиокомпаний". Решение Редакционной комиссии — отклонить.

Председательствующий. Спасибо. Первый микрофон, автор поправки, пожалуйста.

Збронжко И.В. Уважаемые народные депутаты! Сегодня закон разрешает быть учредителями органам и представительной власти, и исполнительной власти. Но если уж мы с вами решили принимать это постановление и если мы с вами подозреваем эти органы власти в каком-то, так сказать, монополизме, то давайте тогда решим эту проблему так, как мы и предлагаем в этой поправке. Не допускать учреждения телерадиопрограмм и бюджетных телерадиокомпаний государственными органами и должностными лицами, пусть тогда этим занимаются трудовые коллективы. Уважаемые депутаты, прошу поддержать эту поправку.

Председательствующий. Спасибо. Михаил Александрович, пожалуйста.

Федотов М.А. Уважаемый Президиум, уважаемый Съезд! Я бы просил поддержать поправку по данному пункту, поскольку речь может идти только о передаче учредительских прав в отношении именно средств массовой информации. Никакой передачи собственности, прав собственности при этом не происходит. И видимо, речь должна идти о передаче части учредительских прав.

Если эта поправка Съездом будет отклонена, я бы попросил Съезд обратить внимание на предлагаемую далее поправку депутата Курковой, поддержанную целым рядом других депутатов, где предлагается очень взвешенный подход к решению данной проблемы. Не конфронтационный подход, а именно такой подход, который позволил бы учесть интересы всех структур власти. Там предлагается сделать все представительные органы соучредителями телерадиокомпаний вместе с органами исполнительной власти. Точно такое предложение я получил некоторое время назад. Министерство его полностью поддержало. Мы получили его от депутата Тулеева и депутата Кислюка - руководителей исполнительной и представительной властей Кемеровской области. Я думаю, что такое решение было бы правильным во всех регионах Российской Федерации. Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон, пожалуйста.

Астафьев М.Г. Уважаемые депутаты! Я предлагаю голосовать против данной поправки на основании следующих аргументов. Посмотрите на то, что сейчас реально происходит на Ленинградском телевидении, где Бэлла Куркова хочет - закрывает программу, хочет - открывает. То же самое и в Москве по первому и второму каналам. Если мы отдадим все права так называемым трудовым коллективам в лице их начальников, то, во-первых, эта приватизация мне не кажется справедливой, а во-вторых, именно монополизм и воцарится.

Теперь по поводу соотношения органов представительной и исполнительной властей как учредителей. Весь дух данного постановления в том, что орган представительной власти, то есть Совет, по своей природе многопартиен. И во всех наблюдательных советах, о которых речь будет идти дальше, мы предлагаем обязательно на равных правах давать место каждой политической группировке и фракции, чтобы они делегировали писателей, ученых, кого угодно. А исполнительная власть по своей природе персонифицируется в одном человеке. Поэтому мы убеждены, что права и точки зрения, разные взгляды будут лучше защищены и выражены, если это только будет разрешено органам представительной власти.

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка 6 народных депутатов Збронжко, Копейки, Еремина, Мишустиной, поддержанная представителем Президента. Прошу проголосовать.

...Отклоняется. Пожалуйста, следующая.

Лисин В.П. Поправка 7. Пункт 2 изложить в следующей редакции: "Поручить Верховному Совету Российской Федерации внести изменения и дополнения в Закон о средствах массовой информации, в которых предусмотреть создание представительными и исполнительными органами власти наблюдательных советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании". Это поправка Митюкова. Комиссия предлагает отклонить.

Председательствующий. Пожалуйста, автор поправки.

Митюков М.А. Уважаемый Съезд! Задача, которую нужно решить в постановлении, понятна. Можно сказать, в какой-то мере актуальна. Но, как говорится в постановлении, оно призвано нормативно урегулировать деятельность государственных телерадиовещательных компаний на срок, пока не будет принят соответствующий закон, детально регламентирующий специфические отношения в такой сложной и деликатной сфере. При этом в поправке 1, которую мы уже обсудили, сказано, что эту проблему должны урегулировать в постановлении в строгом соответствии с Законом Российской Федерации о средствах массовой информации.

К сожалению, этого строгого соответствия нет, и это законодательство полностью игнорируется. Именно этому закону противоречит пункт 2 настоящего проекта постановления, запрещающий органам исполнительной власти быть учредителями Гостелерадиокомпании.

В статье 7 закона о средствах массовой информации установлено, что государственный орган может быть учредителем, кроме тех случаев, которые перечислены в части второй статьи 7. Причем в части второй содержится исключительно исчерпывающий перечень, кому запрещено быть учредителями.

Противоречит этот пункт и многим другим статьям закона о средствах массовой информации. Практически не могут быть реализованы те нормы, которые касаются имущественных отношений. В связи с переходом полномочий бывших учредителей к соответствующим представительным органам возникнет острая проблема применения статьи 18 закона, по которой добровольно только можно передать права учредителя другому лицу или органам, с согласия редакции или соучредителей.

В самом деле, как быть, если учредитель не один, если он возражает? Напомню, что при смене учредителя необходимо заключить новый учредительный договор с редакцией. А как соблюсти имущественные интересы при такой насильственной передаче? Эти проблемы не решены в проекте постановления. Он не дает ответов на эти вопросы, а на практике это создаст множество имущественных споров и даст не тот результат, к которому мы стремимся, а вызовет противостояние в этой области.

Поэтому предлагаю пункт 2 изложить в той редакции, которая дана в моей поправке, либо совсем исключить.

Лисин В.П. Михаил Алексеевич, внимательно почитайте пункт 1: «с настоящим постановлением». Это меняет дело.

Председательствующий. Одну минуту... Не надо, все, хватит. Я вас прошу не нарушать регламент. У нас есть оппонирующая сторона.

Второй микрофон, пожалуйста.

Плотников О.В. Я хотел бы сказать, уважаемый Съезд, что Михаил Алексеевич тут, на наш взгляд, не совсем прав (на взгляд большинства членов комиссии) . Прежде всего я хочу напомнить Михаилу Алексеевичу, что акты, принятые Съездом народных депутатов, обладают более высокой юридической силой, нежели акты, принятые Верховным Советом.

Я хотел бы напомнить, что в тексте проекта постановления уже имеется принятая поправка, которая обязывает Верховный Совет привести закон о средствах массовой информации в соответствие с настоящим постановлением.

Наконец, в тексте имеется поправка, в которой говорится, что необходимо действовать на основании не только закона о средствах массовой информации, но и на основании настоящего постановления. Это была чисто формальная сторона.

В том случае, если мы пойдем по пути уважаемого Михаила Алексеевича, то мы по нему будем идти еще месяца три-четыре. Если Михаил Алексеевич не понимает, какая сейчас сложилась ситуация в области телерадиовещания, то, думаю, большинство это понимает.

И наконец, по поводу собственности. Существует почему-то представление, что собственником того или другого являются исполнительные органы власти. Простите, но собственником государственного имущества является народ, и поручено осуществлять эти отношения собственности от лица народа представительным органам власти. Такова Конституция.

Я прошу отклонить поправку народного депутата Митюкова.

Председательствующий. Ставится на голосование поправка 7 народного депутата Митюкова.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 8. Пункт 2 изложить в следующей редакции: "Установить, что представительные органы власти являются соучредителями государственных телерадиовещательных компаний, учрежденных соответствующими органами исполнительной власти. Сохранить существующий порядок финансирования и материально-техническое обеспечение государственных телерадиокомпаний". Это поправка Мишустиной, к ней присоединился еще ряд депутатов, И хотя комиссия приняла решение отклонить, мое личное мнение другое: я попросил бы эту поправку принять.

Председательствующий. Автор поправки, первый микрофон, пожалуйста.

Куркова Б. А., Электросиловский территориальный избирательный округ, г. Санкт-Петербург.

Эта поправка не несет в себе никакого политического заряда. Она отражает действительность, которая есть в территориальных компаниях. Мы говорим о том, что хотим лишить монополизма одну ветвь власти, а сейчас впадаем в другую крайность. То есть на территориях, как отметил министр, говоря о поддержке таких депутатов, как Тулеев и другие, с соучредителями территориальных, региональных компаний обязательно должны быть на равных и органы исполнительной власти, и, естественно, законодательной, представительной власти, а мы их лишаем такой возможности. Мне кажется, отнимать возможность быть учредителями территориальных компаний, нарушать сложившийся такой нормальный баланс, соотношение властей в этих компаниях - это, по-моему, не только нарушение Закона "О средствах массовой информации", но и лишение другой ветви власти возможности иметь хоть какое-то влияние в телерадиокомпаниях.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон, пожалуйста.

Астафьев М.Г. Уважаемые депутаты! Я также предлагаю отклонить и эту поправку (автор Куркова) на том основании, что, к сожалению, в нашей стране уже сложился дисбаланс властей. И органы исполнительной власти всегда имеют тенденцию к захвату гораздо более реального властного пространства, нежели им отписано по закону. В этой ситуации даже при формальном паритете представительных и исполнительных органов власти мы в реальности получим следующее: все снова будет контролироваться исполнительной властью, и любая критика этих властей в эфире будет эффективно подавляться. Предлагаю голосовать против.

Председательствующий. Ставится на голосование поправка 8 народного депутата Курковой. Пожалуйста, голосуйте. Женщину поддержать надо.

...Отклоняется.

Плотников О.В. А жаль. Поправка 9 принята в части первой. В части второй пункт 3 изложить в следующей редакции: "Установить, что положения о федеральных телерадиокомпаниях утверждаются, а их руководители назначаются Президентом Российской Федерации по согласованию с Верховным Советом Российской Федерации, а положения о территориальных телерадиокомпаниях - соответствующими органами исполнительной власти по согласованию с представительными органами субъектов Российской Федерации. Предусмотреть в указанных положениях создание попечительских советов, формируемых по предложению журналистских коллективов телерадиокомпаний, и гарантии объективного освещения общественных процессов, представления равных возможностей различным политическим партиям, движениям и иным общественным объединениям для изложения своих точек зрения на осуществляемые в Российской Федерации экономические, политические и социальные реформы, на проблемы общенационального, регионального и местного характера". Поправка вносится депутатами Збронжко и Копейкой. Комиссия предлагает ее отклонить.

Председательствующий. Спасибо. Первый микрофон. Автор поправки, пожалуйста.

Копейка А.К. На наш взгляд, создание наблюдательных советов представительными органами власти опять же нарушает баланс властей. Сегодня мы много говорим о монополизме исполнительной власти. Уважаемые народные депутаты, мы хотим забрать монополию у исполнительной власти, а передать это все себе. Давайте же будем справедливыми. Если уж мы говорим о разделении властей, о балансе, давайте же этот баланс будем соблюдать.

И второе. Речь идет о назначении руководителей. На наш взгляд, руководители федеральных телерадиокомпаний должны назначаться Президентом и согласовываться с Верховным Советом. Если руководители будут назначаться наблюдательным советом, который формируется Верховным

Советом, в этом опять же явно прослеживается монополия на средства массовой информации. Поэтому мы просим принять нашу поправку.

Председательствующий. Спасибо. Первый микрофон. Пожалуйста, Михаил Александрович.

Федотов М.А. Спасибо. Уважаемый Президиум, уважаемый Съезд. Эта поправка также поддерживается Президентом Российской Федерации, и как его представитель, я хотел бы попросить Съезд обратить внимание на то, что в этой поправке выдерживается принцип паритета, выдерживается принцип учета интересов всех ветвей власти, то есть принцип разделения властей, как он отражен в Конституции Российской Федерации. При этом предполагается создание попечительских, а не наблюдательных советов, ибо даже в самом названии "наблюдательный совет" есть уже элемент контроля, элемент цензуры, что противоречит статье 3 Закона "О средствах массовой информации". Я бы обратил внимание также на то, что попечительский совет существует во многих странах мира и выполняет очень важные функции: функции арбитра, функции нравственного судьи, нравственного ориентира. Поэтому и предлагается термин "попечительский совет", в смысле опеки, поддержки, помощи. Кроме того, я хотел бы обратить еще внимание на следующее. Давайте не будем забывать, что концентрация всего телевидения в одних руках — это очень опасная монополизация. Тем более что это будет не просто монополизация в руках органов власти, это будет монополизация в руках должностных лиц.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон, пожалуйста.

Астафьев М.Г. Я полностью разделяю точку зрения министра информации, что концентрация всего телерадиовещания в одних руках общественно опасна, и именно поэтому предлагаю отклонить поправку Збронжко и Копейки. Приведу лишь один пример. Не так давно мы внесли в Конституцию поправки, согласно которым Президент должен был назначать, в частности, министра Козырева с согласия Верховного Совета. Так что же? На бумаге это написано, а Козырев и ныне там. Вот так же будет и с телевидением.

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование вторая часть поправки 9 народных депутатов Збронжко и Копейки, которую поддерживает Президент. Просьба проголосовать.

...Отклоняется. Пожалуйста, поправка 11.

Лисин В.П. Поправка 11. Пункт 3 изложить в следующей редакции: "Верховному Совету в месячный срок принять закон о государственном телерадиовещании, предусмотрев в нем создание наблюдательных советов на государственных телерадиокомпаниях, формируемых на паритетных началах законодательной и исполнительной властью, политическими партиями, общественными и религиозными движениями. В законе предусмотреть порядок назначения руководителей государственных телерадиокомпаний". Поправка депутатов Еремина, Копейки, Мишустиной. Предложение комиссии — отклонить.

Председательствующий. Автор поправки. Первый микрофон, пожалуйста, народный депутат Еремин.

Еремин И.Ю., Устиновский территориальный избирательный округ, Удмуртская Республика.

Уважаемые коллеги! Предлагаемая нами поправка по сути не меняет поставленную, так сказать, проблему, просто она юридически более корректна. Вот, в частности, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что в проекте Редакционной комиссии речь идет о наблюдательном совете на государственном телерадиовещании. Такого субъекта права, в том числе в Законе Российской Федерации "О средствах массовой информации", нет. Мы же ведем речь о наблюдательных советах на государственных телерадиокомпаниях. Есть существенная разница.

Кроме того, мы предлагаем решить вопрос о наблюдательных советах не на уровне положения, которое в двухмесячный срок должен разработать Верховный Совет (это, так сказать, невыполнимая задача), а предлагаем эту проблему решить в рамках закона, придав достаточно высокий статус, и таким же образом решить проблему о назначении руководителей государственной телерадиокомпании. Пусть это будет в законе. Мы еще должны подумать над этой процедурой. Этот вопрос достаточно непростой, и исходя из этих соображений, мы просим принять пункт 3 в нашей редакции.

Председательствующий. Пожалуйста, второй микрофон.

Астафьев М.Г. Уважаемые депутаты! Главным аргументом против принятия данной поправки является следующее. Дело в том, что любая идея должна еще быть работоспособной. Вот мы примем поправку, но нужно, чтобы она обеспечивала четкое функционирование той идеи, которая в нее заложена. Если мы сформулируем так, что наблюдательные советы формируются всеми политическими партиями, всеми религиозными конфессиями и так далее, то вопрос уйдет в многомесячное согласование, ибо я работаю в комитете по вероиспбведаниям и могу вас уверить, что у нас очень много религиозных конфессий даже в Москве представлено. И это будет огромный совет, куда каждый будет кого-то вставлять, будут споры, кого-то мы обидим. А сколько у нас сект? Вы что, возьмете на себя смелость одну секту представить в совете, а другую секту не представить? Это будет недемократично. Поэтому мы считаем... То же самое и с партиями, у нас уже около сотни партий. Поэтому единственной рабочей идеей будет следующее. Совет, в том числе и Верховный Совет, уже достаточно многопартиен. Тут есть президентская партия, тут есть оппозиция, тут есть конструктивный центр, неконструктивный центр. Тут есть все мнения. И поэтому если мы поручим это все Советам, то они быстро, в течение двух недель смогут сформировать наблюдательный совет, который приступит к работе. Кстати, члены наблюдательного совета, по нашему предложению, вовсе не обязаны быть депутатами. Это могут быть очень уважаемые люди, и даже, если угодно, представители религиозных конфессий. Но формула такая: от каждой фракции по равному количеству человек делегируется. Будут представлены все взгляды, и это будет быстро сделано.

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка 11 народных депутатов Еремина, Копейки, Мишустиной.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 12. Пункт 3 изложить в следующей редакции: "Считать необходимым создание представительными органами власти попечительских советов, формируемых по предложению творческих коллективов телерадиокомпаний", далее по тексту. Поправка Курковой. Отклонить.

Председательствующий. Первый микрофон, пожалуйста.

Куркова Б. А. Так как мы уже выплеснули вместе с водой и ребенка, то есть я имею в виду, что исполнительная власть полностью исчезла из числа учредителей телерадиокомпаний, а значит, этим самым постановлением провозглашается полный монополизм представительной власти, то есть Верховного Совета, то я хочу обратиться к здравому смыслу и хотя бы маленькое право оставить за творческими коллективами телекомпаний: дать им возможность предлагать представителей в эти попечительские советы. Они же не решать будут, а только предлагать. С моей точки зрения, это разумно, но я не знаю, как решит высокий Съезд.

Председательствующий. Второй микрофон, пожалуйста.

Плотников О.В. Уважаемые коллеги! Я хотел бы просто привести один аргумент, почему Редакционная комиссия отклонила эту поправку Бэллы Алексеевны. Не может наблюдательный совет или попечительский совет (как его ни назови, функции все равно будут те же) формироваться по предложению тех, за кем он должен наблюдать. Ну, не может этого просто-напросто быть! Поэтому я прошу эту поправку отклонить.

Председательствующий. Ставится на голосование поправка 12 народного депутата Курковой. Пожалуйста.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 13, пункт 3 изложить в следующей редакции: "Считать необходимым создание при государственных телерадиокомпаниях наблюдательных советов на паритетных началах органами представительной, исполнительной власти и общественности". Вносит Герасимов. Комиссия предлагает отклонить.

Председательствующий. Первый микрофон, пожалуйста, народный депутат Г ерасимов.

Герасимов В.И., Выборгский территориальный избирательный округ, Ленинградская область.

Уважаемые народные депутаты! Постановление, которое мы сегодня обсуждаем, действительно носит очень острый характер. Я лично не принадлежу к сторонникам той ситуации, которая сложилась сейчас на государственном телерадиовещании, и, на мой взгляд, она действительно страдает однобокостью. Но мы сегодня должны отдавать себе отчет в том, что наше постановление станет во многом основой для того закона, который будет приниматься Верховным Советом, и значение его велико не только для сегодняшнего дня, но и всех последующих.

Давайте внимательно посмотрим на положение, которое складывается. В нашем проекте, который мы уже частично одобрили, написано, что наблюдательные советы создаются на государственном телерадиовещании.

Действительно, при всем широком политическом спектре — это в какой-то мере введение определенной цензуры. Я предлагаю записать "при государственных телерадиокомпаниях". Это снимает остроту вопроса.

Второе. Мы не должны забывать, что государственное телерадиовещание служит не только для выражения политических целей, оно используется также в комплексе народного хозяйства. И отстранение исполнительной власти во многих аспектах принесет больше вреда. Естественно, в наблюдательных советах должны быть и представители исполнительных органов власти. Поэтому, пожалуйста (я прошу вас), внимательно прочитайте поправку и примите ее.

Председательствующий. Второй микрофон, пожалуйста.

Плотников О.В. Я вынужден сказать, что Редакционная комиссия не согласилась с мнением народного депутата Герасимова по следующим соображениям.

Во-первых, обращаю внимание на то, что в соответствии с этим пунктом у нас создаются наблюдательные советы по обеспечению свободы слова, а не просто наблюдательные советы. Так что ни о какой цензуре говорить просто-напросто не приходится. Я удивляюсь, когда говорят, что мы создаем антицен-зурные органы.

Второй момент. Должен сказать, что поправка народного депутата Герасимова даже несколько непонятна. Что значит — "на паритетных началах органами представительной, исполнительной власти и общественности"? Что подразумевается?

Наконец, последнее. Исполнительная власть, как уже говорил депутат Астафьев, имеет своих представителей в органах представительной власти. Мы все об этом великолепно знаем. И когда мы предлагаем формировать наблюдательные советы по обеспечению свободы слова, включающие и этих представителей, то мы отражаем и интересы исполнительной власти, но только в той степени, конечно, в какой она этого заслужила, а не так, чтобы еще отдельно исполнительная власть имела практически большинство в этих наблюдательных советах.

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка 13 народного депутата Герасимова. Прошу проголосовать.

...Отклоняется. Пожалуйста, поправка 14.

Лисин В.П. Поправка 14. Пункт 4. "Главными задачами наблюдательных советов по телерадиовещанию являются:

-    обеспечение на государственном телевидении и радио объективного освещения общественно-политических проблем и событий;

-    предоставление равных возможностей для изложения точек зрения на осуществляемые в России экономические, социальные и политические процессы различными политическими и общественными объединениями;

-    введение строгой регламентации использования государственного телерадиовещания в целях политической пропаганды и агитации;

-    принятие необходимых мер по недопущению политической монополизации государственного телерадиовещания.

Деятельность наблюдательных советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании осуществляется в соответствии с законами Российской Федерации".

Поправка депутатов Збронжко и Копейки — пункт 4 изложить в следующей редакции: "Обязать телерадиокомпании, находящиеся в федеральной собственности, руководствоваться "Декларацией о средствах массовой информации и правах человека" (резолюция 428 (1970 год) Консультативной ассамблеи Совета Европы)..." Предлагается отклонить.

Председательствующий. Пожалуйста, автор поправки, народный депутат Збронжко.

Збронжко И.В. Уважаемые депутаты! Если это постановление, которое противоречит не только праву, но и здравому смыслу, будет все-таки принято и наше телевидение захватят, по выражению депутата Плотникова, эти антицензурные органы (на самом деле цензурные органы), то, конечно, трудно ожидать, что будет выполняться только этот закон, но и будет соблюдаться международное право. Я все-таки просил бы вас проголосовать за эту поправку, если уж мы считаем себя цивилизованной страной.

Председательствующий. Михаил Александрович, представитель Президента, пожалуйста.

Федотов М.А. Уважаемый Президиум, уважаемый Съезд! Как представитель Президента Российской Федерации я должен заметить, что в поправках Президента есть это же предложение. Оно внесено в связи с тем, что 20 марта Президент Российской Федерации издал Указ № 377 — о гарантиях информационной стабильности и требованиях к телерадиовещанию. Именно этим указом он утвердил минимальный стандарт требований к телерадиовещанию, в последнем, десятом, пункте которого перечисляются эти международные документы как обязательные для руководства в деятельности государственных телерадиокомпаний. Чтобы не возникло противоречия между постановлением Съезда и указом Президента, предлагается включить эту норму в текст постановления, поскольку иначе работники телевидения, честно говоря, окажутся в положении буриданова осла. Они не будут знать, соблюдать нормы международного права или нет.

Я хотел бы обратить внимание на то, что Российская Федерация еще не является членом Совета Европы. Для нас в этом смысле эти декларации и резолюции не являются обязательными. Но Российская Федерация уже заявила о своем желании вступить в Совет Европы. Если наше внутреннее законодательство будет противоречить этим резолюциям (в частности, по вопросам отношений национальных парламентов со средствами массовой информации), то будут трудности со вступлением Российской Федерации в Совет Европы.

Обратил бы внимание также на то, что наша Конституция предусматривает: в вопросах о правах человека обязательными являются не только нормы Конституции, законов, но также общепризнанные нормы международного права. Благодарю вас.

Председательствующий. Спасибо. Второй микрофон, пожалуйста.

Плотников О.В. Я попросил бы уважаемых оппонентов все-таки не лукавить. Михаил Александрович прекрасно знает, что мы отклонили поправку по трем основаниям.

Первое и самое важное. Если кто-то из вас, уважаемые депутаты, читал эти правовые акты, то, конечно, он может голосовать за то, чтобы вставить их в текст постановления Съезда народных депутатов. Редакционная комиссия, к сожалению, не имела возможности ознакомиться с этими актами в полном объеме.

Второй момент. Эти правовые акты уже обозначены в соответствующем указе Президента. У нас в тексте постановления нигде не говорится, что мы этот указ отменили, приостановили что-то в какой-то части...

Безусловно, никто не сомневается в том, что этими актами государственное телевидение - вне зависимости от того, будет это в тексте постановления или не будет, - конечно и будет руководствоваться.

Но я хотел бы обратить внимание на то, что Михаил Александрович, некоторые депутаты и Президент хотят заменить этим пунктом пункт 4 нынешней редакции, обвиняя авторов текста постановления в том, что когда они определяют главными задачами наблюдательных советов по телерадиовещанию обеспечение на государственном телевидении и радио объективного освещения общественно-политических проблем и событий, предоставление равных возможностей для изложения точек зрения различным политическим силам и, наконец, принятие необходимых мер по недопущению политической монополизации государственного телерадиовещания, то... Я не верю, что это может противоречить правовым актам. Если это цензура, как сказал Михаил Александрович, то я не знаю, что тогда — демократия...

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка 14 народных депутатов Збронжко и Копейки, поддержанная представителем Президента.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 16. Пункт 4, абзац пятый. Исключить. Он гласит: "Введение строгой регламентации использования государственного телерадиовещания в целях политической пропаганды и агитации". Поправка Митюкова.

Председательствующий. Спасибо. Отклонить. Второй микрофон, пожалуйста. Народный депутат...

Лисин В.П. Принята эта поправка.

Митюков М.А. Нет, нет, нет. Это пятнадцатая принята.

Лисин В.П. Шестнадцатая, Михаил Алексеевич.

Председательствующий. Шестнадцатая поправка.

Митюков М.А. Уважаемые коллеги, я предлагаю пятый абзац пункта 4 исключить, так как он фактически повторяет абзац третий. В третьем абзаце говорится о предоставлении равных возможностей для всех. А в абзаце пятом: "Принять необходимые меры по недопущению политической монополизации". То есть фактически об одном и том же речь идет в двух абзацах. Равные возможности - это значит недопущение монополизации. Зачем делать масло масляным?

Лисин В.П. Михаил Алексеевич, мы же это приняли.

Председательствующий. Да нет, ну что Вы. Пожалуйста, второй микрофон.

Плотников О.В. Я вот просил Михаила Алексеевича снять поправку, потому что мне неудобно выступать против мнения уважаемого мною человека. Но мы учли поправку депутата Митюкова, другую, которая тоже носила редакционный характер, об исключении одного из пунктов. Но в данном случае Редакционная комиссия не согласилась по той причине, что после долгого, так сказать, размышления мы пришли к выводу, что предоставление равных возможностей различным политическим силам для изложения точек зрения на экономические и другие процессы в России - все-таки более узкое понятие, чем осуществление необходимых мер по недопущению политической монополизации государственного телерадиовещания. Политическая монополизация может проявляться и в некоторых других формах. Мне бы не хотелось здесь приводить всю аргументацию по этому поводу. Я просто прошу отклонить поправку народного депутата Митюкова.

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка 16 народного депутата Митюкова - пункт 4 абзаца пятого исключить — которую Комиссия предлагает отклонить.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 17 депутата Шеболдаева, предлагающего часть третью пункта 4 изложить в следующей редакции: "Введение строгой регламентации использования государственного телерадиовещания в целях агитации в период избирательных кампаний, референдумов и опросов". Предложение комиссии — отклонить.

Председательствующий. Так, пожалуйста, народный депутат Шеболдаев, первый микрофон.

Шеболдаев С.Б. К сожалению, здесь по техническим причинам допущена ошибка. Я имел в виду пункт 4 - 3, а не часть третью. То есть тот самый четвертый абзац, который уже депутат Медяков предложил исключить. Я напомню, что это был за абзац: "Введение строгой регламентации использования государственного телерадиовещания в целях политической пропаганды и агитации...". У меня, как и у Митюкова, вызвали протест слова "политическая пропаганда", слава Богу их сняли. Поэтому поправку эту не надо голосовать.

Председательствующий. Спасибо.

Лисин В.П. Спасибо. Поправка 19, пункт 5: "Установить, что назначение и освобождение руководителей государственных телерадиовещательных компаний федерального значения осуществляется федеральным наблюдательным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании с согласия Верховного Совета Российской Федерации". Поправка Збронжко, Копейки. Пункт 5 изложить в следующей редакции: "Верховному Совету Российской Федерации продолжить работу по укреплению правовых и экономических гарантий свободы массовой информации, в трехмесячный срок разработать и принять законы о государственном телерадиовещании, об общественном и частном телерадиовещании, о лицензировании телевизионного вещания и радиовещания". Предложение комиссии - отклонить.

Председательствующий. Пожалуйста, первый микрофон.

Копейка А.К. Я уже говорил по поводу назначения руководителя. Мне хотелось бы сказать, что сегодня по поручению Съезда в Верховном Совете работает комиссия по изучению обстоятельств ситуации в телекомпании "Останкино". Сегодня комитет по средствам массовой информации уже готов выдать повторную редакцию проекта закона о лицензировании телерадиовещания, создана группа и уже практически идет полным ходом работа над разработкой проекта закона о государственном телерадиовещании. Мы считаем, что нужно также принять совершенно отдельно законы об общественном и частном телерадиовещании, о рекламе и так далее. То есть эта работа в комитете идет. И нам бы хотелось, чтобы все эти важные вопросы были освещены не в постановлении, а в законе. И поэтому мы предлагаем такую поправку. Спасибо.

Председательствующий. Есть ли оппоненты? Второй микрофон, пожалуйста.

Астафьев М.Г. Уважаемые депутаты, я предлагаю отклонить данную поправку на следующем основании. Сам пункт 5 емкий, краткий и ясный. Там сказано, что наблюдательные советы будут назначать и снимать руководителей средств массовой информации с согласия Верховного Совета. Мы видим четкий механизм, который может быть приведен в действие в достаточно скором времени.

С другой стороны, в поправке, предложенной нам, говорится о том, что в трехмесячный срок надо разработать новые законы, то есть, говоря по-русски, дело "замотать" и отложить в "долгий ящик". На этом основании я предлагаю голосовать "против".

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка 19 народных депутатов Збронжко и Копейки: пункт 5 изложить в новой редакции. Прошу народных депутатов проголосовать.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 20. Депутаты Еремин, Копейка, Мишустина предлагают пункты 5 и 6 исключить. Комиссия отклоняет их предложение.

Председательствующий. Первый микрофон. Пожалуйста, народный депутат Еремин.

Еремин И.Ю. Мотив такой: поскольку редакция, которая была предложена в предыдущей поправке, не прошла, а формулировки Редакционной комиссии по пунктам 5 и 6 крайне неудачны, предрешают законодательное оформление данной проблемы, мы предлагаем их вообще из проекта постановления исключить.

Председательствующий. Так, есть ли оппонент? Да. Второй микрофон, пожалуйста.

Астафьев М.Г. Уважаемые депутаты, совершенно ясно, что это направлено против создания наблюдательных советов. Аргументация в пользу создания наблюдательных советов уже была изложена. Предлагаю проголосовать "против".

Председательствующий. Спасибо. Ставится на голосование поправка народных депутатов Еремина, Копейки, Мишустиной пункты 5 и 6 исключить.

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 21, поправка Шеболдаева. В пункте 5 вместо слов "с согласия Верховного Совета Российской Федерации" (это в самом конце абзаца) он предлагает записать: "с согласия Президента и Верховного .Совета Российской Федерации".

Председательствующий. Так, пожалуйста, первый микрофон.

Шеболдаев С.Б. Я прошу высокий Съезд с особым вниманием отнестись к этой поправке. Дело в том, что мы действительно сейчас по существу хотим перейти в этот короткий период (я надеюсь, что он будет коротким) до принятия закона об организации телерадиовещания, на совершенно другую систему работы эфирных средств массовой информации. То есть вместо того, что имеется сейчас, мы хотим поставить их под контроль представительных органов власти. Я поддерживаю эту позицию. В этом отношении согласен с теми представителями оппозиции, которые в Редакционной комиссии это отстаивали. Но думаю, что все же некоторые вопросы, в частности кадровые (назначение руководителей федеральной телерадиокомпании), надо согласовать и с Президентом тоже. Напомню, что указ Президента об информационной стабильности только что депутат Плотников охарактеризовал как полезный указ, который мы поддерживаем, и думаю, что та политическая ситуация, которая сейчас сложилась, острота отношений с Президентом не должны влиять на нашу более правильную, более взвешенную позицию в этом вопросе. Прошу поддержать данную поправку.

Председательствующий. Второй микрофон, пожалуйста.

Астафьев М.Г. Уважаемые депутаты! Смысл этого постановления заключается в том, что нас не устраивает ныне существующий порядок, когда все руководители телерадиовещания, назначенные так или иначе с согласия Президента или его сторонников, проводят политику скрытой цензуры и монополизации средств вещания. Я обращаю ваше внимание, что пункт 5 говорит не только о назначении новых руководителей, но и о снятии старых. Поэтому я могу предположить, что мы не получим согласия Президента на отстранение от руководства тех руководителей средств массовой информации, которые себя дискредитировали в наших глазах. Иначе говоря, нынешняя ситуация будет заморожена. Предлагаю голосовать против.

Председательствующий. Ставится на голосование поправка 21 народного депутата Шеболдаева: "В пункте 5 после слов "с согласия" включить слова "Президента и".

...Отклоняется.

Лисин В.П. Поправка 28. Ввести дополнительный пункт в следующей редакции: "До утверждения состава федерального наблюдательного совета возложить исполнение его обязанностей и разработку положения на Редакционную комиссию Съезда по данному вопросу с подключением в ее состав равного числа депутатов от каждой зарегистрированной фракции". Это поправка депутатов Тарасова, Сидоренко, Мягких, Ребрикова. Предложение комиссии — отклонить.

Председательствующий. Пожалуйста, автор поправки, народный депутат Тарасов, второй микрофон.

Тарасов Е.А., Первомайский территориальный избирательный округ, Ростовская область.

Уважаемые народные депутаты! Мы с вами недавно были свидетелями того, как 20 марта перед тем, как выступить с заявлением Президенту, Борису Николаевичу Ельцину, ни Председатель Конституционного Суда, ни вицепрезидент, ни Председатель Верховного Совета не могли пробиться и сделать сообщение, которое предотвратило бы то опасное заявление Президента. Поэтому я считаю, что в этих условиях, пока не сформирован у нас наблюдательный совет, в обострившейся политической и социально-экономической ситуации (данная Редакционная комиссия достаточно зарекомендовала себя сегодня на Съезде), требуются безотлагательные меры именно по соблюдению свободы слова на телевидении и радиовещании.

Председательствующий. Пожалуйста, первый микрофон.

Збронжко И.В. Уважаемые народные депутаты! Вчера собиралась Редакционная комиссия, о которой идет речь. Этот вопрос ставился — согласны ли члены Редакционной комиссии участвовать в таком мероприятии. И практически все отказались, потому что очень много дел. Прошу это учесть при голосовании.

Председательствующий. Ставится на голосование поправка народных депутатов Тарасова, Сидоренко, Мягких, Ребрикова.

...Отклоняется.

...Первый микрофон.

Жуков Г .С., Колпашевский территориальный мз-бирательный округ, Томская область.

Уважаемые народные депутаты, я прошу вас вернуться к поправке 8, где говорится о том, что соучредителями могут быть как представительные, так'и исполнительные органы. Мотивы, которые здесь излагая мой коллега депутат Астафьев, сказав, что у нас про изошел перекос, дисбаланс властей, я думаю, не являются критерием для того, чтобы монополизм устранять таким образом.

Мне кажется, мы должны принять эту поправку. Организационнотехнические вопросы здесь мог бы осветить министр. Что касается сложившейся практики по этому вопросу в России, то она уже имеется, и есть ряд примеров, когда соучредителями являются и те и другие руководители тех и других государственных органов. Я убедительно прошу вернуться к этой поправке.

Председательствующий. ...Второй микрофон, пожалуйста.

Муравьев И.В., Воронежский национально-территориальный избирательный округ, Воронежская область.

Уважаемые коллеги! Мы с вами (так уж получилось) приняли пункт 6 о том, что наблюдательные советы формируются методом делегирования от фракций. Можно, конечно, говорить, что наблюдательный совет на федеральном телевидении будет формироваться методом делегирования от фракций, хотя непонятно, что с ним будет, если у нас завтра число фракций изменится (что неоднократно бывало)? Подождите, не мешайте. Я вам хочу сказать о другом, о тех наблюдательных советах, которые будут формироваться на областном, краевом телевидении. У нас во многих областных Советах нет такого безумия, такого множества этих фракций. Как там они будут формироваться? Что мы с вами приняли? У меня к вам предложение такое. Давайте вернемся к этой поправке и исключим пункт 6, поскольку он (поверьте мне как человеку, который занимается работой Советов на местах) будет работать против нашего постановления, против нашего Съезда и против Советов вообще. Я прошу поставить на голосование: вернуться к пункту 6 и исключить его из постановления. Спасибо.

Председательствующий. Одну минуточку. Игорь Владиславович, Вы говорите о поправке 6 или пункте?

Муравьев И.В. Я говорю о пункте 6 постановления, где написано, что наблюдательные советы формируются из представителей фракций соответствующих Советов народных депутатов.

Председательствующий. Все, все, договорились. Уважаемые народные депутаты! Будем ли мы возвращаться к рассмотрению пункта 6 постановления? Прошу определиться.

...Предложение не принимается. У кого есть еще замечания, предложения? Первый микрофон, пожалуйста.

ишустина Л.П., Верх-Исетский территориальный избирательный округ, Свердловская область.

Я предлагаю вернуться к пункту 8. Мотив какой? Постановление, которое мы сегодня приняли, придется вообще передавать в Конституционный Суд. Чтобы этого избежать, давайте вернемся к пункту 8. Я предлагаю его изложить в следующей редакции: "Установить, что представительные и исполнительные органы власти являются соучредителями государственных телерадиовещательных компаний".

Лисин В.П. Не к пункту 8, а к поправке.

Председательствующий. Поправка 8.

Мишустина Л.П. Простите, пожалуйста, поправка 8, пункт 2.

Председательствующий. Понятно, понятно.

Мишустина Л.П. Прошу вас вернуться к этому.

Председательствующий. Уважаемые народные депутаты! Я ставлю на голосование. Вернемся ли мы к обсуждению поправки 8? Прошу проголосовать

- вернуть к поправке 8.

...Не принимается.

Можно ли поставить на голосование проект постановления в целом с учетом принятых поправок? (Шум в зале, выкрики.) Ставится на голосование проект постановления в целом. (Шум в зале.)

Результаты голосования

Кворум для принятия решения...............517

Проголосовало "за"....................537

Проголосовало "против"...........236

Воздержалось.............................54

Всего проголосовало.................854

Не голосовало............................2

Принимается.

Второй микрофон, пожалуйста.

Михаилов Р.К., Махачкалинский национально-территориальный избирательный округ, Республика Дагестан.

Я бы хотел проинформировать Съезд о том, что группа народных депутатов сейчас готовит ходатайство в Конституционный Суд об отмене этого постановления как незаконного. Завтра это обращение уже будет подписано и передано в Конституционный Суд. В связи с этим я хотел бы публично обратиться к Конституционному Суду с требованием соблюсти процедуру, определяемую Законом "О Конституционном Суде РСФСР", и после того как это ходатайство будет принято к рассмотрению, уведомить Верховный Совет о том, что действия его приостанавливаются до принятия решения по этому вопросу. Спасибо.

Заседание восьмое (вечернее) 29 марта 1993 года

Председательствующий. Теперь я просил бы подойти Лисина Владимира Павловича. Все-таки надо кое-какие ошибки исправить.

Лисин В.П., Семеновский национально-территориальный избирательный округ, Нижегородская область.

Уважаемый Съезд! Я прошу меня извинить за то, что не сумел вчера вас убедить принять одну поправку в наше постановление. После разговора и с членами комиссии, и с председателями Советов на местах, и с народными депутатами я еще больше утвердился в этом. Это касается пункта 2. Поправка 8 гласит: "Установить, что представительные органы власти являются соучредителями государственных телерадиовещательных компаний, учрежденных соответствующими органами исполнительной власти. Сохранить существующий порядок финансирования и материально-технического обеспечения государственных телерадиокомпаний" .

В принципиальном плане эта поправка не меняет текст данного постановления, она делает его только чище в правовом отношении. Еще раз прошу вас принять эту поправку.

Председательствующий. Уважаемые коллеги! Надо сначала проголосовать вопрос о возвращении к этой поправке и конкретному пункту постановления. Я просил бы поддержать этот вопрос. Пожалуйста, прошу проголосовать. Там небольшое изменение, но зато оно правильное.

Лисин В.П. ...Пункт 2 у нас звучит так: "Установить, что органы исполнительной власти и их должностные лица не могут являться учредителями государственных телерадиовещательных компаний и информационных служб. Их полномочия в качестве учредителей переходят к соответствующим представительным органам власти и местного самоуправления".

Поправка звучит так: "Установить, что,представительные органы власти являются соучредителями государственных телерадиовещательных компаний, учрежденных соответствующими органами исполнительной власти. Сохранить существующий порядок финансирования и материально-технического обеспечения государственных телерадиокомпаний".

Я предлагаю принять эту поправку, поскольку она помогает распутать очень сложный клубок морально-психологических и финансово-материальнотехнических проблем, существующих сейчас на этом уровне. Это мнение многих председателей областных Советов. Прошу поставить поправку на голосование.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, много писем пришло, председатели облсоветов об этом просят, в частности, рязанская большая группа депутатов. Я бы тоже поддержал Лисина. Давайте поддержим поправку. Это необходимо. Ставлю на голосование. Ну поверьте, нужна эта поддержка, вместо того, чтобы махать там тетрадкой, голосуйте лучше.

Результаты голосования

Кворум для принятия решения......................517

Проголосовало "за".........................................675

Проголосовало "против"...................................17

Воздержалось.....................................................17

Всего проголосовало........................................709

Не голосовало.......................................................2

Так, спасибо, спасибо.

А в целом мы приняли, нет, все приняли... Ну, конечно, все в целом.

ДЕВЯТЫЙ СЪЕЗД НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 марта 1993 г. № 4686-1

О МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ СВОБОДЫ СЛОВА НА ГОСУДАРСТВЕННОМ ТЕЛЕРА ДИОВЕЩАНИИ И В СЛУЖБАХ ИНФОРМАЦИИ

В настоящее время политическая цензура на государственном телерадиовещании приобрела новый специфический характер, проявляющийся в неравномерном предоставлении эфирного времени выразителям различных политических взглядов.

Учитывая остроту ситуации, необходимость устранения политического монополизма любых органов власти, политических партий, других общественных объединений и отдельных лиц на государственном телерадиовещании и в службах информации, в интересах гражданского мира и общественного согласия, в целях деидеологизации государственного телерадиовещания и недопущения неконституционного вмешательства в его деятельность, а также создания условий для объективного освещения государственным телерадиовещанием событий в стране и за рубежом Съезд народных депутатов Российской Федерации постановляет:

1.    Впредь до принятия закона об организации телерадиовещания в Российской Федерации деятельность государственных телерадиовещательных компаний осуществлять в соответствии с Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации" и настоящим Постановлением. Деятельность органов управления телерадиовещанием, не предусмотренных указанным Законом, прекратить.

Отменить Указы Президента Российской Федерации от 17 октября 1992 г. N 1256 "О Федеральной телерадиовещательной службе "Россия" (ФТС "Россия")" и от 25 декабря 1992 г. N 1647 "О Федеральном информационном центре России", упразднив Федеральный информационный центр России и Федеральную телерадиовещательную службу "Россия".

2.    Установить, что представительные органы государственной власти являются соучредителями государственных телерадиовещательных компаний, учрежденных соответствующими органами исполнительной власти.

3.    Считать необходимым создание представительными органами государственной власти наблюдательных советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании. Верховному Совету Российской Федерации в двухнедельный срок разработать и принять Положение о Федеральном наблюдательном совете по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании, в месячный срок рассмотреть проект закона об организации телерадиовещания.

Главными задачами наблюдательных советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании являются:

обеспечение на государственном телерадиовещании объективного освещения экономических и общественно-политических проблем и событий;

предоставление различным политическим и иным общественным объединениям равных возможностей для изложения своих точек зрения;

осуществление необходимых мер по недопущению политической монополизации государственного телерадиовещания.

4.    Установить, что назначение на должность и освобождение от должности руководителей государственных телерадиовещательных компаний федерального значения осуществляются по согласованию с Федеральным наблюдательным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании.

5.    Министерству печати и информации Российской Федерации осуществлять в прежнем порядке финансирование, материально-техническое обеспечение и контроль за финансово-хозяйственной деятельностью государственных телерадиовещательных компаний.

6.    Верховному Совету Российской Федерации внести изменения и дополнения в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" в связи с принятием настоящего Постановления.

7.    Верховному Совету Российской Федерации в двухмесячный срок внести в Уголовный кодекс РСФСР, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Закон Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", иные законодательные акты изменения и дополнения в связи с принятием Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации".

8.    Министерству печати и информации Российской Федерации обеспечить контроль за соблюдением законодательства в деятельности телерадиокомпаний и иных средств массовой информации.

9.    Ввести в действие настоящее Постановление с момента его опубликования.

Председатель Верховного Совета Российской Федерации Р.И.ХАСБУЛАТОВ

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕот 27 мая 1993 г. № 11-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 29 МАРТА 1993 ГОДА
”О МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ СВОБОДЫ СЛОВА НА ГОСУДАРСТВЕННОМ ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИИ И В СЛУЖБАХ ИНФОРМАЦИИ”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председателя В.Д. Зорькина, секретаря Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева

с участием представителей стороны, направившей ходатайство в Конституционный Суд Российской Федерации, И.В. Збронжко, А.К. Копейки, Ю.М. Лучинского - народных депутатов Российской Федерации, М.А. Федотова - доктора юридических наук; представителей стороны, принявшей рассматриваемое Постановление, М.Г. Астафьева, О.В. Плотникова - народных депутатов Российской Федерации, С.А. Пяткиной, Н.И. Шаповалова -кандидатов юридических наук,

руководствуясь статьями 165 и 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 1 части второй статьи 1, пунктом 2 части первой и частью второй статьи 57 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Постановления девятого (внеочередного) Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. N 4686-1 "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации".

Поводом к рассмотрению дела согласно части четвертой статьи 58 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации явилось ходатайство группы народных депутатов Российской Федерации, поступившее в Конституционный Суд 9 апреля 1993 года. В ходатайстве содержится требование признать названное Постановление девятого (внеочередного) Съезда народных депутатов Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации.

Основанием к рассмотрению дела согласно части первой статьи 58 Закона

о Конституционном Суде Российской Федерации явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли названное Постановление девятого (внеочередного) Съезда народных депутатов Российской Федерации Конституции Российской Федерации по содержанию норм, по форме с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации, а также по порядку принятия и опубликования.

Заслушав выступление судьи - докладчика О.И. Тиунова, объяснения сторон, показания экспертов, изучив представленные документы, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь частью четвертой статьи 1 и статьей 32 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,

установил:

1. Девятый (внеочередной) Съезд народных депутатов Российской Федерации 29 марта 1993 года принял Постановление "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации", которым прекращается деятельность органов управления телерадиовещанием, не предусмотренных Законом Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "О средствах массовой информации"; отменяются Указы Президента Российской Федерации от 17 октября 1992 г. N 1256 "О Федеральной телерадиовещательной службе "Россия" (ФТС "Россия")" и от 25 декабря 1992 г. N 1647 "О Федеральном информационном центре России" и, таким образом, упраздняются Федеральный информационный центр России и Федеральная телерадиовещательная служба "Россия"; признается необходимым создание представительными органами государственной власти наблюдательных советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании; устанавливается, что представительные органы государственной власти являются соучредителями государственных телерадиовещательных компаний, учрежденных соответствующими органами исполнительной власти, а назначение на должность и освобождение от должности руководителей государственных телерадиовещательных компаний федерального значения осуществляются по согласованию с федеральным наблюдательным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании.

По мнению ходатайствующей стороны, данное Постановление ведет к монополизации государственного телерадиовещания путем сосредоточения управления им в руках представительных органов государственной власти, к созданию организационного механизма для вмешательства в деятельность средств массовой информации, является актом распорядительного характера, которым не может быть изменен закон; кроме того, утверждается, что нарушен порядок принятия и опубликования самого Постановления.

2. Отмена Съездом народных депутатов Российской Федерации Указов Президента Российской Федерации от 17 октября 1992 года "О Федеральной телерадиовещательной службе "Россия" (ФТС "Россия")" и от 25 декабря 1992 года "О Федеральном информационном центре России", а также упразднение названных службы и центра не противоречат Конституции Российской Федерации.

Создание Президентом Российской Федерации ФТС "Россия" и Федерального информационного центра не соответствовало его полномочиям, предусмотренным Конституцией и законами Российской Федерации. По своему характеру эти структуры являются государственными и наделены функциями органов федеральной исполнительной власти. В Указе Президента ФТС "Россия" прямо характеризуется как федеральный исполнительный орган. Федеральному информационному центру России Указом вменено в обязанность осуществлять координацию и руководство деятельностью Российской государственной телерадиовещательной компании "Останкино", а другие телерадиовещательные компании переданы в его ведение; в непосредственное подчинение ему передана и Федеральная телерадиовещательная служба "Россия". Федеральный информационный центр, одной из задач которого является координация государственной политики в области периодической печати, информационной деятельности, телевидения и радиовещания, возглавляет руководитель, приравненный по статусу к Первому заместителю Председателя Совета Министров - Правительства Российской Федерации.

Согласно пункту "г" части первой статьи 72 Конституции Российской Федерации формирование федеральных исполнительных органов относится к ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации. Федеральная законодательная власть своими актами осуществляет и их формирование, и их реорганизацию: пункт 6.1 статьи 121.5 Конституции Российской Федерации предусматривает, что Верховный Совет Российской Федерации образует, реорганизует и упраздняет министерства, государственные комитеты и ведомства Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

Постановлением пятого Съезда народных депутатов Российской Федерации от 1 ноября 1991 года "Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы" Президент был наделен дополнительными полномочиями в отношении реорганизации структуры высших органов исполнительной власти. Однако срок этих полномочий к 25 декабря 1992 года - моменту издания Указа о создании Федерального информационного центра - уже истек.

Таким образом, положения Постановления девятого (внеочередного) Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. N 4686

1 о прекращении деятельности органов управления телерадиовещанием, не предусмотренных Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации", об отмене Указов Президента Российской Федерации от 17 октября 1992 г. N 1256 "О Федеральной телерадиовещательной службе "Россия" (ФТС "Россия")" и от 25 декабря 1992 г. N 1647 "О Федеральном информационном центре России", упразднении Федерального информационного центра России и Федеральной телерадиовещательной службы "Россия" соответствуют Конституции Российской Федерации по содержанию норм, по форме с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации.

3. Пунктом 2 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации установлено, что представительные органы государственной власти являются соучредителями государственных телерадиовещательных компаний, учрежденных соответствующими органами исполнительной власти. По мнению ходатайствующей стороны, это противоречит Закону Российской Федерации "О средствах массовой информации", которым назначение кем бы то ни было учредителей или соучредителей не предусматривается.

Однако в данном пункте Постановления не идет речь о назначении учредителей или соучредителей. В нем устанавливается новая норма, направленная на закрепление принципа разделения властей и обеспечение равных прав законодательной и исполнительной власти в сфере телерадиовещания. Съезд народных депутатов Российской Федерации в соответствии с установленными Конституцией полномочиями вправе своими актами по-новому урегулировать общественные отношения, изменять существующие правовые нормы либо указывать основные правила регулирования и поручать Верховному Совету Российской Федерации учитывать их путем изменения действующих или принятия новых законодательных актов.

Часть третья статьи 109 Конституции Российской Федерации предусматривает обязательность соответствия законов и постановлений, принятых Верховным Советом Российской Федерации, законам и другим актам, принятым Съездом народных депутатов Российской Федерации. Поэтому Съезд народных депутатов, установив, что впредь до принятия закона об организации телерадиовещания в Российской Федерации деятельность государственных телерадиовещательных компаний осуществляется в соответствии с Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации" и рассматриваемым Постановлением, поручил Верховному Совету Российской Федерации внести соответствующие изменения и дополнения в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации".

В Постановлении указано, что оно вводится в действие с момента опубликования. Таким образом, Съезд решил ряд вопросов, которые согласно его поручению должны быть урегулированы в законе Российской Федерации.

4.    В пункте 3 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации предусматривается создание представительными органами государственной власти наблюдательных советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании.

По мнению ходатайствующей стороны, наблюдательные советы станут организационным механизмом для вмешательства в деятельность средств массовой информации и установления цензуры. Однако содержание Постановления не дает оснований для такого вывода: Постановление не наделило наблюдательные советы правом вмешиваться в деятельность средств массовой информации, требовать от редакций предварительного согласования сообщений и материалов, налагать запрет на их распространение, что согласно статье 3 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" составляет содержание понятия цензуры массовой информации.

Постановление не устанавливает правовой статус наблюдательных советов. Из текста не ясно, будут ли они общественными образованиями с рекомендательными полномочиями либо государственными органами с властными полномочиями. Поэтому оценка положений пункта 3 Постановления с точки зрения их соответствия требованиям Конституции о свободе распространения информации, конкретизированным в Законе Российской Федерации "О средствах массовой информации", может быть дана только после нормативного определения полномочий Федерального и других наблюдательных советов, их прав и обязанностей, взаимоотношений с учредителями и редакциями. При нынешней неопределенности юридического содержания пункта 3 Постановления ходатайство в этой части Конституционным Судом Российской Федерации рассмотрено быть не может.

5.    Пункт 4 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации о назначении на должность и освобождении от должности руководителей государственных телерадиовещательных компаний федерального значения по согласованию с учреждаемым Федеральным наблюдательным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании соответствует Конституции Российской Федерации.

Согласование в данном случае может рассматриваться лишь как механизм получения определенной информации, а именно мнения, рекомендации, и не имеет характера юридического обязывания.

Содержание пункта 4 Постановления отвечает требованиям статьи 9 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что одним из основных направлений развития государственности является широкое участие граждан в управлении делами государства и общества, расширение гласности, постоянный учет общественного мнения.

6.    Пункты 5 и 8 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации не имеют нового юридического содержания. Изложенные в них обязанности Министерства печати и информации Российской Федерации вытекают из содержания статьи 129 Конституции Российской Федерации и закреплены в действующем законодательстве.

7.    В пунктах 6 и 7 рассматриваемого Постановления Съезд народных депутатов Российской Федерации дает поручение Верховному Совету Российской Федерации внести соответствующие изменения и дополнения в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации", а также привести действующее законодательство в соответствие с Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации". Согласно пункту 9 Постановление вводится в действие с момента опубликования. Все эти вопросы решены съездом в пределах его полномочий.

8.    В ходатайстве обоснованно отмечается нарушение порядка принятия и опубликования рассматриваемого Постановления.

Действительно, официально опубликованный 3 апреля 1993 года в "Российской газете" текст Постановления отличается от текста, утвержденного поименным голосованием в целом с учетом поправок, принятых на вечернем заседании съезда 28 марта 1993 года, и поправки к пункту 2, принятой съездом

29 марта 1993 года. В опубликованном тексте оказались измененными пункты

1, 2, 4 и 6. Внесенные изменения носят не только редакционный, но и содержательный характер.

Не санкционированное Съездом народных депутатов изменение принятого им Постановления противоречит требованию статьи 4 Конституции Российской Федерации об обязанности всех государственных органов действовать на основе законности, а также части первой статьи 104 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что высшим органом государственной власти является Съезд народных депутатов Российской Федерации. Ни один орган или должностное лицо не вправе изменять принятое съездом решение.

На Президиум Верховного Совета Российской Федерации в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 114 Конституции Российской Федерации возложена обязанность публиковать законы и другие акты, принятые Съездом народных депутатов Российской Федерации. Вопреки этому требованию Конституции Президиумом Верховного Совета был опубликован акт, содержащий положения, которые не были приняты съездом.

Внесение изменений в акт, принятый Съездом, и опубликование искаженного текста являются нарушением и статьи 184 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что все законы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. В данном случае это конституционное положение не было соблюдено.

Исходя из этого часть первая пункта 1, пункты 2, 4 и 6 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов являются не соответствующими Конституции Российской Федерации по порядку принятия и опубликования.

Руководствуясь статьями 43 и 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 1 части второй и частью четвертой статьи 1, пунктом 2 части первой и частью второй статьи 57, частью первой статьи 58, статьями 64 и 65 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,

постановил:

1.    Признать часть первую пункта 1 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 года N 4686-1 "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации" соответствующей Конституции Российской Федерации по содержанию норм, по форме, с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации.

Признать часть первую пункта 1 рассматриваемого Постановления не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статье 4, части первой статьи 104, пункту 8 части первой статьи 114, статье 184, по порядку принятия и опубликования.

Признать часть вторую пункта 1 рассматриваемого Постановления соответствующей Конституции Российской Федерации.

2.    Признать пункт 2 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации соответствующим Конституции Российской Федерации по содержанию норм, с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации.

Признать пункт 2 рассматриваемого Постановления не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статье 4, части первой статьи 104, пункту 8 части первой статьи 114, статье 184, по форме, по порядку принятия и опубликования.

3.    Ввиду неопределенности юридического содержания пункта 3 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации и, следовательно, недопустимости ходатайства, на основании пункта 1 части первой и части второй статьи 62 Закона о Конституционном

Суде Российской Федерации производство по делу в части, касающейся данного пункта Постановления, прекратить.

4.    Признать пункт 4 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации соответствующим Конституции Российской Федерации по содержанию норм, по форме, с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации.

Признать пункт 4 рассматриваемого Постановления не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статье 4, части первой статьи 104, пункту 8 части первой статьи 114, статье 184, по порядку принятия и опубликования.

5.    Признать пункты 5 и 8 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации не имеющими нового юридического содержания, поскольку соответствующие обязанности Министерства печати и информации Российской Федерации вытекают из содержания статьи 129 Конституции Российской Федерации и закреплены в действующем законодательстве.

6.    Признать пункт 6 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации соответствующим Конституции Российской Федерации по содержанию норм, по форме, с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации.

Признать пункт 6 рассматриваемого Постановления не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статье 4, части первой статьи 104, пункту 8 части первой статьи 114, статье 184, по порядку опубликования.

7.    Признать пункты 7 и 9 рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации соответствующими Конституции Российской Федерации.

8.    Признанные неконституционными положения рассматриваемого Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации и все основанные на них, а также воспроизводящие их положения других нормативных актов считаются недействующими.

9.    Согласно статьям 49 и 50 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление вступает в силу немедленно после его провозглашения, является окончательным и обжалованию не подлежит.

10.    В соответствии со статьей 55 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации направить Президиуму Верховного Совета Российской Федерации представление о нарушениях порядка принятия и опубликования Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации".

11.    Согласно части первой статьи 84 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление подлежит опубликованию в "Ведомостях Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации" не позднее чем в семидневный срок после его изложения. Постановление должно быть также опубликовано в "Российской газете" и во всех других печатных органах, где было опубликовано Постановление Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. N 4686-1 "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации".

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В. Д.ЗОРЬКИН

Секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Ю.Д.РУДКИН

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ от 12 июля 1993 года

В СВЯЗИ С РАССМОТРЕНИЕМ ДЕЛА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СЪЕЗДА
НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 29 МАРТА 1993 ГОДА
”О МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ СВОБОДЫ СЛОВА НА ГОСУДАРСТВЕННОМ ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИИ И В СЛУЖБАХ ИНФОРМАЦИИ”

Конституционным Судом Российской Федерации 27 мая 1993 года по ходатайству группы народных депутатов Российской Федерации рассмотрено дело о проверке конституционности Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 года "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации".

В процессе рассмотрения дела Конституционным Судом установлены факты нарушения порядка принятия и опубликования названного Постановления.

Официально опубликованный в "Российской газете" 3 апреля 1993 года текст Постановления Съезда народных депутатов отличается от текста, утвержденного поименным голосованием в целом с учетом поправок, принятых на вечернем заседании 28 марта 1993 года, и поправки к пункту 2, принятой 29 марта 1993 года.

В опубликованном тексте оказались измененными часть вторая пункта 1, пункты 2, 4 и 6.

Внесенные изменения имеют не только редакционный характер, но и меняют содержание Постановления по существу. Так, из текста исключены указания о порядке формирования наблюдательных советов, изменен порядок назначения и освобождения от должности руководителей государственных радиовещательных компаний федерального значения.

Не санкционированное Съездом народных депутатов изменение принятого им Постановления противоречит требованию статьи 4 Конституции Российской Федерации об обязанности всех государственных органов действовать на основе законности, а также части первой статьи 104 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что высшим органом государственной власти является Съезд народных депутатов Российской Федерации, и, следовательно, ни один орган или должностное лицо не вправе изменять принятое им постановление.

На Президиум Верховного Совета Российской Федерации в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 114 Конституции Российской Федерации возложена обязанность публиковать законы и другие акты, принятые Съездом народных депутатов Российской Федерации. Вопреки этому требованию Президиумом Верховного Совета был опубликован акт, не принятый Съездом и искажающий волю народных депутатов Российской Федерации.

Внесение изменений в акт, принятый Съездом, и опубликование искаженного текста является нарушением и статьи 184 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что все законы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. В данном случае это конституционное положение не было соблюдено. Органы или лица, изменившие текст Постановления, нарушили также статьи 29 и 32 Временного регламента Съезда народных депутатов Российской Федерации.

В связи с допущенными нарушениями Конституционный Суд Российской Федерации признал, в частности, часть первую пункта 1, пункты 2 и 4 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации" не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статье 4, части первой статьи 104, пункту 8 части первой статьи 114, статье 184, по порядку принятия и опубликования, а пункт 2 и по форме, пункт 6 - не соответствующим Конституции Российской Федерации по порядку опубликования.

На основании изложенного и руководствуясь частью первой статьи 165, статьей 165.1 Конституции Российской Федерации и частью первой статьи 55 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации обращает внимание Президиума Верховного Совета Российской Федерации на существенные нарушения Конституции Российской Федерации, допущенные при принятии и опубликовании данного Постановления Съезда народных депутатов.

Согласно части третьей статьи 55 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации о результатах рассмотрения данного Представления надлежит уведомить Конституционный Суд Российской Федерации.

ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 июля 1993 г. № 5450-1

О ФЕДЕРАЛЬНОМ СОВЕТЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ СВОБОДЫ СЛОВА НА ГОСУДАРСТВЕННОМ ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИИ

Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1.    Образовать Федеральный совет по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и утвердить Временное положение о Федеральном совете по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании.

2.    Предложить зарегистрированным в установленном порядке фракциям Съезда народных депутатов Российской Федерации делегировать в двухнедельный срок представителей в состав Федерального совета по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании (далее -Федеральный совет). Заявление фракции о кандидатуре ее представителя в состав Федерального совета направляется в Комитет Верховного Совета Российской Федерации по средствам массовой информации.

3.    Предложить Президенту Российской Федерации и Президиуму Верховного Совета Российской Федерации назначить, а Союзу журналистов России делегировать в двухнедельный срок с момента опубликования настоящего Постановления по два представителя в состав Федерального совета.

4.    Установить, что первое заседание Федерального совета проводится 12 августа 1993 года. Кворум на первом заседании Федерального совета определяется от числа членов Федерального совета, делегированных или назначенных на этот момент.

5.    Совету Министров - Правительству Российской Федерации:

предусматривать финансирование Федерального совета в

республиканском бюджете Российской Федерации отдельной строкой;

при уточнении республиканского бюджета Российской Федерации на 1993 год обеспечить в третьем квартале 1993 года разовое выделение Федеральному совету финансовых средств в размере 140 млн. рублей;

в течение трех недель предоставить Федеральному совету помещение общей площадью не менее 1500 кв. метров.

6.    Установить, что организационно-техническое и финансовое обеспечение деятельности Федерального совета до получения финансовых средств возлагается на соответствующие структурные подразделения аппарата Верховного Совета Российской Федерации.

7.    Обязанности по охране служебных помещений Федерального совета возложить на Департамент охраны Верховного Совета Российской Федерации.

8.    Настоящее Постановление ввести в действие с момента его опубликования.

Председатель Верховного Совета Российской Федерации Р.И.ХАСБУЛАТОВ

Утверждено
Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 15 июля 1993 г. N 5450-1

ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ О ФЕДЕРАЛЬНОМ СОВЕТЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ СВОБОДЫ СЛОВА НА ГОСУДАРСТВЕННОМ ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИИ

1. Общие положения

1.    Федеральный совет по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании (далее - Федеральный совет) является независимым органом, созданным в целях недопущения цензуры, политического монополизма на общероссийском государственном телерадиовещании, деградации нравственности, морали и национальной культуры.

2.    Федеральный совет в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, законодательными актами Российской Федерации и настоящим Положением.

3.    Основными задачами Федерального совета являются:

обеспечение на государственном телерадиовещании объективного освещения общественно-политических проблем и событий;

предоставление выразителям различных политических взглядов, различным политическим и общественным объединениям равных возможностей для изложения своих точек зрения;

осуществление необходимых мер по недопущению политической монополизации общероссийского государственного телерадиовещания;

недопущение цензуры при осуществлении деятельности общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний);

защита от неконституционного вмешательства в деятельность телерадиовещания;

возрождение норм морали, сохранение нравственности, развитие национальной культуры.

4.    Федеральный совет является юридическим лицом, имеет круглую печать со своим наименованием и изображением Государственного герба Российской Федерации.

II. Функции и полномочия

5.    Федеральный совет в соответствии с возложенными на него задачами:

осуществляет контроль за соответствием деятельности общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний) законодательству Российской Федерации;

представляет руководству общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний) рекомендации по совершенствованию его деятельности с учетом интересов различных политических, общественных и социальных групп населения Российской Федерации;

назначает на должность и освобождает от должности руководителей общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний) с согласия Верховного Совета Российской Федерации, дает согласие на назначение на должность и освобождение от должности заместителей руководителей общероссийских государственных держателей лицензий;

утверждает регламент (правила) предоставления эфирного времени представителям религиозных организаций - гражданам Российской Федерации с учетом общественных запросов, мнения территорий, на которые распространяется деятельность ходатайствующих религиозных организаций, и национально-культурных традиций;

рассматривает жалобы на действия государственных телерадиокомпаний, посягающих на конституционные права и свободы человека и гражданина;

осуществляет защиту журналистов и других работников государственных держателей лицензий от политического и административного давления при осуществлении ими своих профессиональных функций;

обращается в государственные и негосударственные органы с предложениями по оказанию содействия в работе общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний), а также по фактам нарушения законных прав граждан или иных нарушений действующего законодательства в деятельности общероссийских государственных держателей лицензий;

осуществляет аудио- и видеозапись программ (передач) государственного телерадиовещания;

имеет право создавать комиссии для изучения вопросов, возникающих в деятельности общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний);

взаимодействует с органами законодательной и исполнительной власти в подготовке проектов законодательных и иных нормативных актов, регулирующих отношения в области телерадиовещания.

6.    Контроль Федерального совета за телепродукцией до ее выхода в эфир не допускается.

III. Организация деятельности

7.    Федеральный совет формируется из числа народных депутатов Российской Федерации, а также специалистов в области журналистики, юриспруденции, телерадиовещания, представителей науки, образования, культуры и искусства, политических и иных общественных объединений методом делегирования по одному представителю от каждой из зарегистрированных в установленном порядке фракций Съезда народных депутатов Российской Федерации.

В состав Федерального совета назначаются: Президентом Российской Федерации - 2 члена; Президиумом Верховного Совета Российской Федерации

- 2 члена. 2 члена Федерального совета делегируются Союзом журналистов России.

Списочный состав членов Федерального совета регистрируется в Президиуме Верховного Совета Российской Федерации.

Членами Федерального совета не могут быть руководители и сотрудники общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний), а также учредители, руководители и сотрудники редакций средств массовой информации, распространение продукции которых осуществляют общероссийские государственные держатели лицензий (телерадиокомпании).

8.    Срок полномочий члена Федерального совета по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании - два года.

Соответствующие фракции Съезда народных депутатов Российской Федерации вправе отозвать делегированных членов Федерального совета. В случае прекращения деятельности фракции Съезда народных депутатов полномочия ее представителя в Федеральном совете прекращаются через два месяца.

Вновь созданная фракция Съезда народных депутатов имеет право в течение месяца с момента создания делегировать своего представителя в Федеральный совет.

Регистрация члена Федерального совета осуществляется в порядке, установленном частью третьей пункта 7 настоящего Положения.

9.    Федеральный совет избирает из своего состава председателя, его заместителя (заместителей), секретаря.

10.    Председатель Федерального совета:

осуществляет прием и увольнение, определяет обязанности, применяет меры поощрения и взыскания к сотрудникам аппарата Федерального совета;

представляет на утверждение Федерального совета штатное расписание, структуру и правила внутреннего трудового распорядка аппарата Федерального совета;

представляет Федеральный совет в отношениях с государственными органами, должностными лицами, общественными объединениями и гражданами;

руководит подготовкой заседаний Федерального совета;

в период между заседаниями Федерального совета создает рабочие группы и комиссии по реализации задач Федерального совета;

распределяет обязанности между своими заместителями, дает поручения членам Федерального совета;

открывает счета в банке;

выдает доверенности;

осуществляет распоряжение имуществом и финансовыми средствами Федерального совета;

осуществляет иные действия в целях реализации задач Федерального совета и для обеспечения его деятельности.

11.    Заседания Федерального совета проводятся председателем Федерального совета или в его отсутствие заместителем председателя Федерального совета не реже одного раза в месяц.

12.    Заседание Федерального совета считается правомочным, если в нем участвуют две трети его членов. Решения принимаются большинством голосов от числа присутствующих.

13.    Члены Федерального совета и сотрудники его аппарата имеют право свободного доступа по предъявлении служебного удостоверения на территорию общероссийских государственных держателей лицензий (телерадиокомпаний), за исключением эфирной зоны.

14.    Деятельность Федерального совета обеспечивается аппаратом Федерального совета.

Сотрудник аппарата Федерального совета не может одновременно быть председателем или членом Федерального совета, являться учредителем или сотрудником редакций средств массовой информации, распространение которых осуществляют общероссийские государственные держатели лицензий (телерадиокомпании), занимать должности на предприятиях и в организациях, производящих или распространяющих рекламу, а также заниматься запрещенными законодательством Российской Федерации о государственной службе видами деятельности.

IV. Финансирование

15.    Средства, необходимые для осуществления деятельности Федерального совета, предусматриваются отдельной строкой в республиканском бюджете Российской Федерации.

(Файл – Лучинский)

Комментарий к документу.

Приведенная выше Справка отражает ход организационного заседания Федерального Совета по по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании, состоявшегося 12 августа 1993 г. под председательством Владимира Павловича Лисина, народного депутата РСФСР, председателя Комитета Верховного Совета Российской Федерации по средствам массовой информации. Упоминающийся в Справке Виктор Алексеевич Югин - народный депутат РСФСР; в свое время он возглавлял данный комитет, а с января по октябрь 1992 г. являлся председателем Российской государственной телерадиокомпании "Петербург". Используемое в Справке сокращение «н.д.» означает «народный депутат РСФСР», а аббревиатура «ФНС» - так называемый Фронт Национального Спасения. Справка подписана присутствовавшим на заседании в качестве наблюдателя народным депутатом РСФСР Юрием Михайловичем Лучинским, начальником Государственной инспекции по защите свободы печати и массовой информации при Министерстве печати и информации Российской Федерации (образована в октябре 1991 г. и ликвидирована в июле 1994 г.).

Комментарий к документу.

Внесение данных поправок в Закон о СМИ, как и принятие Положения о Федеральном наблюдательном совете, были предопределены постановлением Девятого съезда народных депутатов Российской Федерации от 28.03.1993 «О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации». Свою роль сыграло и приведенное выше постановление Конституционного Суда Российской Федерации, признавшее указанное решение Съезда конституционным «по содержанию норм, по форме, с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской    Федерации».

(файл - tablitsa)

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ТАБЛИЦА к проекту Закона Российской Федерации ”О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации ”О средствах массовой информации”


п/п

Предлагаемые изменения и дополнения в Закон РФ ”О средствах массовой информации”

Положения закона РФ ”О средствах массовой информации” в действовавшей редакции

1.

Абзац пятый статьи I изложить в следующей редакции:

"не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательными актами Российской Федерации".

Статья I:

«В Российской Федерации поиск, получение, производство и распространение массовой информации,

учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими,

изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации

не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации».

2.

Статью 2 дополнить абзацем четырнадцатым следующего содержания:

"под держателем лицензии понимается лицо, обладающее лицензией на телерадиовещание и осуществляющее распространение с помощью электромагнитных колебаний массовой звуковой (радиовещание), визуальной и аудиовизуальной (телевещание) информации и данных, предназначенных для их получения потребителями посредством специальных технических устройств.".

Статья 2.

Для целей настоящего Закона: под массовой информацией понимаются предназначенные для неограниченного круга лиц

печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные со общения и материалы; л

под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видепрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации;

под средством массовой информации понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год;

3.

Часть первую статьи 4 изложить в следующей редакции:

"Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения призывов к насильственному изменению конституционного строя, целостности государства и захвату власти, незаконному роспуску конституционных органов власти или приостановлению их деятельности, а также воспрепятствованию в иной форме деятельности конституционных органов власти, несоблюдению законов, для разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны".

Часть первая статьи 4:

"Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашение сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигание национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны".

4.

Часть первую статьи 16 изложить в следующей редакции:

"Деятельность средства массовой информации может быть прекращена или приостановлена в соответствии с настоящей статьей только по решению учредителя либо судом в порядке гражданского судопроизводства по иску соучредителя, а также регистрирующего органа или Министерства печати и информации Российской Федерации".

Часть первая статьи 16:

"Деятельность средства массовой информации может быть прекращена или приостановлена только по решению учредителя либо судом в порядке гражданского судопроизводства по иску регистрирующего органа или Министерства печати и информации Рсосийской Федерации".

5.

Дополнить Закон статьями 21-1, 21-2 и 21-3 следующего содержания:

"Статья 21-1. Статус держателя лицензии.

Держатель лицензии осуществляет свои права и несет обязанности в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим отношения в области телерадиовещания, а в случае, если держатель лицензии является редакцией средства массовой информации, - также в соответствии с настоящим Законом.

Держатель лицензии может выступать в качестве учредителя средства массовой информации, редакции, собственника имущества редакции.

Отношения держателя лицензии и редакций средств массовой информации определяются настоящим Законом, а условия распространения продукции средств массовой информации -законодательством Российской Федерации, регулирующим отнесения в области телерадиовещания, а также договором между держателем лицензии и редакцией средства массовой информации.

Статья 21-2. Государственный держатель лицензии

Государственным держателем лицензии (государственной телерадиокомпанией), государственной радиокомпанией, государственной телекомпанией) могут выступать только государственные организации, учреждения, предприятия, созданные (учрежденные) представительными органами власти или совместно соответствующими представительными и исполнительными органами власти.

Государственный держатель лицензии осуществляет телерадиовещание в соответствии с настояшим Законом и законодательством Российской Федерации, регулирующим отношения в области телерадиовещания.

Государственный держатель

лицензии    обязан    обеспечивать

разнообразие тематики распространяемой массовой информации путем передачи официальных сообщений, трансляции информационных,    образовательных,

культурно-просветительских, развлекательных и спортивных программ, программ для детей и юношества, художественных фильмов и иных программ.

Финансирование государственных держателей лицензий осуществляется из республиканского бюджета Российской Федерации и указывается в нем в статье расходов "Телевидение и радиовещание” отдельной строкой раздельно по общероссийским    государственным

держателям лицензий и региональным (местным) государственным держателям лицензий соответственно.

Руководитель общероссийского государственного держателя лицензии утверждается на должность и освобождается от должности по согласованию с Федеральным советом по обеспечению свободы слова на государственном    телерадиовещании

Верховным Советом Российской Федерации.

Руководитель    регионального

(местного) государственного держателя лицензии назначается на должность и освобождается от должности в соответствии с законом с государственном телерадиовещании, а также в соответствии с положением о государственном держателе лицензии (уставом государственного держателя лицензии), утверждаемым соответствующим    представительным

органом власти.

Статья 21-3. Совет по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании

Представительные    органы

государственной власти имеют право создавать совета по обеспечению свободы слова    на    государственном

телерадиовещании для обеспечения на государственном телевидении и радио объективного освещения общественнополитических проблем и событий, предоставления различным политическим и иным общественным объединениям равных возможностей для изложения своих точек зрения на экономические, социальные, политические процессы в России, осуществления необходимых мер по недопущению политического монополизма на государственном телерадиовещании. Совет по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании представляет интересы

общественности в области государственного телерадиовещания, учитывая разнообразие мнений граждан Российской Федерации.

Контроль Совета по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании за программами и передачами до их выхода в эфир не допускается.

Федеральный совет по обеспечению свободы слова на телерадиовещании, осуществляемом общероссийскими государственными держателями лицензий, осуществляемом общероссийскими государственными держатлями лицензий (далее -Федеральный совет) контролирует соблюдение требований, предусмотренных статьями 4, 21-1 и 21-2 настоящего Закона, в деятельности общероссийских государственных держателей лицензий, а также соблюдение положений об общероссийских государственных держателях лицензий (уставов общероссийских государственных держателей лицензий) и договоров между редакциями средств массовой информации и общероссийскими государственными держателями лицензий.

Федеральный совет анализирует программную политику общероссийских государственных держателей лицензий, предлагает руководству общероссийских государственных держателей лицензий основы программной политики в соответствии с законами Российской Федерации и представляет руководству общероссийских государственных держателей лицензий рекомендации по совершествованию их деятельности с учетом интересов различных общественных и социальных групп граждан Российской Федерации.

К полномочиям Федерального совета, кроме указанных в частях первой, третьей и четвертой настоящей статьи, также относятся:

дача согласия на назначение на должность и освобождение от должности руководителей, заместителей руководителей общероссийских государственных держателей лицензий;

право обращаться в государственные и иные органы с предложениями по оказанию содействия в работе общероссийских государственных держателей лицензии, а также по фактам нарушения прав граждан или иных нарушений действующего законодательства Российской Федерации в деятельности общероссийских государственных держателей лицензий.

Порядок формирования,

деятельности, статус и компетенция Федерального совета определяются законом о государственном телерадиовещании, а также утверждаемым Верховным Советом Российской Федерации положением о Федеральном совете по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании.

Цели и задачи деятельности, статус и компетенция советов по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании определяются законом о государственном телерадиовещании, а также положением о региональных советах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании, принимаемым Верховным Советом Российской Федерации.".

 

6.

Статью 22 дополнить новой частью четвертой следующего содержания:

"Договором между редакцией и держателем лицензии определяются производственные, имущественные и финансовые отношения между ними, взаимное распределение прав, обязательства держателя лицензии по материально-техническому обеспечению распространения продукции средств массовой информации, обязательства редакции по выполнению решений и рекомендаций руководства государственного держателя лицензий.";

часть четвертую статьи 22 считать частью пятой.

Статья 22. Договоры Договором между соучредителями средства массовой информации определяются их взаимные права, обязанности, ответственность, порядок, условия и юридические последствия изменения состава соучредителей, процедура разрешения споров между ними.

Договором между учредителем и редакцией (главным редактором) определяются производственные, имущественные и финансовые отношения между ними: порядок выделения и использования средств на содержание редакции, распределения прибыли, образования фондов и возмещения убытков, обязательства учредителя по обеспечению надлежащих производственных и социальнобытовых условий жизни и труда сотрудников редакции. Стороной в договоре с редакцией может быть каждый соучредитель в отдельности либо все соучредители вместе.

Договором между редакцией и издателем определяются производственные, имущественные и финансовые отношения между ними, взаимное распределение издательских прав, обязательства издателя по материально-техническому обеспечению производства продукции средства массовой информации и ответственность сторон.

Учредитель, редакция (главный редактор) и издатель могут заключать также иные договоры между собой, а также с распространителем.

7.

В статье 31 слово "вещание" заменить словом «телерадиовещание».

Статья 31. Лицензия на вещание Лицензии на вещание выдаются Федеральной комиссией по телерадиовещанию и региональным комиссиям.

Лицензия на вещание дает ее держателю право, используя технические средства эфирного, проводного или кабельного телерадиовещания, в том числе находящиеся в его собственности, осуществлять с соблюдением лицензионных условий распространение продукции средств массовой информации, зарегистрированных в соответствии с настоящим Законом.

В выдаче лицензии на вещание должно быть отказано, если отсутствует техническая возможность осуществлять вещание с заявленными характеристиками либо близкими к ним.

В выдаче лицензии на вещание может быть отказано по основаниям предусмотренным условиями конкурса, если заявки рассматриваются на конкурсной основе.

Уступка лицензии на вещание другому лицу допускается только с согласия органа, ее выдавшего, с соответствующим переоформлением лицензии.

Размеры и порядок взимания платы за лицензию на вещание, а также за переоформление лицензии устанавливаются Правительством Российской Федерации.

(файл - письмо БН)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ на проект Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации"

В Государственно-правовом управлении Президента Российской Федерации рассмотрен проект Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации." В связи с этим сообщаем следующее.

Проект имеет ряд весьма серьезных недостатков, в связи с которыми принятие и реализация проекта способны существенно ухудшить положение средств массовой информации. Кроме того, ряд положений проекта не согласуется с действующим законодательством Российской Федерации.

Проектом предлагается изложить часть пятую статьи 1 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" в следующей редакции: "свобода массовой информации... не подлежит ограничениям, за исключением предусмотренных законодательными актами Российской Федерации". Таким образом, создается возможность установления ограничений свободы массовой информации в законодательных актах, не относящихся напрямую к средствам массовой информации. Действующая же редакция части пятой статьи 1 Закона о средствах массовой информации предусматривает, что подобные ограничения могут быть установлены законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации.

Часть вторая статьи 43 Конституции Российской Федерации устанавливает: "Каждый имеет право искать, получать и свободно распространять информацию. Ограничения этого права могут устанавливаться только законом". Таким образом, исключается возможность установления ограничений свободы средств массовой информации иными, помимо законов, нормативными актами.

Учитывая вышеуказанное, предлагается изложить часть пятую статьи 1 Закона в следующей редакции: "не подлежит ограничениям, за исключением предусмотренных настоящим Законом".

Определение держателя лицензии, данное в пункте 2 статьи 1 проекта, не может быть принято в представленной редакции. Совершенно неприемлем термин "лицо", используемый в этом определении. Действующим законодательством используются более конкретные определения (юридическое лицо, физическое лицо и т.д.). В силу этого, определение держателя лицензии необходимо привести в соответствие с терминами, используемыми в действующем законодательстве.

Предлагается сохранить существующую редакцию части первой статьи 4 Закона, поскольку запрет использования средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства в достаточной степени препятствует соответствующим незаконным действиям и не нуждается в дальнейшей конкретизации.

При рассмотрении предлагаемой в проекте редакции части первой статьи 16 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" необходимо учитывать следующее. Во-первых, соучредитель опосредованно уже наделен правом прекратить или приостановить деятельность средства массовой информации, когда он выдвигает это требование совместно с другими соучредителями (часть третья статьи 7 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"). Во-вторых, непонятны основания, по которым суд будет выносить решение о прекращении или приостановлении деятельности средств массовой информации, поскольку из части третьей статьи 16 Закона Российской Федерации "О средствах массой информации" следует, что может прекратить деятельность средства массовой информации только при неоднократном в течение двенадцати месяцев нарушении средством массовой информации статьи 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", когда при этом регистрирующими органами или Министерством печати и информации Российской Федерации делались соответствующие письменные предупреждения или при неисполнении постановления суда о приостановлении деятельности средства массовой информации. Соответственно, соучредитель, который не наделен такими правами, будет не в состоянии предъявить соответствующий иск. Следовательно наделение соучредителя правом обращаться в суд с иском на прекращение деятельности средства массовой информации фактически является пустой декларацией, не подкрепленной соответствующим механизмом реализации этого права.

В пункте 5 статьи 1 проекта предлагается изменить пункт первый части второй статьи 20 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации". Однако непонятно, зачем в устав редакции необходимо включать права и обязанности держателя лицензии и наблюдательного совета по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании. Отношения между редакцией и держателем лицензии должны регулироваться договором между ними, а не уставом редакции. Отношения между редакцией и наблюдательным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании должны строиться в соответствии с Конституцией Российской Федерацией и соответствующими законами, а не уставом редакции. По своей сути устав редакции является её внутренним документом, регулирующим отношения между учредителями и редакцией, а также основы деятельности редакции (статья 20 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации").

Предлагаемая в пункте 6 статьи 1 проекта редакция статьи 21-1 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" фактически дублирует действующее законодательство. В частности, если держатель лицензии соответствует требованиям, предъявляемым к учредителю средства массовой информации (статья 7 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"), то соответственно он может являться учредителем, и делать об этом запись в законе совершенно не обязательно.

Серьезные возражения вызывает предлагаемая статья 21-2 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" (пункт 6 статьи 1 проекта). Во-первых, непонятно почему термин "государственные" могут использовать только телерадиокомпании, которые учреждены представительными или совместно представительными и исполнительными органами власти, а в случае если учредителем являются исполнительные органы власти нельзя использовать название "государственный", что прямо следует из представленной редакции. Во-вторых, утверждение о том, что учредителем государственного предприятия может выступать представительный орган власти прямо противоречит действующему законодательству, поскольку в части первой статьи 6 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" установлено, что государственное предприятие может быть учреждено органами управления, уполномоченными управлять государственным имуществом, соответственно представительные органы власти не могут быть учредителями предприятия. Представляется, что назначение руководителя как общероссийского, так и регионального государственного держателя лицензии должно осуществляться в соответствии с юридическим статусом держателя лицензии, а не Федеральным наблюдательным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании (части пятая и шестая статьи 21-2, пункт 1 части пятой статьи 21-3). Соответственно должно проходить и утверждение положений (уставов) общероссийских государственных держателей лицензии (в зависимости от их юридического статуса). Наделение такой функцией наблюдательного совета неправомерно, поскольку порядок утверждения уставов уже предусмотрен действующим законодательством.

Предусмотренное проектом создание наблюдательных советов по обеспечению свободы на государственном телерадиовещании представляется спорным. Очевидно, что один орган не может обеспечить объективное освещение различных точек зрения и выражения политических позиций, в первую очередь, потому, что ту или иную политическую позицию имеют входящие в этот орган должностные лица, а также представительные органы, создающие данный орган. Вызывает сомнения способность наблюдательных советов представлять интересы общественности, учитывать разнообразие мнений граждан Российской Федерации и т.д., так как они не формируются напрямую населением. Вероятнее всего, что наблюдательные советы будут находиться под влиянием политических групп, имеющих большинство в том или ином представительном органе, и не смогут обеспечивать объективное освещение общественно-политической жизни.

Согласно Конституции Российской Федерации и иным законодательным актам Российской Федерации Президент Российской Федерации, президенты ряда республик в составе Российской Федерации, а также главы администраций иных субъектов Российской Федерации избираются непосредственно населением соответствующих субъектов Российской Федерации. В связи с этим вызывает недоумение явный приоритет представительных органов, формируемых аналогичным образом. Представляется, что необходимо соблюдать баланс как представительной, так и исполнительной властей в отношении средств массовой информации.

Предлагаемая в пункте 7 статьи 1 проекта формулировка части четвертой статьи 22 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" по меньшей мере некорректна. Держатель лицензии фактически является распространителем средства массовой информации, соответственно в договоре между держателем лицензии и редакцией должны определяться производственные, имущественные и финансовые отношения между ними, взаимное распределение прав и обязанностей. Поскольку договор является добровольным волеизъявлением сторон, то нельзя в него закладывать как обязательное условие обязательства редакции по выполнению решений и рекомендаций руководства государственного держателя лицензии. Это является ограничением волеизъявления одной из сторон договора и при этом создается фактически механизм нарушающий принцип свободы печати (статья 1 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации") и завуалированная цензура, которая становится возможна со стороны руководства государственного держателя лицензии (статья 3 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации").

Наличие в представленном проекте ряда весьма серьезных недостатков, способных ухудшить положение средств массовой информации, ставит под сомнение целесообразность его принятия Верховным Советом Российской Федерации.

ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
КОМИТЕТ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

17.06.93 № 7-1-17к

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по проекту закона РФ "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О средствах массовой информации" и по проекту Положения о
Федеральном наблюдательном совете по обеспечению свободы слова
на государственном телерадиовещании

Появление указанных проектов обусловлено принятием на Девятом Съезде народных депутатов России Постановления "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации" и прямым поручением этого Съезда внести изменения и дополнения в Закон РФ "О средствах массовой информации". Столь высокое поручение должно было найти адекватное отражение в законопроектах. К сожалению, в представленных проектах такой адекватности не наблюдается в полной мере. Об этом свидетельствует следующее:

1) Основной идеей обоих проектов является идея о том, что свобода слова на государственном телерадиовещании должна быть обеспечена, во-первых, через деятельность специально создаваемых надзорных органов - системы наблюдательных советов, и, во-вторых, методами административного контроля за кадровым составом руководства государственного телерадиовещания и его программной политикой.

Сама по себе такая идея - следить за соблюдением на телевидении и радиовешании одной из важнейших конституционных свобод - свободы слова - не содержит ничего плохого. Надо лишь найти правильные пути и методы ее воплощения в жизнь, которые бы не противоречили действующему законодательству.

Между тем, путь, предлагаемый в обоих проектах, вряд ли является подходящим. В них речь идет о государственном телерадиовещании, однако от имени государства все время выступает лишь одна ветвь государственной власти - представительная. Однако по прямому смыслу части первой статьи 3 Конституции России государство наше зиждется на принципе разделения властей и поэтому не может быть отождествлено с какой-либо из отдельных ветвей государственной власти. Логичным было бы, напротив, поддерживать во всем механизме контроля за соблюдением на телерадиовещании свободы слова паритет между представительной, исполнительной и судебной властью. При таком подходе в этом механизме вряд ли нашлось бы место для представителей отдельных партий, профессиональных и общественных объединений, ибо все это не укладывается в концепцию наблюдательного совета как государственного органа (как вытекает из статьи 3 проекта положения). Спорно даже включение в такой совет представителей фракций Съезда народных депутатов России. Не говоря уже о том, что такие фракции очень разнятся по количественному составу, они просто не являются величиной постоянной, то возникая, то ликвидируясь.

Принцип формирования наблюдательных советов, предлагаемый в обоих рассматриваемых проектах (статьи 21-2 и 21-3 проекта закона и статья 5 проекта положения), однозначно свидетельствует о том, что исполнительная и судебная власти устранены от предлагаемого механизма контроля за соблюдением свободы слова на телерадиовещании. А это значит, что оба проекта могут стать законами лишь при условии предварительного изменения статей 3 и 109 Конституции России. Ведь если говорить строго, то, что такое Федеральный наблюдательный совет как не исполнительный орган представительной власти? А существование таких органов ставит крест на принципе разделения властей.

2)    В части первой статьи 21-2, которую предполагается включить в Закон о СМИ (статья 6 проекта закона), устанавливается, что в качестве государственной теле- или радиокомпании могут выступать лишь организации, созданные представительными органами власти или представительными и исполнительными органами власти "совместно". Это значит, что исполнительная и судебная власть в принципе лишаются возможности осуществлять самостоятельное тедерадиовещание.

3)    В части третьей статьи 21-3, которая предлагается проектом к включению в Закон о СМИ, устанавливается,что Федеральный наблюдательный совет контролирует соблюдение договора между редакцией СМИ и общероссийскими держателями лицензии. Но по смыслу российского гражданского права договор - это сделка между сторонами. Третьи лица не имеют права контролировать исполнение договора. Здесь проект недопустимо смешивает разные методы правового регулирования.

4)    Вызывает возражения статья 12 проекта положения в ее последней части, где сказано, что председатель Федерального наблюдательного совета "осуществляет другие действия, необходимые для обеспечения деятельности Федерального наблюдательного совета". Такая формулировка по существу не ставит никаких границ компетенции указанного председателя, тем более, что решает вопрос о необходимости "других действий" сам председатель.

Сделанные выше замечания показывают, что оба представленные проекта нуждаются в серьезной доработке и в нынешнем виде не могут быть вынесены на рассмотрение Верховного Совета Российской Федерации.

Председатель Комитета М.А.Митюков

Ситуация в зеркале прессы

«Российские вести», 19.07.1993

Черная пятница свободы слова

Второе июля 1993 года вполне заслужило названия черной пятницы для свободы слова в России: Верховный Совет принял в первом чтении Закон о внесении изменений и дополнений в Закон о средствах массовой информации и Положение о Федеральном наблюдательном совете по обеспечению свободы слова на Государственном телерадиовещании.

Ситуация очень похожа на ту, которая сложилась после принятия IX Съездом народных депутатов постановления о подчинении Гостелерадио Советам. Тогда, как и теперь, это выдавалось за «обеспечение свободы слова». Истинное лицо этой «свободы» засвидетельствовали письма из местных телерадиокомпаний в Мининформпечати. Советы, разумеется, «правильно поняли» постановление Съезда и сразу же начали с «директивными» ссылками на него распоряжаться на ТВ в духе обкомов партии - ломать сетку вещания, навязывать «своих» выступающих, регламентировать эфирное время.

Какие «законные» поводки и плетки для прессы теперь могут оказаться в руках депутатов? В Законе о печати говорится об ответственности, вплоть до уголовной, за злоупотребления свободой слова. Нельзя использовать прессу для призывов к захвату власти, для разжигания общественной розни, для пропаганды войны и т.п. Теперь в ряду этих тяжких преступлений через запятую предлагается числить «призывы к... незаконному роспуску конституционных органов власти или приостановлению их деятельности, а также воспрепятствованию в иной форме деятельности конституционных органов власти...» Потенциальным уголовником автоматически станет не только тот, кто печатно усомнится в пользе Съезда нардепов, но и всякий, кто решится покритиковать представительную власть.

Конституционный суд, как известно, не признал конституционной ту часть постановления Съезда, где говорилось об обязательном соучредительстве представительной и исполнительной ветвей власти по отношению к телерадио. Парламент ловко обошел это препятствие, предложив дополнить Закон о СМИ статьей 21-2, где понятие «учредитель» просто заменено другим: «государственным держателем лицензии (государственной телерадиокомпанией) может выступать только государственная организация, учреждение, предприятие, созданное (учрежденное) представительными органами власти или совместно соответствующими представительными и исполнительными органами власти». И далее в той же статье: «Руководитель общероссийского государственного держателя лицензии назначается на должность и освобождается от должности Федеральным наблюдательным советом».

О том, что ФНС (или, как шутит наш министр печати, ФНС-2, намекая на тождество аббревиатур Федерального наблюдательного совета и Фронта национального спасения) есть замаскированная цензура, уже написано немало. Обратим внимание только на один момент.

И в дополнении к закону о СМИ, и в положении о ФНС говорится, что контроль наблюдательного совета за передачами до выхода в эфир не допускается. Сказано также, что ФНС «анализирует программную политику» и «представляет рекомендации». Такой вот, на западный манер, советчик, помощник и доброхот. Депутаты все время ссылаются на этот самый Запад, где, мол, такие советы на ТВ есть во многих странах. Не будем вспоминать, как нардепы «патриотично» «несут» тот же Запад, когда его опыт не стыкуется с их интересами. Скажем о другом. Закон о СМИ предлагается дополнить положением о договоре между редакцией и держателем лицензии, где должны быть среди прочего предусмотрены «обязательства (!) редакции следовать решениям и рекомендациям (!!!) руководства государственного держателя лицензии». Если вспомнить, что руководство это назначается Федеральным наблюдательным советом, а сам он фактически формируется парламентом, то не надо объяснять, чьим «рекомендациям» редакция «обязуется следовать».

У КПСС все же хватало ума не раздеваться догола, не раскрывать механизм произвола в законодательных актах. Наши депутаты идут много дальше, делая анекдот про «обязательные рекомендации» строкой Закона. Над наготой их депутатских величеств можно было бы посмеяться, если бы все это не было крайне опасно.

Никита ВАЙНОНЕН

«Правда», 20.07.1993

Пусть слово будет многогласным

Российский парламент принял наконец-то столь бурно обсуждавшиеся в последние недели поправки к Закону РФ «О средствах массовой информации».

Надо быть справедливым — закон о свободе печати многое сделал для реформ. Но вот отчего-то этот закон, представлявшийся, без всякой иронии, одним из «самых прогрессивных», вдруг стал пробуксовывать. Достаточно вспомнить, что иные газеты стали рассадником сводничества, «чернухи» и «порнухи», а телевидение, обслуживая пропрезидентские силы, выполняет порой подстрекательскую роль.

Парламент занялся модернизацией закона, не дожидаясь каникул. Суть сводится к строгому государственному лицензированию права на телерадиовещание, и, соответственно, к усилению государственного контроля за ним.

Особенно за теми телерадиовещательными организациями, которые либо финансируются из госбюджета, либо учреждены федеральными властями, либо ведут вещание на территории Российской Федерации. Особый контроль распространится на электронные средства массовой информации, воздействующие на предельно большие слои населения. Думается, правильно, когда государство берет под свой присмотр содержание передач, которые способны формировать или, напротив, подрывать мораль, нравственность, милосердие, патриотизм.

К чести авторов закона, они избрали достаточно оптимальный и демократичный в создавшихся условиях метод формирования контрольного органа, который будет называться Федеральным советом по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании. Его основная, на мой взгляд, задача — дать возможность представителям разных политических, культурных, религиозных и иных точек зрения свободно и в равной степени выражать в эфире свои взгляды.

Формироваться федеральный совет будет также весьма демократично — по одному представителю от каждой фракции Съезда народных депутатов России. Кроме того, в состав совета назначаются по два человека Президентом РФ и президиумом парламента, а также два посланца делегируются Союзом журналистов России.

Сегодня, когда за стенами Кремля пишется откровенно диктаторский вариант новой Конституции для России, который еще до принятия начинает разваливать страну и растаскивать ее на княжества и уделы, очень важно иметь такое национальное телевидение, которое без обиняков и прямо назовет, кто есть кто. Думается, в нашей российской ситуации добиться национального согласия — это и есть главная задача электронных СМИ, и создание федерального совета поможет ее решить.

Перейдя к сугубо политической оценке изменений в законе о СМИ, можно вспомнить о положении, сложившемся накануне всероссийского референдума 25 апреля. По признанию руководителей парламента, включая Руслана Хасбулатова, для победы на референдуме не хватило всего двух-трех дней активной агитации. Принятие поправок к Закону РФ «О средствах массовой информации» уводит от авторитаризма на экране к равенству.

Юрий ГОНТАРЬ

«Независимая газета» 20.07.1993

Верховный Совет хочет захватить телевидение

Вчера в Доме российской прессы состоялась пресс-конференция, посвященная ситуации в российском телерадиовещании в связи с принятием Верховным Советом поправок к закону РФ о средствах массовой информации, созданием в ближайшем будущем наблюдательных советов. Исполняющий обязанности председателя телерадиокомпании «Останкино» г-н Игнатьев начал пресс-конференцию на весьма патетической ноте: «Мы пришли, чтобы рассказать историю одного покушения... создается партия цензуры». По мнению руководства «Останкино», создание Федерального совета по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании, обладающего правом вмешиваться в эфирную политику, дезавуирует прежний закон о средствах массовой информации, согласно которому телерадиокомпании вправе сами распоряжаться эфирным временем.

Председатель ВГТРК Олег Попцов заявил, что он против вмешательства любой из властных структур в деятельность профессионального цеха, каковым является телевидение, против действий по принципу «Вы нам ФИЦ, мы вам два ФИЦа». Верховный Совет, по мнению Олега Попцова, стремясь захватить средства массовой информации и установить над ними контроль, вступает в открытую конфронтацию с президентом и правительством, что усугубляет и без того взрывоопасную ситуацию в обществе. Крупнейшие отечественные телекомпании «Останкино», ВГТРК, «Петербург—пятый канал» обратились к президенту с предложением наложить вето на принятые депутатами поправки и ходатайствовать перед Конституционным судом о признании их неконституционными. В случае, если Верховный Совет приступит к практическому исполнению принятых решений, «а состав федерального совета должен быть сформирован к 12 августа», коллективы компании готовы к решительным акциям протеста.

Ирина ПЕТРОВСКАЯ

«Известия», 22.07.1993

Очередная попытка надеть узду на свободу слова

В министерстве печати и информации состоялась пресс-конференция. Министр М. Федотов начал ее обращением к собравшимся журналистам: «Уважаемые товарищи... по несчастью», пояснив, что поправки Верховного Совета «сулят гибель свободы массовой информации в России».

Министр напомнил дальше слова Василия Гроссмана о том, что сложные проблемы всегда чреваты простыми, легкими для понимания, неверными решениями. Казалось бы, постановление по такому с лож нам у вопросу, как деятельность «четвертой власти», должно стать плодом детального обсуждения прежде всего специалистами. К сожалению, инициаторы поправок, например, депутаты Астафьев и Плотников, таковыми не являются, им неизвестны многие детали журналистской профессии, а также жизнь работников печати.

В качестве примера М.Федотов привел поправку о социальных гарантиях журналистам в зонах конфликтов. Разумеется, социальные гарантии — это хорошо, но почему речь только о зонах конфликтов и только о журналистах государственных средств массовой информации? Разве недостойны гарантий корреспонденты независимой прессы? Разве не гибнут журналисты и при стихийных бедствиях, массовых беспорядках? Специалисты могли бы объяснить, как правильно сформулировать эту норму, но их не спросили.

Особо министр остановился на поправках, указывающих поводы, по которым можно закрыть средства массовой информации. В их число попадает, по сути, любая попытка серьезной критики действий парламента. Что же касается наблюдательного совета, которому парламент намерен поручить защиту свободы слова, в том числе право смещать руководителей СМИ, М.Федотов обратил внимание на их предполагаемый состав: в них должны войти представители 14 фракций плюс несколько представителей президента и Союза журналистов. Большинство, таким образом, всегда будет за парламентской стороной. Удивляет, и то, что Верховный Совет не озаботился разъяснить существенное противоречие: если наблюдательный совет — общественная организация, то почему образован он Верховным Советом? Если же он — исполнительный орган, то опять же при чем Верховный Совет?

Поправки изобилуют противоречиями. Не учитывают они и Федеративный договор, навязывая субъектам Федерации решения относительно СМИ, не спросив их мнения. В целом создается впечатление, заметил министр, что перед нами не закон о защите свободы печати, а закон о самозащите парламента от печати.

Президент и правительство направили в парламент свои замечания, но Верховный Совет даже не рассмотрел их, проигнорировав в нарушение Конституции и элементарных норм политической жизни.

Сразу после заявления министра была сделана попытка устроить скандал на пресс-конференции. Представитель журнала «Дипкурьер» громогласно объявил все аргументы министра «смешными», не опровергнув ни одного из них, а самому министру предложил уйти в отставку. Вопросов он при этом не задавал, а на увещевания говорил, что его лишают слова. Когда возмущение улеглось, М.Федотов сказал, что в начатой им борьбе против попыток ограничить свободу информации отставку он не исключает, но — как крайнюю меру.

Георгий Меликянц

«Московские новости», 25.07.1993

С ПОПРАВКОЙ НА ЦЕНЗУРУ

На прошлой неделе Верховный Совет принял «долгожданные» поправки к закону о средствах массовой информации. Одна из них доказывает исключительную пользу «наблюдательных советов» для здоровья телевидения и радио. Однако в юридическом контексте ситуация выглядит иначе. Ее комментирует директор юридической дирекции ВГРТК кандидат юридических наук Елена ДМИТРИЕВА.

Структура со скромным названием «федеральный совет по обеспечению свободы слова» (в первоначальных проектах — наблюдательный) — безусловная попытка введения цензуры. Хотелось бы отметить некую степень лукавства против 3-й статьи закона о средствах массовой информации. Вроде бы контроль совета за телепродукцией до выхода в эфир не допускается. Но если функции совета — в анализе программной продукции и даче рекомендаций, то это не что иное, как цензура, только не на предварительном, а на последующем уровне.

Еще один момент — совет формируется исключительно из представителей, делегируемых фракциями. Что такое фракции, не знает никто, кроме самих депутатов. Сегодня, по неофициальным данным, в федеральный совет могут войти 96 человек —каким образом они будут анализировать программную политику, сказать сложно. Однако налогоплательщики должны приготовиться — это колоссальные расходы за их счет.

В проекте закона о телерадиовещании, который может быть принят в ближайшее время, такие советы не предусматриваются. Зато предусмотрена федеральная комиссия — разработчики наделили ее такими, широкими полномочиями, что можно говорить если не о создании министерства, то воссоздании госкомитета по телерадиовещанию в прежнем виде. (Эта удивительная трасформация неудивительна — «родители» совета и комиссии одни и те же). Все права федеральной комиссии внесены во вторую главу проекта под названием «органы государственного регулирования», что тоже загадка — по конституции у нас таких органов нет. Поскольку законопроект о телерадиовещании имеет массу отсылочных норм к закону о средствах массовой информации, можно смело прогнозировать — федеральный совет органично сольется с одноименной комиссией, и она-то займется «анализом программной политики».

Ни один государственный канал в мире не подвергается такому дикому давлению парламента. Можно не сомневаться: — когда начнут развиваться частные телекомпании, законодатели не преодолеют искушения навязать им те же наблюдательные советы, как бы они ни назывались.

Действующий закон о средствах массовой информации соответствует международным нормам, в нем нет противоречий и пробелов. Принятые поправки, корежа его в угоду сиюминутным политическим интересам, выводят нас из цивилизованного правового поля.

Однако законодатели забыли отменить две статьи — о правах и обязанностях журналистов. Может возникнуть ситуация (и это будет не саботаж и не забастовка), что авторы в соответствии с законом просто снимут свои программы, оставив на телеэкране табличку: «Большое спасибо Верховному Совету за федеральный совет по обеспечению свободы слова».

ПРЕЗИДЕНТ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
_____________________
«6» августа 1993 г.
№ Пр-1233
Г. Москва

Верховный Совет
Российской Федерации
Председателю Верховного Совета
Р.И.ХАСБУЛАТОВУ

 

Б.Ельцин

Комментарий к документу.

Содержащиеся в данном письме предложения по изменению наиболее одиозных формулировок законопроекта были позднее представлены в парламент в качестве официальных поправок (см. след. док.)

 

ПРЕЗИДЕНТ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
_____________________
«17» августа 1993 г.
№ Пр-1314
Г. Москва

Верховный Совет
Российской Федерации
Председателю Верховного Совета
Р.И.ХАСБУЛАТОВУ

В связи с предстоящим повторным рассмотрением в Верховном Совете Российской Федерации Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" предлагаю поставить на голосование в установленном порядке следующие поправки. Принятие данных поправок позволит значительно улучшить Закон, устранить внутренние противоречия и коллизии с действующим законодательством, усовершенствовать правоприменительную практику.

Пункт 1. Абзац 5 статьи 1 Закона "О средствах массовой информации" оставить в ныне действующей редакции.

Пункт 3. Часть первую статьи 4 Закона "О средствах массовой информации" изложить в следующей редакции:

"Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения призывов к насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, несоблюдению законодательных и иных правовых актов Российской Федерации, для дискредитации органов государственной власти и высших должностных лиц государства путем распространения заведомо ложных сведений, для разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости и розни, для пропаганды войны и насилия".

Пункт 4. Часть первую статьи 16 Закона "О средствах массовой информации" сохранить в ныне действующей редакции.

Часть вторую статьи 16 дополнить следующим предложением:

"Споры между соучредителями, а равно споры между учредителем и редакцией по вопросам прекращения или приостановления деятельности средства массовой информации разрешаются в порядке гражданского судопроизводства".

Часть третью статьи 16 изложить в следующей редакции:

"Основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные в течение двенадцати месяцев нарушения редакцией требования статей 4, 35, части второй статьи 37 настоящего Закона, по поводу которых регистрирующим органом или Министерством печати и информации Российской Федерации делались письменные предупреждения учредителю и (или) редакции (главному редактору), а равно неисполнение постановления суда о приостановлении деятельности средства массовой информации. Решение о вынесении предупреждения принимаются руководителем соответствующего органа или уполномоченным им должностным лицом на основании заключения комиссии, формируемой им из числа специалистов данного государственного органа и представителей журналистской общественности".

Пункт 5. Статью 21-1 озаглавить:

"Статус держателя лицензии на вещание".

Часть первую статьи 21-1 после слова "телерадиовещание" дополнить словами: "в части распространения культурных ценностей - законодательством Российской Федерации о культуре".

Части вторую и третью статьи 21-1 исключить.

Статью 21-2 озаглавить:

"Государственный держатель лицензии на вещание".

Часть первую статьи 21-2 изложить в следующей редакции:

"Государственным держателем лицензии на вещание могут выступать государственные телерадиокомпании, государственные радиовещательные компании, государственные телекомпании, учрежденные органами государственной власти в соответствии с законом". Часть вторую статьи 21-2 исключить.

В части третьей статьи 21-2 слова "официальных сообщений" заменить словами "обязательных сообщений государственных органов".

Части четвертую и пятую статьи 21-2 исключить.

Часть шестую статьи 21-2 изложить в следующей редакции:

"Руководитель государственного держателя лицензии на вещание назначается на должность и освобождается от должности в соответствии с законом о государственном телерадиовещании и уставом государственного держателя лицензии, утверждаемого его учредителем (соучредителями)".

Часть седьмую статьи 21-2 исключить.

Статью 21-3 озаглавить:

"Попечительский совет".

Статью 21-3 изложить в следующей редакции:

"Учредитель государственного держателя лицензии на вещание вправе создать попечительский совет для выработки рекомендаций по обеспечению плюрализма мнений, объективного освещения проблем и событий, создания равных условий различным политическим и иным общественным объединениям для изложения своих точек зрения. Попечительский совет представляет интересы общественности, учитывая мнения телезрителей и радиослушателей и опираясь на свой нравственный авторитет".

Пункт 6. Статью 22 Закона "О средствах массовой информации" оставить в ныне действующей редакции.

Пункт 7. Статью 31 Закона "О средствах массовой информации" оставить в ныне действующей редакции.

Пункт 8. Часть вторую статьи 36 изложить в следующей редакции:

"В средствах массовой информации, находящихся на бюджетном финансировании, не допускается реклама табачных и алкогольных изделий".

Пункт 9. Статью 47-1 Закона "О средствах массовой информации" исключить.

Дополнить Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" следующими пунктами:

Пункт 10. Часть первую статьи 7 изложить в следующей редакции:

"Учредителем (соучредителем) средства массовой информации могут быть юридические и физические лица, а также трудовые и журналистские коллективы".

Пункт 11. В пункте втором части второй статьи 8 слова "при Министерстве печати" заменить словами "Министерства печати".

Пункт 12. Часть вторую статьи 10 после слов "регистрационного сбора" дополнить словами: "и устав редакции. При этом редакция вправе оговорить, какие сведения, содержащиеся в ее уставе или заменяющем его договоре, составляют коммерческую тайну".

Пункт 13. Статью 11 дополнить частями пятой и шестой следующего содержания:

"Перерегистрация средства массовой информации не освобождает от ответственности за ранее совершенные нарушения настоящего Закона.

С момента перерегистрации ранее выданное свидетельство о регистрации данного средства массовой информации утрачивает силу".

Пункт 14. Статью 15 изложить в следующей редакции:

"Свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа или Министерства печати и информации Российской Федерации в случаях:

если свидетельство о регистрации получено обманным путем;

если средство массовой информации не выходит в свет (в эфир) более одного года.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации признается недействительным регистрирующим органом или Министерством печати и информации Российской Федерации по заявлению учредителя о прекращении деятельности средства массовой информации в соответствии с частью второй статьи 16 настоящего Закона, а также в случае, если имела место повторная регистрация данного средства массовой информации. При признании свидетельства о регистрации недействительным регистрационный сбор возврату не подлежит".

Пункт 15. Статью 19 дополнить частью четвертой следующего содержания:

"На редакции средств массовой информации, за исключением специализирующихся на сообщениях и материалах рекламного или эротического характера, распространяется статус организаций культуры".

Части четвертую и пятую статьи 19 считать частями пятой и шестой.

Пункт 16. Часть четвертую пункта 6 статьи 20 исключить.

Пункт 17. Статью 23 изложить в следующей редакции:

"Статья 23.Информационные агентства и телерадиокомпании.

При применении настоящего Закона в отношении информационных агентств и телерадиокомпаний на них одновременно распространяются статус редакции, издателя, распространителя, предприятия, организации культуры и правовой режим средства массовой информации.

Бюллетень, вестник, иное издание или программа с постоянным названием, учреждаемые информационным агентством или телерадиокомпанией, регистрируются в порядке, установленном настоящим Законом.

При распространении сообщений и материалов информационного агентства или телерадиокомпании другим средствам массовой информации ссылка на информационное агентство или телерадиокомпанию обязательная".

Пункт 18. Часть четвертую 49 исключить.

Пункт 19. Дополнить Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" статьей 49-1: "Социальные гарантии деятельности журналистов", и изложить ее в следующей редакции:

"Государство гарантирует журналисту в связи с осуществлением им профессиональной деятельности защиту его чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества как лицу, выполняющему общественный долг.

Журналистам и работникам телерадиокомпаний, выполняющим в зонах вооруженных конфликтов или иной повышенной опасности свои профессиональные обязанности, страховые суммы, установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном страховании граждан, выплачиваются в двойном размере.

В случае гибели журналистов и работников, указанных в части второй настоящей статьи, на членов их семей распространяются социальные гарантии и компенсации, установленные в отношении членов семей военнослужащих, погибших в Великой Отечественной войне.

Журналистам и работникам, получившим увечья при обстоятельствах, предусмотренных частью второй настоящей статьи, устанавливаются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные для инвалидов Великой Отечественной войны".

 

Б.Ельцин

Комментарий к документу.

В поправках, внесенных Президентом Российской Федерации, получили отражение не только те положения, которые были продиктованы необходимостью борьбы с попытками Верховного Совета монополизировать федеральное и региональное телевидение, устранив оттуда влияние исполнительной власти. Некоторые положения практически без изменений перенесены в этот документ из проекта поправок, разработанных в аппарате Мининформпечати России. Следует признать, что в этих поправках проявилось стремление Администрации Президента РФ к нахождению компромисса с парламентским большинством, однако не за счет основополагающих гарантий свободы слова. Как известно, президентские поправки были отклонены парламентом 20 августа 1993 г., в результате чего Министр печати и информации РФ М.А.Федотов был вынужден подать в отставку. Однако Верховный Совет так и не успел довести до конца изменение Закона о СМИ: Указ Президента РФ «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21.09.93 г. № 1400 приостановил деятельность парламента.

МИНИСТЕРСТВО ПЕЧАТИ И ИНФОРМАЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРИКАЗ

№ 183

«4» октября 1993 г.

Во исполнение Указа Президента Российской Федерации N 1578 от 4 октября 1993 года "О безотлагательных мерах по обеспечению режима черезвычайного положения в г.Москве" ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Руководителям средств массовой информации, радио и телевидения, издательств и типографий обеспечить неукоснительное выполнение Закона РФ "О средствах массовой информации" на территории Российской Федерации, Закона РФ "О чрезвычайном положении" на территории г. Москвы, а также Указов Президента РФ N 1400 и N 1452.

2.    Руководителям издательств, полиграфпредприятий, типографий, редакторам и распространителям средств массовой    информации    приостановить    выпуск    и распространение изданий, учредителями которых являются общественные объединения, принимавшие участие в массовых беспорядках и иных пративоправных действиях в г.Москве, а также изданий, поддерживающих противоправную деятельность этих объединений. («Правда», «Советская Россия», «День», «Газета духовной оппозиции», «Рабочая трибуна», «Гласность», «Народная газета», «Русский порядок», «Русский вестник» и др.).

3.    Государственной инспекции по защите свободы печати и массовой информации (Лучинский Ю.М.) принять меры по выполнению п.8 Указа Президента РФ N 157 8 на территории г.Москвы и выполнение Закона РФ "О средствах массовой информации" на территориии Российской Федерации.

4.    Установить    персональную    ответственность руководителей средств массовой информации, издательств, полиграфпредприятий, и типографий за неисполнение настоящего приказа.

Первый заместитель
Министра

Д.Д.Цабрия

Комментарий к документу.

Орфография и пунктуация в документе сохранены.

(файл - шумейко)

МИНИСТЕРСТВО ПЕЧАТИ И ИНФОРМАЦИИ РОССИИ

ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ КОЛЛЕГИИ от «6» октября 1993 г.    № 4

(извлечение)

Председательствовал: Шумейко В.Ф.

Присутствовали:

Члены коллегии:

Близнец И.А., руководитель Правового департамента Мининформпечати РФ;

Воргачев В.Н., заместитель Министра печати и информации РФ;

Игнатенко В.Н., генеральный директор ИТАР-ТАСС;

Лучинский Ю. М.. начальник Государственной инспекции по защите свободы печати и массовой информации при Мининформпечати РФ;

Марков В.Н., председатель правления РИА "Новости";

Судаков А. П., заместитель Министра печати и информации РФ;

Филимонов В.И., начальник Экономического управления Мининформпечати РФ;

Цабрия Д.Д., первый заместитель Министра печати и информации РФ;

Юсицков О.П., заместитель Министра печати и информации РФ;

Ярошинская А.А., начальник отдела информационно-культурных связей с зарубежными странами по информированию международной общественности о жизни и реформах в России Федерального информационного центра России;

Руководители структурных подразделений Мининформпечати

Повестка заседания Коллегии:

1.    О Министре печати и информации Российской Федерации.

2.    О задачах Мининформпечати РФ, вытекающих из указов Президента РФ «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации” от 21.09.93 г. N 1400, ”О безотлагательных мерах по обеспечению режима чрезвычайного положения в городе Москве” от 4.10.93 г. N 1578, ”О дополнительных мерах по обеспечению режима чрезвычайного положения в городе Москве” от 4.10.93 г. N 1580.

...В этот период Министерство и его государственная инспекция по защите свободы печати и массовой информации усилили контроль за соблюдением Закона РФ ”О средствах массовой информации”. Проводился экспресс-анализ федеральных и местных изданий. Особое внимание уделялось отслеживанию публикаций газет "Правда”, "Советсткая Россия”, ”День” и других. Приостановлено дотирование оппозиционных периодических изданий. Отпечатаны заказанным тиражом несколько листовок, подготовленных к выпуску представителями общественных демократических движений. 2 4 сентября в СМ-Правительство РФ направлены предложения ”Об охране объектов Мининформпечати Российской Федерации”.

Указ Президента N 1578 от 4 октября т. г. реализовался, в соответствии с обстановкой, оперативно и эффективно. Незамедлительно был издан приказ по Министерству, обязывавший руководителей СМИ. полиграфических предприятий и издательств обеспечить неукоснительное выполнение Законов РФ ”О средствах массовой информации” и ”О чрезвычайном положении”. Приказом приостанавлен выпуск и распространение изданий, учредителями которых являются общественные объединения, принимавшие участие в массовых беспорядках и иных противоправных действиях в г.Москве, а также изданий прямо или косвенно поддерживающих противоправную деятельность этих объединений. В СМ-Правительство РФ направлен проект постановления о введении в г.Москве предварительной цензуры средств массовой информации на период действия чрезвычайного положения. Информационными агентствами передано обращение Мининформпечати ко всем сотрудникам печати, телевидения и радио. Проведены инструктивные беседы с руководителями ряда СМИ.

С 4 октября т. г. введена в действие предварительная цензура средств массовой информации, носящая временный характер. Цензорские пункты открыты и действуют в издательстко-полиграфических комплексах и типографиях ”Пресса”, ”Труд”, ''Московская правда”, ''Молодая гвардия”, ''Известия”, ''Писатель”, а также ГТРК ''Останкино”, РТРК ''Россия”. Контроль за материалами

ИТАР-ТАСС, РИА "Новости" и других информационных агентств осуществляется непосредственно в редакциях СМИ. В состав Управления предварительной цензуры включены наиболее опытные сотрудники Мининформпечати, госинспекции по защите свободы печати и массовой информации и ее территориальных органов, военные цензоры.

Коллегия РЕШИЛА:

3. Обеспечить действенный контроль за соблюдением органами периодической печати, телевидения и радио Законов Российской Федерации "О средствах массовой информации" и "О чрезвычайном положении". В течение суток довести до сведения руководителей СМИ о введении самоцензуры и их персональной ответственности за содержание материалов, публикуемых на страницах газет и журналов, передаваемых в эфир. Управлениям СМИ, по защите свободы печати и массовой информации, по телевидению и радиовещанию, государственной инспекции по защите свободы пе чати и массовой информации, ее территориальным органам осуществлять ежедневный контроль за содержанием публикаций. Незамедлительно, в соответствии с требованиями закона, привлекать к ответственности руководителей СМИ, допустивших призывы к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжиганию национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, пропаганде войны.

Министр печати и информации РФ    В. Шумейко

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УКАЗ
от 5 декабря 1993 г. № 2093

О МЕРАХ ПО ЗАЩИТЕ СВОБОДЫ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В целях защиты свободы массовой информации, недопущения создания и финансирования организаций, учреждений, органов или должностей, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры, и на основании Указа Президента Российской Федерации от 7 октября 1993 г. N 1598 "О правовом регулировании в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации" постановляю:

1.    Приостановить действие постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. "О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании и в службах информации" и постановлений Верховного Совета Российской Федерации от 15 июля 1993 г. "О Федеральном совете по обеспечению свободы слова на государственном телерадиовещании" и от 23 июля 1993 г. "О приватизации государственных издательств, издательско - полиграфических комплексов и типографий" до принятия соответствующих решений Федеральным Собранием Российской Федерации.

2.    Совету Министров - Правительству Российской Федерации до 10 января 1994 г. представить предложения по совершенствованию законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации.

3.    Внести настоящий Указ на рассмотрение Федерального Собрания Российской Федерации.

4.    Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.

Президент Российской Федерации
Б.ЕЛЬЦИН

Комментарий к документу.

Таков был финал истории с попыткой внесения изменений в Закон о СМИ в 1993 г. Ни поправки, ни положение о федеральном наблюдательном совете

так и не вступили в силу. Впрочем, данный указ также никогда не представлялся на рассмотрение Федерального Собрания Российской Федерации, в результате чего указанные в нем нормативные правовые акты формально не утратили силу, их действие только приостановлено до принятия соответствующих решений парламентом.

РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. МЕТАМОРФОЗЫ ЗАКОНА О СМИ

В соответствии с постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124/1-1 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» Закон о СМИ вступил в силу с момента опубликования.2 В дальнейшем в Закон неоднократно вносились изменения и дополнения, Как правило, все «усовершенствования» приводили лишь к тому, что текст незначительно - и в первую очередь в смысле законодательной техники и эстетики - ухудшался. Большинство из тех поправок, что были внесены в Закон о СМИ в 1991 - 2006 годах путем принятия восемнадцати федеральных законов (в среднем, каждый закон содержал около двух поправок), радикально ничего в Законе не изменили. Об этом можно судить, прежде всего, по тому факту, что случаи применения на практике измененных норм крайне малочисленны.

Может быть, причина того, что внесение изменений в Закон о СМИ не приводило к радикальному изменению практики его применения, коренится в том, что подобные операции с нормативным правовым актом требуют осторожности и системности. Согласно открытому авторами Закона о СМИ «закону сопротивления законодательного материала»,3 стоит только опрометчиво включить в текст нормативного акта несколько лишних слов, как они тут же вступают в противоречие с самыми разными его нормами, начинают с ними конфликтовать, взаимно перекрывая возможности применения на практике. Вот почему так важно обеспечить должное качество «имплантируемого» нормативного материала. Перефразируя Чехова, можно сказать, что в законе все должно быть прекрасно - и концепция, и процедура, и законодательная техника... Испортить закон легко - было бы желание и властные полномочия; усовершенствовать - трудно; обратить вспять -возможно лишь в общем контексте поворота «все вдруг» от демократии к диктатуре.

Закон-уродец не может рассчитывать на реализацию, даже если за его неисполнение будет предусмотрено суровое наказание. Вторгаясь в живую ткань действующего закона, принципиально важно сохранить взаимную корреляцию между отдельными нормами. Крайне опасно стать жертвой «синдрома белого листа», когда возникает обманчивое впечатление, что законодатель имеет дело с «tabula rasa». На самом же деле правовая система больше похожа на листы толстенного фолианта, исписанные от начала до конца мельчайшим почерком. Вот в этом-то фолианте законодатель и должен либо заполнять имеющиеся пробелы, либо, вычеркивая целые «абзацы», аккуратно вписывать новые. Но так, чтобы «строчки» друг на друга не «наезжали», чтобы соблюдался общий «контекст» и не путались «листы». В противном случае разрушаются логика и архитектоника закона, он утрачивает свою самодостаточность, а вместе с ней и способность быть реализованным на практике. Для добросовестного правоприменителя он превращается в нескончаемый юридический лабиринт, для злонамеренного - в оправдание правового цинизма. В результате страдает не только закон, но и вся правовая система.

Первые попытки внести изменения в Закон о СМИ относились к 1992 -1993 годам. Они были подробно рассмотрены в предшествующем разделе настоящей книги. В данном разделе будут в хронологическом порядке рассмотрены все поправки, которые были внесены в Закон о СМИ за последние 15 лет - с 27 декабря 1991 г. по 27 декабря 2006 г.

1. Федеральный закон от 13 января 1995 года № 6-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации”» был принят в связи с введением в действие Федерального закона от 13 января 1995 года № 7-ФЗ «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». Этим нормативным правовым актом были внесены поправки в ст.ст. 21 и 35 Закона о СМИ, что отражено в приведенной ниже таблице.

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 21. Статус издателя
Часть 1

Издатель осуществляет свои права и несет обязанности на основе данного Закона, законодательства об издательском деле, предприятиях и предпринимательской деятельности.

Статья 21. Статус издателя
Часть 1

Издатель осуществляет свои права и несет обязанности на основе данного Закона, Федерального закона "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации", законодательства об издательском деле, предприятиях и предпринимательской деятельности.

Статья 35. Обязательные сообщения

Часть 3 отсутствует.

Статья 35. Обязательные сообщения

Часть З.Государственные средства массовой информации обязаны публиковать сообщения и материалы федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, установленном Федеральным законом ”О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации”.

Как видим, дополнившие Закон о СМИ нормы имели отсылочный характер. Новелла состояла в появлении ч. 3 ст. 35, предусматривающей, что государственные СМИ обязаны публиковать сообщения и материалы федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации в порядке, установленном упомянутым законом. Данный нормативный правовой акт определяет порядок аудио- и видеозаписи официальных мероприятий с участием Президента РФ, заседаний Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, вводит понятие обязательных теле- и радиопрограмм, регламентирует содержание информационных и информационно-просветительских программ, процедуру теле- и радиодебатов депутатов и т.д.

Конечно, все это можно интерпретировать как вполне логичное продолжение правила, содержащегося в ч. 2 ст. 35 Закона о СМИ. Действительно, здесь предусматривается обязанность редакций СМИ, учредителями (соучредителями) которых являются государственные органы, публиковать по требованию этих органов их официальные сообщения, а равно иные материалы, обнародование которых в данных средствах массовой информации предусмотрено законодательством Российской Федерации. Что добавляет к этому ч. 3? Пожалуй, ничего, кроме путаницы в понятиях.

Так, новая ч. 3 возлагает обязанность на «государственные средства массовой информации». Однако, во-первых, такое понятие не определено в Законе о СМИ. Что же касается закона «О порядке освещения...», то здесь (ст.

3) это понятие изначально раздвоено: государственным федеральным СМИ признается СМИ, учрежденное федеральным органом государственной власти, а региональным - учрежденное федеральными органами совместно с органами субъектов Федерации, либо только последними.

Использованная формула приводит к парадоксальным выводам. Так, федеральное СМИ может иметь только одного учредителя, а региональное - не менее двух. Наличие соучредителя, не являющегося органом государственной власти (например, журналистского коллектива редакции) в любом случае лишает соответствующее СМИ надежды считаться государственным. Напротив, любое ведомственное периодическое издание, учрежденное тем или иным министерством, однозначно должно считаться государственным федеральным СМИ и в таком качестве подпадать под действие закона «О порядке освещения...».

Во-вторых, возложив обязанность не на редакции, а непосредственно на сами СМИ, законодатель, строго говоря, лишил себя возможности требовать ее исполнения. Дело в том, что согласно ст. 2 Закона о СМИ средство массовой информации - не более чем «форма периодического распространения массовой информации». Следует отметить, что впоследствии парламентарии тщательно старались избегать повторения этой ошибки и в других законодательных актах возлагали те или иные правовые обязанности как на СМИ, так и на их редакции, главных редакторов, учредителей и соучредителей4.

Наконец, в-третьих, возложение каких бы то ни было новых обязанностей на СМИ или их редакции не должно ущемлять профессиональную самостоятельность редакций, гарантированную ч. 1 ст. 19 Закона о СМИ. В противном случае может быть нарушен баланс интересов всех участников информационных правоотношений.

Схожие ошибки, как будет показано ниже, были сделаны при дополнении ст. 35 Закона о СМИ частью 4, обязанной своим появлением Федеральному закону «О пожарной безопасности».

2. Федеральный закон от 6 июня 1995 года № 87-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации ”О средствах массовой информации”» внес поправки в ст.ст. 30 и 31 Закона о СМИ.

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 30. Федеральная комиссия по телерадиовещанию

Федеральная комиссия по телерадиовещанию вырабатывает государственную политику в области лицензирования радио- и телевещания и проводит ее как непосредственно, так и через региональные комиссии по телерадиовещанию.

Порядок формирования и деятельности Федеральной комиссии по телерадиовещанию и региональных комиссий определяется законом Российской Федерации.

Статья 30. Федеральная комиссия по телерадиовещанию

Федеральная комиссия по телерадиовещанию вырабатывает государственную политику в области лицензирования радио- и телевещания и проводит ее как непосредственно, так и через территориальные комиссии по телерадиовещанию.

Порядок формирования и деятельности Федеральной комиссии по телерадиовещанию и территориальных комиссий определяется законом Российской Федерации.

Статья 31. Лицензия на вещание Лицензии на вещание выдаются Федеральной комиссией по телерадиовещанию и региональными комиссиями.

Статья 31. Лицензия на вещание Лицензии на вещание выдаются Федеральной комиссией по телерадиовещанию и территориальными комиссиями.

В данном случае непосвященному читателю невозможно понять резоны, которыми руководствовался законодатель, внося очевидно редакционные изменения. Действительно, какой смысл принимать федеральный закон, единственное содержание которого сводится к замене слова «региональные» на «территориальные» в наименовании не существующих - хотя и предусмотренных ст.ст. 30 и 31 Закона о СМИ - местных органов лицензирования телерадиовещания? Существует объяснение: данный закон шел в «пакете» с законом о телерадиовещании, что, однако, никак не было отражено в его тексте. Поэтому, отклоняя закон о телерадиовещании под предлогом его неконституционности, Президент РФ Б.Н.Ельцин не нашел оснований для аналогичного решения в отношении «сопровождающего» нормативного правового акта.

Конечно, такие поправки ничем Закону о СМИ не повредили. Но в некоторых случаях, как мы увидим ниже, даже, казалось бы, незначительные, чисто юридико-технические поправки оказывались некорректными, контрпродуктивными и вредными.

3. Федеральный закон от 19 июля 1995 года № 114-ФЗ «О внесении изменения и дополнения в статью 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"» существенно изменил редакцию ст. 4 «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации».

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Часть 1

Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны.

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Часть 1

Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

Часть 2

Запрещается использование в теле-, видео-, а также кинохроникальных программах скрытых вставок, воздействующих исключительно на подсознание людей.

Часть 2

Запрещается использование в теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальным средствам массовой информации, скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье.

Хотя ст. 4 подвергалась изменениям неоднократно, однако, как правило, никакого практического эффекта это не давало. В частности, дополнение ч. 1 указанием на недопустимость использования СМИ «для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости» не имело никакого юридического смысла.

Во-первых, в этой же самой части ст. 4 говорится о недопустимости использования СМИ в целях совершения любых уголовно наказуемых деяний, а значит и тех, что предусмотрены статьей 242 УК РФ «Незаконное распространение порнографических материалов или предметов». Внесенное дополнение лишь порождает формально-логическую коллизию внутри одной правовой нормы: с точки зрения первых двух строк ч. 1 ст. 4 распространение в СМИ порнографической передачи следует квалифицировать как злоупотребление свободой массовой информации, а с точки зрения последней строчки той же части противоправной будет лишь пропаганда такой передачи.

Во-вторых, с принятием нового Уголовного кодекса, статья, устанавливающая наказание за изготовление или распространение произведений, пропагандирующих культ насилия и жестокости (ст. 2281), исчезла. Вместе с ней исчезла (если она вообще была) юридическая определенность подобных явлений и их противоправность. В этой связи преследование за злоупотребление свободой массовой информации в форме распространения передач, пропагандирующих культ насилия и жестокости, ставится в зависимость от усмотрения регистрирующего органа и теряет всякую правовую четкость.

Никакого позитивного эффекта не имело и дополнение, внесенное в ч. 2 ст. 4. С точки зрения Закона о СМИ разницы между кинохроникой и документальным фильмом не существует, что же касается художественных фильмов, то они вообще находятся вне сферы его действия. Ничего не добавляет и упоминание о компьютерных файлах и программах. Во-первых, такие понятия, как «информационные компьютерные файлы» и «программы обработки информационных текстов, относящихся к специальным средствам

массовой информации», бесспорно, нуждающиеся в юридическом определении, вообще отсутствуют в отечественном законодательстве. В федеральных законах, относящихся к информационному праву («О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», «Об информации, информационных технологиях и защите информации», «Об участии в международном информационном обмене» и др.), используются совершенные иные понятия для обозначения того, что на уровне обыденного сознания можно назвать компьютерными файлами и программами обработки текстов. Так, Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации» использует такой термин, как «документированная информация», а Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» - «программа для ЭВМ». Таким образом, правоприменитель ставится в терминологический тупик. Следовательно, для правоприменения эта норма непригодна, как сформулированная в терминах, не имеющих юридически определенного содержания.

Во-вторых, упоминание о текстах, «относящихся к специальным средствам массовой информации», фактически вводит понятие специального СМИ. Однако Закон знает только специализированные СМИ: рекламные, эротические и т.д. Вряд ли речь идет о них. Но о чем же тогда?

Наконец, в-третьих, ст. 24 Закона о СМИ полностью поглощает содержание анализируемой поправки к ч. 2 ст. 4. Здесь закрепляется, что установленные Законом правила применяются как в отношении текстов, создаваемых с помощью компьютеров или хранящихся в их банках данных, так и к информации, распространяемой через телекоммуникационные сети.

Перечисленные недостатки законодательной формулы, использованной в

ч. 2 ст. 4 Закона о СМИ, впоследствии полностью перекочевали в диспозицию статьи 13.15. Кодекса РФ об административных правонарушениях «Злоупотребление свободой массовой информации». Впрочем, данная статья КоАП РФ ограничила понятие злоупотребления свободой массовой информации исключительно изготовлением и (или) распространением «теле-, видео-, кинопрограмм, документальных и художественных фильмов, а также относящихся к специальным средствам массовой информации информационных компьютерных файлов и программ обработки информационных текстов, содержащих скрытые вставки, воздействующие на подсознание людей и (или) оказывающие вредное влияние на их здоровье».

4. Федеральный закон от 27 декабря 1995 года № 211-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О пожарной безопасности”» внес дополнительную четвертую часть в ст. 35 Закона о СМИ «Обязательные сообщения».

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 35. Обязательные сообщения

Часть 4 отсутствует.

ОТСУТСТВУЕТ

Статья 35. Обязательные сообщения Часть 4.

Редакции государственных средств массовой информации обязаны незамедлительно и на безвозмездной основе выпускать в свет (в эфир) по требованию Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации оперативную информацию по вопросам пожарной безопасности.

Хотя в данном случае законодатель возложил обязанность не на СМИ, а на редакции, что правильно, однако содержание данной нормы остается туманным и противоречивым. Дело в том, что Закон о СМИ знает такие понятия, как «выпуск средства массовой информации», являющийся результатом работы редакции, и «разрешение на выход в свет», означающее согласие главного редактора на распространение продукции СМИ. Следовательно, возложение на редакцию обязанности «выпускать в свет» информацию противопожарной службы лишено необходимой юридической ясности. Наконец, понятие «оперативной информации по вопросам пожарной безопасности» может толковаться редакциями и службами МВД весьма различно и произвольно.

5. Федеральный закон от 2 марта 1998 года № ЗО-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О рекламе”» внес изменения в ст. 36 Закона о СМИ.

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 36. Распространение рекламы

Часть 1.

В средствах массовой информации, не зарегистрированных в качестве специализирующихся на сообщениях и материалах рекламного характера, реклама не должна превышать:

40 процентов объема отдельного номера периодического печатного издания;

25 процентов объема вещания - для радио- и телепрограмм.

Статья 36. Распространение рекламы

Часть 1.

Распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе.

Часть 2.

Редакция не вправе взимать плату за помещение рекламы под видом информационного, редакционного или авторского материала.

Часть 2 утратила силу.

Фактически Федеральный закон от 2 марта 1998 года № 30-ФЗ исключил из ст. 36 Закона о СМИ максимальные квоты на объемы размещения рекламы в средствах массовой информации, «не зарегистрированных в качестве специализирующихся на сообщениях и материалах рекламного характера». Эти квоты были перенесены в ст.ст. 11 и 12 Федерального закона «О рекламе», а в ст. 36 Закона о СМИ оставлена лишь отсылочная норма.

Однако законодатель не учел, что в Законе о СМИ, как и в ряде других федеральных законов (в том числе в Законе о рекламе), используется понятие «средство массовой информации, зарегистрированное в качестве специализирующегося на сообщениях и материалах рекламного характера». Содержание этого понятия определялось ранее через отношение к установленным в ст. 36 квотам (если учредитель намерен отводить под рекламу больше места, чем установлено квотой, то должен в заявлении о регистрации средства массовой информации указать, что оно будет специализированным рекламным). Перенос квот в Закон о рекламе привел к тому, что теперь, строго говоря, невозможно обязать учредителя СМИ рекламного характера заявить его на регистрацию именно в таком качестве, поскольку право на учреждение СМИ может быть ограничено только законодательством о СМИ (ст. 1 Закона о СМИ), а Закон о рекламе к этой отрасли законодательства не относится. Это противоречие усугубляется тем, что новая формула ст. 36 Закона о СМИ толкует только о распространении рекламы, а вовсе не о регистрации рекламных СМИ.

Обратим внимание также на тот факт, что ч. 2 первоначальной редакции ст. 36 Закона о СМИ была исключена. Хотя Закон о рекламе воспринял и даже текстуально перенял многие положения Закона о СМИ, однако он рассматривает средства массовой информации исключительно как разновидность рекламораспространителей. При этом он не использует тезаурус Закона о СМИ, а без должного определения вводит новые термины. Так, в отношении обязательного разделения информации и рекламы в СМИ Закон о рекламе (в ч. 4 п. 1 ст. 5) лишь неудачно перелагает норму первоначальной редакции ч. 2 ст. 36 Закона о СМИ «Редакция не вправе взимать плату за помещение рекламы под видом информационного, редакционного или авторского материала». Недостаток формулы, использованной в Законе о рекламе, состоит в том, что вместо четко очерченного понятия «редакция СМИ» здесь применен юридически не определенный термин «организация СМИ». Тем самым законодатель вынуждает правоприменителя самостоятельно определять содержание нового для него понятия.

6. Федеральный закон от 20 июня 2000 года № 90-ФЗ «О внесении дополнения в статью 4 Закона Российской Федерации ”О средствах

массовой информации”» продолжил линию на реформирование понятия «злоупотребление свободой массовой информации».

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Часть 3 отсутствует.

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Часть 3.

Запрещаются распространение в средствах массовой информации, а также в компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, за исключением рекламы наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки II и III в соответствии с Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах", в средствах массовой информации, рассчитанных на медицинских и фармацевтических работников, а также распространение иной информации, распространение которой запрещено федеральными законами.

Данная правовая норма была введена законом, сфера правового регулирования которого имеет не самостоятельный, а производный характер. Это ясно отражено в названии Федерального закона от 20 июня 2000 года № 90-ФЗ. Отсюда следует, что при применении ч. 3 ст. 4 Закона о СМИ должен в первую очередь учитываться смысл исходной, базовой правовой нормы, содержащейся в ст. 46 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». А эта статья направлена именно на запрет пропаганды наркотиков.

Вот почему при применении ч. 3 ст. 4 Закона о СМИ необходимо рассматривать как правонарушение исключительно использование СМИ для пропаганды наркотиков. При этом должны быть приняты во внимание особенности субъективной стороны такого правонарушения, как запрещенная правовой нормой пропаганда. Данное правонарушение предполагает наличие только прямого умысла. Иная форма вины по определению не применима к подобному составу правонарушения.

В конце новой ч. 3 ст. 4 Закона о СМИ содержится запрет на распространение «иной информации, распространение которой запрещено федеральными законами». Данная норма представляется избыточной, поскольку в российской правовой системе отсутствуют иные федеральные законы, содержащие запрет на распространение информации о наркотиках. Следовательно, данная норма не имеет нового правового содержания и самостоятельно применяться не может.5

7. Федеральный закон от 5 августа 2000 года № 110-ФЗ «О внесении дополнений в статью 41 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"» расширил сферу регулирования вопросов использования и охраны конфиденциальной информации в деятельности СМИ.

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 41. Конфиденциальная информация

Часть 3 отсутствует.

Статья 41. Конфиденциальная информация Часть 3.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, а равно совершившего административное правонарушение или антиобщественное действие, без согласия самого несовершеннолетнего и его законного представителя.

Часть 4 отсутствует.

Часть 4.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим, без согласия самого несовершеннолетнего и (или) его законного представителя.

Данными дополнениями законодатель предусмотрел более строгие правила защиты права на имя в отношении несовершеннолетних. Заметим, что здесь впервые применен термин «антиобщественное действие», не имеющий какого-либо конкретного правового содержания. Его происхождение в тексте данной правовой нормы может быть объяснено тем, что законодатель стремился распространить ее действие и на те случаи, когда состав преступления или административного правонарушения отсутствует из-за того, что правонарушитель не достиг положенного по закону возраста деликтоспособности.

Следует подчеркнуть, что запретительные нормы, содержащиеся в ч.ч. 3 и 4 ст. 41 Закона о СМИ, до 2000 года существовали во многих кодексах и сводах правил профессиональной журналистской этики. Так, параграф 7 ст. 10 Кодекса профессиональной этики журналиста, принятого съездом Союза журналистов СССР 24 апреля 1991 года, квалифицировал как проступок против чести и достоинства личности «если журналист обнародует изображения или конкретные имена несовершеннолетних - подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных, - не задумываясь об их дальнейшем жизненном пути, без согласия на то их самих или их законных представителей».6 В Кодексе профессиональной этики российского журналиста аналогичное требование касается публикации в СМИ также имен потерпевших.7

Интеграция этих правил в текст Закона о СМИ принципиально ничего не меняет в механизме их реализации, поскольку они не подкреплены возможностью применения мер правовой ответственности в случае нарушения.

8. Федеральный закон от 4 августа 2001 года № 107-ФЗ «О внесении дополнения в Закон Российской Федерации ”О средствах массовой информации”» ввел новую статью 191 «Ограничения, связанные с учреждением теле-, видеопрограмм и организаций (юридических лиц), осуществляющих телевещание» следующего содержания:

«Иностранное юридическое лицо, а равно российское юридическое лицо с иностранным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочном) капитале которого составляет 50 процентов и более, гражданин Российской Федерации, имеющий двойное гражданство, не вправе выступать учредителями теле-, видеопрограмм.

Иностранный гражданин, лицо без гражданства и гражданин Российской Федерации, имеющий двойное гражданство, иностранное юридическое лицо, а равно российское юридическое лицо с иностранным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочном) капитале которого составляет 50 процентов и более, не вправе учреждать

организации (юридические лица), осуществляющие телевещание, зона уверенного приема передач которых охватывает половину и более половины субъектов Российской Федерации либо территорию, на которой проживает половина и более половины численности населения Российской Федерации.

Отчуждение акций (долей) учредителем теле-, видеопрограммы, в том числе после ее регистрации, организацией (юридическим лицом), осуществляющей (осуществляющим) телевещание, зона уверенного приема передач которой (которого) охватывает половину и более половины субъектов Российской Федерации либо территорию, на которой проживает половина и более половины численности населения Российской Федерации, повлекшее появление в их уставном (складочном) капитале доли (вклада) иностранного участия, составляющей 50 процентов и более, не допускается.".

При этом было установлено, что учредители теле-, видеопрограмм, зарегистрировавшие их до вступления в силу данного Федерального закона, а также организации (юридические лица), осуществляющие телевещание и учрежденные до его вступления, обязаны привести соответственно регистрационные и учредительные документы в соответствие с его требованиями в течение года со дня вступления его в силу.

Непосредственным поводом появления данного закона стала информация о готовности основателя CNN Т.Тернера совместно с известным финансистом и филантропом Дж.Соросом приобрести пакет акций ОАО «Телекомпания НТВ», с тем, чтобы ни у одного из акционеров не было контрольного пакета, а значит можно было бы обеспечить редакционную независимость. Распространение запрета на бипатридов (лиц с двойным гражданством) было связано с наличием двойного гражданства у одного из основателей телекомпании -В.А.Гусинского. Примитивная бихевиористская реакция приобрела форму поправки в Закон о СМИ.

9. Федеральный закон от 21 марта 2002 года № 31-ФЗ «О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом “О государственной регистрации юридических лиц”» внес изменения в ст. 19 Закона о СМИ.

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 19. Статус редакции Часть 2.

Редакция может быть юридическим лицом, самостоятельным хозяйствующим субъектом, организованным в любой допускаемой законом форме. Если редакция зарегистрированного средства массовой информации организуется в качестве предприятия, то она подлежит также регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации о предприятиях и предпринимательской деятельности и помимо производства и выпуска средства массовой информации вправе осуществлять в установленном порядке иную, не запрещенную законом деятельность.

Статья 19. Статус редакции Часть 2.

Редакция может быть юридическим лицом, самостоятельным хозяйствующим субъектом, организованным в любой допускаемой законом форме. Если редакция зарегистрированного средства массовой информации организуется в качестве предприятия, то она подлежит также регистрации в соответствии с Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц" и помимо производства и выпуска средства массовой информации вправе осуществлять в установленном порядке иную, не запрещенную законом деятельность.

Данная новелла связана с принятием Федерального закона «О регистрации юридических лиц». Это резко изменило ситуацию в индустрии СМИ. Под прикрытием тезиса о необходимости привести правовой статус редакций в соответствие с требованиями ГК РФ началась повсеместная борьба против редакционной независимости. Речь шла о массовом и принудительном преобразовании редакций республиканских, краевых, областных, окружных, городских, объединенных, районных газет в унитарные предприятия, государственные или муниципальные учреждения, иные организационноправовые формы. Такого рода преобразования предписывались редакциям учредителями изданий - государственными и муниципальными органами под предлогом приведения организационно-правовых форм редакций в соответствие с требованиями Гражданского кодекса РФ.

Действительно, проблема приведения организационно-правовых форм редакций СМИ в соответствие с требованиями главы 4 ГК РФ реально существует. Но она вполне удовлетворительно разрешима в рамках существующей правовой системы. Ее правовое содержание в том, что ГК и Закон о СМИ предъявляют к правовому статусу редакций различные, но не взаимоисключающие требования. Наиболее существенно то, что ГК признает участниками регулируемых им правоотношений только граждан и юридических лиц (а также Российскую Федерацию, ее субъекты и муниципальные образования), а Закон о СМИ признает правосубъектность также объединений граждан. Более того, Закон допускает, что редакция может не быть юридическим лицом, не оговаривая при этом, что подобное возможно лишь в том случае, когда функции редакции осуществляют конкретные граждане или, если редакция является структурным подразделением какого-либо юридического лица.

Подчеркнем, что Закон о СМИ говорит о статусе юридического лица применительно именно к редакции, а не к самому средству массовой информации, которое, как определено в ст. 2 Закона о СМИ, не более чем форма периодического распространения массовой информации. Редакция же -это организация, учреждение, предприятие или гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой

информации. Впрочем, гражданин или даже группа граждан, выполняющие функции редакции, не могут считаться юридическими лицами до момента государственной регистрации соответствующей организации. Совсем другое дело, если редакция организована в качестве юридического лица и в ее штате работает только один сотрудник.

Единственный случай, когда статус редакции и правовой режим СМИ соединяются в одном лице, - это информационные агентства (ч. 1 ст. 23 Закона о СМИ).

10. Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 112-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» внес изменения в статьи 4 и 16 Закона о СМИ.

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации Часть 1.

Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. 8

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации Часть 1.

Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

Статья 16. Прекращение и приостановление деятельности Часть 4 отсутствует.

Статья 16. Прекращение и приостановление деятельности Часть 4.

Деятельность средства массовой информации может быть также прекращена в порядке и по основаниям,    предусмотренным Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности".

Внесенное изменение в ч. 1 ст. 4 Закона о СМИ, с одной стороны, существенно расширило объем понятия «злоупотребление свободой массовой информации», а с другой стороны, позволило его отчасти конкретизировать за счет детализированного определения понятия «экстремизм» в Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Для того, чтобы четко отграничивать законную деятельность журналиста по освещению темы терроризма и экстремизма от противозаконного использования СМИ для осуществления экстремистской деятельности, необходимо использовать легальные определения понятия «экстремизм» и «экстремистские материалы». Такие определения даются в статье 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Основываясь на этих определениях можно заключить, что под использованием средства массовой информации для осуществления экстремистской деятельности следует понимать:

1.    использование средства массовой информации для осуществления планирования, организации, подготовки и совершения действий, направленных на:

1.1.    насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

1.2.    подрыв безопасности Российской Федерации;

1.3.    захват или присвоение властных полномочий;

1.4.    создание незаконных вооруженных формирований;

1.5.    осуществление террористической деятельности;

1.6.    возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

1.7.    унижение национального достоинства;

1.8.    осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

1.9.    пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

2.    использование средства массовой информации для пропаганды и публичного демонстрирования нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

3.    использование средства массовой информации для публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности или совершению отдельных действий, подпадающих под понятие экстремизма;

4.    использование средства массовой информации для оказания содействия осуществлению экстремистской деятельности или совершению отдельных действий, подпадающих под понятие экстремизма, путем предоставления информационных услуг;

5.    использование средства массовой информации для распространения экстремистских материалов, то есть предназначенных для обнародования документов либо информации на иных носителях, призывающих к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикаций, обосновывающих или оправдывающих национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающих практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.

В то же время, подчеркнем, что само по себе обнародование интервью с террористами не может считаться использованием средства массовой информации для осуществления экстремистской деятельности. Об этом прямо говорится в решении Европейского суда по правам человека по делу «Jersild против Дании» от 23 сентября 1994 г. Это дело, известное как «дело о «зеленых куртках»» возникло в результате того, что на журналиста Датского телевидения Йерсильда был наложен штраф за якобы имевшую место пропаганду расизма в телевизионной передаче с участием нескольких экстремистов.

Суд подчеркнул, что «репортажи, основанные на интервью, — неважно, отредактированных или нет, — представляют собой одно из важнейших средств, при помощи которых пресса может играть свою исключительно важную роль “сторожевого пса общества”. Наказание журналистов за содействие в распространении заявлений, сделанных другим лицом в ходе интервью, могло бы серьезно помешать прессе вносить свой вклад в обсуждение проблем, представляющих общественный интерес, если только речь не идет об особо серьезных ситуациях». В то же время Суд отметил, что «методы объективного и сбалансированного репортажа могут существенно варьироваться, в том числе в зависимости от особенностей того или иного средства массовой информации. Ни данному Суду, ни национальным судам не подобает подменять в этом вопросе своими собственными взглядами суждения прессы относительно того, к какой технике репортажа следует прибегать журналистам». В этом контексте Суд напоминал, что ст. 10 Европейской конвенции о правах человека защищает не только содержание выражаемых идей и информации, но и форму их передачи.

Озабоченность возрождением расизма, ксенофобии и антисемитизма, распространением нетерпимости в отношениях между группами населения, имеющими различные расовые, этнические, национальные, религиозные или социальные корни, побудила Комитет Министров Совета Европы принять Рекомендацию № R (97) 20 по вопросам разжигания ненависти. При этом разжигание ненависти (hate speech) понимается как покрывающее все формы самовыражения, которые включают распространение, провоцирование, стимулирование или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или других видов ненависти на основе нетерпимости, включая нетерпимость в виде агрессивного национализма или этноцентризма, дискриминации и враждебности в отношении меньшинств, мигрантов и лиц с эмигрантскими корнями.

При этом подчеркивается необходимость уважения журналистских свобод. Отсюда следует, что суды и органы государственной власти не должны навязывать СМИ свои воззрения относительно приемлемых для журналистов методов ведения профессиональной деятельности. 9

Практика Европейского суда по правам человека, на которую неоднократно дается ссылка в Рекомендации, достаточно обширна. В основном она выдержана в духе доктрины «clear and present danger» («явной и наличной опасности»). Так, в решении по делу «Surek против Турции» Суд пришел к выводу, что в условиях квази-гражданской войны свобода выражения политических мнений имеет серьезное значение, но может быть ограничена постольку, поскольку имеет своей целью и (или) реально может спровоцировать эскалацию насилия.10

Внесение дополнительной ч. 4 в ст. 16 Закона о СМИ существенно расширило арсенал средств воздействия властей на организации, осуществляющие выпуск экстремистских СМИ (не будем, однако, забывать, что на практике нередко под категорию экстремистских попадают просто оппозиционные властям или независимые от властей СМИ). Правовая норма, содержащаяся в новой ч. 4 ст. 16 Закона о СМИ, является «связующим звеном» между данной статьей Закона о СМИ и ст.ст. 8, 10 и 12 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Статья 8 этого закона «Предупреждение о недопустимости распространения экстремистских материалов через средство массовой информации и осуществления им экстремистской деятельности» устанавливает:

«В случае распространения через средство массовой информации экстремистских материалов либо выявления фактов, свидетельствующих о наличии в его деятельности признаков экстремизма, учредителю и (или) редакции (главному редактору) данного средства массовой информации уполномоченным государственным органом, осуществившим регистрацию данного средства массовой информации, либо федеральным органом исполнительной власти в сфере печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, либо Генеральным прокурором Российской Федерации или подчиненным ему соответствующим прокурором выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости таких действий либо такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений.

В случае, если возможно принять меры по устранению допущенных нарушений, в предупреждении также устанавливается срок для устранения указанных нарушений, составляющий не менее десяти дней со дня вынесения предупреждения.

Предупреждение может быть обжаловано в суд в установленном порядке.

В случае, если предупреждение не было обжаловано в суд в установленном порядке или не признано судом незаконным, а также если в установленный в предупреждении срок не приняты меры по устранению допущенных нарушений, послуживших основанием для вынесения предупреждения, либо если повторно в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в деятельности средства массовой информации, деятельность соответствующего средства массовой информации подлежит прекращению в установленном настоящим Федеральным законом порядке».

Часть 3 ст. 10 данного Федерального закона предусматривает, что в случае приостановления деятельности общественного или религиозного объединения автоматически приостанавливаются их права как учредителей СМИ. Кроме того, им запрещается пользоваться государственными и муниципальными средствами массовой информации.

Статья 11 данного Федерального закона устанавливает «ответственность средств массовой информации за распространение экстремистских материалов и осуществление экстремистской деятельности». Эта статья гласит:

«В Российской Федерации запрещаются распространение через средства массовой информации экстремистских материалов и осуществление ими экстремистской деятельности.

В случае, предусмотренном частью третьей статьи 8 настоящего Федерального закона, либо в случае осуществления средством массовой информации экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, деятельность соответствующего средства массовой информации может быть прекращена по решению суда на основании заявления уполномоченного государственного органа, осуществившего регистрацию данного средства массовой информации, либо федерального органа исполнительной власти в сфере печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, либо Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему соответствующего прокурора.

В целях недопущения продолжения распространения экстремистских материалов суд может приостановить реализацию соответствующих номера периодического издания либо тиража аудио- или видеозаписи программы либо выпуск соответствующей теле-, радио- или видеопрограммы в порядке, предусмотренном для принятия мер по обеспечению иска.

Решение суда является основанием для изъятия нереализованной части тиража продукции средства массовой информации, содержащей материал экстремистской направленности, из мест хранения, оптовой и розничной торговли».

Кроме того, п. «г» ч. 2 ст. 17 «Международное сотрудничество в области борьбы с экстремизмом» устанавливает, что запрет деятельности иностранной некоммерческой неправительственной организации влечет за собой, помимо прочего, «запрет публикации в средствах массовой информации любых материалов от имени запрещенной организации».

11. Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 116-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области пожарной безопасности» внес изменение в часть 4 статьи 35 Закона о СМИ «Обязательные сообщения».

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 35. Обязательные сообщения

Часть 4.

Редакции государственных средств массовой информации обязаны незамедлительно и на безвозмездной основе выпускать в свет (в эфир) по требованию Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации оперативную информацию по вопросам пожарной безопасности.10

Статья 35. Обязательные сообщения

Часть 4.

Редакции государственных средств массовой информации обязаны незамедлительно и на безвозмездной основе выпускать в свет (в эфир) по требованию Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий оперативную информацию по вопросам пожарной безопасности.

Данная поправка была вызвана произошедшим переподчинением Государственной противопожарной службы и ее передачей из системы МВД в систему МЧС России.

12. Федеральный закон от 4 июля 2003 года № 94-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» дополнил Закон о СМИ новой статьей 161 «Приостановление выпуска средства массовой информации за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах» следующего содержания:

"Если в период избирательной кампании, кампании референдума после вступления в силу решения суда о привлечении главного редактора или редакции радио- и телепрограммы, периодического печатного издания, иной организации, осуществляющей выпуск средства массовой информации (далее - организация, осуществляющая выпуск средства массовой информации), к административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах этот главный редактор или эта организация допустит повторное нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, а в случае, если продукция средства массовой информации предназначена для распространения на территории субъекта Российской Федерации, также избирательная комиссия соответствующего субъекта Российской Федерации вправе обратиться в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регистрацию средств массовой информации, с представлением о приостановлении выпуска средства массовой информации, использованного в целях совершения указанных нарушений. Указанный федеральный орган исполнительной власти в пятидневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день, предшествующий дню голосования, и в день голосования немедленно осуществляет с привлечением заинтересованных лиц проверку фактов, изложенных в представлении, и обращается в суд с заявлением о приостановлении выпуска средства массовой информации, использованного в целях совершения указанных нарушений, либо направляет в соответствующую избирательную комиссию мотивированный отказ от обращения в суд с указанным заявлением. Мотивированный отказ от обращения в суд с заявлением о приостановлении выпуска средства массовой информации не препятствует применению к организации, осуществляющей выпуск указанного средства массовой информации, иных мер ответственности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, включая предупреждение.

Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регистрацию средств массовой информации, не вправе отказаться от обращения в суд на основании представления соответствующей избирательной комиссии о приостановлении выпуска средства массовой информации, если главным редактором или организацией, осуществляющей выпуск средства массовой информации, в период одной избирательной кампании, кампании референдума совершено более двух нарушений законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах, повлекших назначение административного наказания на основании вступивших в силу решений суда.

Рассмотрение судом указанных в настоящей статье заявлений о приостановлении выпуска средства массовой информации осуществляется в порядке и сроки, которые установлены для производства по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Приостановление выпуска средства массовой информации по предусмотренным настоящей статьей основаниям осуществляется судом на срок до момента окончания голосования на выборах, референдуме, а в случае, если проводится повторное голосование, - до момента окончания повторного голосования.

В целях настоящей статьи нарушением главным редактором или организацией, осуществляющей выпуск средства массовой информации, законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах признается нарушение этим главным редактором или этой организацией установленного указанным законодательством порядка информирования избирателей, участников референдума, проведения предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума, предусмотренное законодательством об административных правонарушениях.

Для целей настоящей статьи не признается нарушением законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах распространение в средстве массовой информации материалов и сообщений, за содержание которых главный редактор или организация, осуществляющая выпуск средства массовой информации, не несет ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации.".

Кроме того, закон внес изменения в статьи 34, 49, 59 и 60 Закона о СМИ.

Первоначальная редакция

Новая редакция

Статья 34. Хранение материалов радио- и телепередач

Часть 4 отсутствует.

ОТСУТСТВУЕТ

Статья 34. Хранение материалов радио- и телепередач Часть 4.

Аудио- и видеозаписи вышедших в эфир радио- и телепрограмм, содержащих предвыборную агитацию, агитацию по вопросам референдума, хранятся в соответствующей организации, осуществляющей теле- и (или) радиовещание, не менее 12 месяцев со дня выхода указанных программ в эфир. Организации, осуществляющие теле- и (или) радиовещание, обязаны бесплатно предоставлять копии указанных радио- и телепрограмм по требованию избирательных комиссий, комиссий референдума.

Статья 49. Обязанности журналиста
Часть 1.

Журналист обязан: п.10 отсутствует.

Статья 49. Обязанности журналиста
Часть 1.

Журналист обязан:

10) соблюдать запрет на проведение им предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума при осуществлении профессиональной деятельности.

Статья 59. Ответственность за злоупотребление свободой массовой информации
Часть 2.

Злоупотребление правами журналиста, выразившееся в нарушении требований статей 50 и 51 настоящего Закона, либо несоблюдение обязанностей журналиста, - влечет уголовную или дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 59. Ответственность за злоупотребление свободой массовой информации
Часть 2.

Злоупотребление правами журналиста, выразившееся в нарушении требований статей 50 и 51 настоящего Закона, либо несоблюдение обязанностей журналиста, - влечет уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 60. Ответственность за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации

Нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации, выразившееся:
абзац 5 отсутствует.

Статья 60. Ответственность за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации

Нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации, выразившееся:
Абзац 5.

в нарушении установленных законодательством Российской Федерации о выборах и референдумах правил проведения предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума, порядка и условий распространения материалов предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума;

Представляется, что статья 161 «Приостановление выпуска средства массовой информации за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах», появившаяся в Законе о СМИ по инициативе ЦИК России, находится в глубоком противоречии с требованиями российской Конституции и законов. Во-первых, она вводит ограничение свободы массовой информации, которое несоразмерно конституционно признаваемым целям такого ограничения.

Во-вторых, статья 161 противоречит основополагающим нормам КоАП РФ. В частности, если рассматривать приостановление выпуска СМИ как меру пресечения административного правонарушения, то налицо явная коллизия с положениями статьи 27.1. КоАП РФ, которая не предусматривает такую меру пресечения. А если она отсутствует в Кодексе, то нельзя ее ввести другими законами.

Если же попытаться истолковать приостановление выпуска СМИ как разновидность приостановления деятельности СМИ, предусмотренного ч. 5 ст. 16 Закона о СМИ, то и здесь возникает противоречие. Дело в том, что ст. 16 допускает приостановление деятельности СМИ лишь в качестве средства обеспечения иска регистрирующего органа о прекращении выпуска СМИ в случае неоднократного в течение 12 месяцев злоупотребления свободой массовой информации, например, осуществления экстремистской деятельности. Здесь приостановление выпуска СМИ являлось не мерой пресечения административного правонарушения, а средством обеспечения гражданского иска. В статье 161 законодатель фактически соединил два совершенно разнородных правовых института, предусмотрев возможность приостановления выпуска СМИ за повторное административное правонарушение.

Если же рассматривать приостановление выпуска СМИ как административное наказание, то возникает противоречие со статьей 3.2. КоАП РФ, содержащей исчерпывающий перечень видов административного наказания. Более того, в данной статье установлено, что в отношении юридических лиц наказания, за исключением предупреждения и штрафа, могут устанавливаться только самим Кодексом, а значит, никак не Законом о СМИ.

Вызывает недоумение и предусмотренное в статье 161 право регистрирующего органа объявлять редакциям СМИ предупреждения за нарушения законодательства о выборах. Этот новый вид предупреждений не может иметь никаких правовых последствий, поскольку, с одной стороны, никак не связаны с правовым механизмом прекращения выпуска СМИ, а с другой - не должны признаваться административным наказанием, так как налагаются совсем не в том порядке, что предусмотрен КоАП РФ.

Наконец, немаловажно, что данная статья Закона о СМИ находится в противоречии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации. Она предусматривает, что рассмотрение заявления о приостановлении выпуска СМИ осуществляется судом в порядке, установленном для производства по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (статьи 259 -261 ГПК РФ). Однако в этих статьях ГПК среди всего множества субъектов, наделенных правом подавать заявления в суд нет такого субъекта как «орган исполнительной власти, осуществляющий регистрацию средств массовой информации». В свою очередь, среди всего множества возможных ответчиков по таким делам нет такого субъекта, как «организация, осуществляющая выпуск средства массовой информации». Не стыкуется статья 161 с ГПК РФ и в вопросах подсудности.

Обязанность журналиста «соблюдать запрет на проведение им предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума при осуществлении профессиональной деятельности» (п. 10 ч. 1 ст.49 Закона о СМИ) корреспондирует пп. «ж» п. 7 ст. 48 Закона об основных гарантиях избирательных прав. Именно в этой норме избирательного закона закреплено, что представителям организаций, осуществляющих выпуск СМИ, при осуществлении ими профессиональной деятельности запрещается проводить предвыборную агитацию, выпускать и распространять любые агитационные материалы. Однако не будем забывать, что понятия «журналист» и «представитель организации, осуществляющей выпуск СМИ», не тождественны, поскольку представителем издательского дома или телекомпании по доверенности может быть любое лицо.

Вполне оправданным представляется дополнение, внесенное в ст. 59 Закона о СМИ. В своей первоначальной редакции данная статья предусматривала только дисциплинарную и уголовную ответственность за злоупотребление правами журналиста либо несоблюдение обязанностей журналиста. Появившееся теперь упоминание административной ответственности соответствует КоАП РФ, в котором есть некоторое количество составов административных правонарушений, субъектом которых может быть журналист - либо как должностное лицо (главный редактор), либо как гражданин (см. ст.ст. 5.5., 5.8. и др.).

Напротив, довольно странным выглядит дополнение в ст. 60 Закона о СМИ. Эта статья содержит перечень видов нарушений законодательства о средствах массовой информации, не вошедших в перечни, имеющиеся в статьях 58 «Ответственность за ущемление свободы массовой информации» и 59 «Ответственность за злоупотребление свободой массовой информации». Именно поэтому ст. 60 называется «Ответственность за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации». Однако, законодательство о выборах и референдумах не относится к законодательству о СМИ. Вот почему включение в ст. 60 нормы об ответственности за нарушение «установленных законодательством Российской Федерации о выборах и референдумах правил проведения предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума, порядка и условий распространения материалов предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума» представляется совершенно неоправданным с точки зрения, как юридической логики, так и юридической техники.

13. Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 169-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР» внес чисто юридико-техническую поправку.

Предыдущая редакция

Новая редакция

Статья 19. Статус редакции

Часть 2.

Редакция может быть юридическим лицом, самостоятельным хозяйствующим субъектом, организованным в любой допускаемой законом форме. Если редакция зарегистрированного средства массовой информации организуется в качестве предприятия, то она подлежит также регистрации в соответствии с Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц" и помимо производства и выпуска средства массовой информации вправе осуществлять в установленном порядке иную, не запрещенную законом деятельность.

Статья 19. Статус редакции

Часть 2.

Редакция может быть юридическим лицом, самостоятельным хозяйствующим субъектом, организованным в любой допускаемой законом форме. Если редакция зарегистрированного средства массовой информации организуется в качестве предприятия, то она подлежит также регистрации в соответствии с федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц и помимо производства и выпуска средства массовой информации вправе осуществлять в установленном порядке иную, не запрещенную законом деятельность.

14.Федеральный закон от 29 июня 2004 г. № 58-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию государственного управления» предусмотрел ряд поправок, предопределенных президентским указом о проведении так называемой административной реформы.

Предыдущая редакция

Новая редакция

Статья 8. Регистрация средства массовой информации
Часть 2.

Заявление о регистрации средства массовой информации, продукция которого предназначена для распространения преимущественно:
на всей территории Российской Федерации, за ее пределами, на территории нескольких республик в составе Российской Федерации, нескольких краев и областей, -подается учредителем в Министерство печати и информации Российской Федерации;

на территории республики в составе Российской Федерации, края, области, района, города, иного населенного пункта, района в городе, микрорайона, - подается учредителем в соответствующие территориальные органы Государственной инспекции по защите свободы печати и массовой информации при Министерстве печати и информации Российской Федерации.

Статья 8. Регистрация средства массовой информации
Часть 2.

Заявление о регистрации средства массовой информации, продукция которого предназначена для распространения преимущественно:
на всей территории Российской Федерации, за ее пределами, на территории нескольких республик в составе Российской Федерации, нескольких краев и областей, - подается учредителем в Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия;

на территории республики в составе Российской Федерации, края, области, района, города, иного населенного пункта, района в городе, микрорайона, - подается учредителем в соответствующие территориальные органы Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Статья 13. Отказ в регистрации Отказ в регистрации средства массовой информации возможен только по следующим основаниям:

4) если данным регистрирующим органом либо Министерством печати и информации Российской Федерации ранее зарегистрировано средство массовой информации с теми же названием и формой распространения массовой информации.

Статья 13. Отказ в регистрации Отказ в регистрации средства массовой информации возможен только по следующим основаниям:

4) если регистрирующим органом ранее зарегистрировано средство массовой информации с теми же названием и формой распространения массовой информации.

Статья 15. Признание свидетельства о регистрации недействительным

Свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным исключительно судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа или Министерства печати и информации Российской Федерации только в случаях:

Статья 15. Признание свидетельства о регистрации недействительным

Свидетельство о регистрации средства массовой информации может быть признано недействительным исключительно судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению регистрирующего органа только в случаях:

Статья 16. Прекращение и приостановление деятельности

Деятельность средства массовой информации может быть прекращена или приостановлена только по решению учредителя либо судом в порядке гражданского судопроизводства по иску регистрирующего органа или Министерства печати и информации Российской Федерации.

Основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные в течение двенадцати месяцев нарушения редакцией требований статьи 4 настоящего Закона, по поводу которых регистрирующим органом или Министерством печати и информации Российской Федерации делались письменные предупреждения учредителю и (или) редакции (главному редактору), а равно неисполнение постановления суда о приостановлении деятельности средства массовой информации.

Статья 16. Прекращение и приостановление деятельности

Деятельность средства массовой информации может быть прекращена или приостановлена только по решению учредителя либо судом в порядке гражданского судопроизводства по иску регистрирующего органа.

Основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные в течение двенадцати месяцев нарушения редакцией требований статьи 4 настоящего Закона, по поводу которых регистрирующим органом делались письменные предупреждения учредителю и (или) редакции (главному редактору), а равно неисполнение постановления суда о приостановлении деятельности средства массовой информации.

Статья 29. Обязательные экземпляры

Обязательные бесплатные экземпляры периодических печатных изданий, в том числе освобожденных от регистрации в силу статьи 12 настоящего Закона, тотчас по изготовлении начального выпуска тиража редакция направляет учредителю (соучредителям), органу, зарегистрировавшему данное средство массовой информации, в Министерство печати и информации Российской Федерации, в научнопроизводственное объединение "Всесоюзная книжная палата", в Государственную библиотеку СССР им. В.И. Ленина, Государственную публичную библиотеку им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, Библиотеку Верховного Совета Российской Федерации и Библиотеку Президента Российской Федерации.

Министерство печати и информации Российской Федерации вправе обязать редакции направлять платные экземпляры также в другие учреждения и организации.

Стать 29 утратила силу

Статья 54. Распространение зарубежной информации

Часть 3.

Для распространения продукции зарубежного периодического печатного издания, то есть не зарегистрированного в Российской Федерации и имеющего место постоянного пребывания учредителя или редакции вне ее пределов, а равно финансируемого иностранными государствами, юридическими лицами или гражданами, необходимо получить разрешение Министерства печати и информации Российской Федерации, если порядок распространения не установлен межгосударственным договором, заключенным Российской Федерацией.

Статья 54. Распространение зарубежной информации

Часть 3.

Для распространения продукции зарубежного периодического печатного издания, то есть не зарегистрированного в Российской Федерации и имеющего место постоянного пребывания учредителя или редакции вне ее пределов, а равно финансируемого иностранными государствами, юридическими лицами или гражданами, необходимо получить разрешение уполномоченного федерального органа исполнительной власти, если порядок распространения не установлен межгосударственным договором, заключенным Российской Федерацией.

Очевидно, что все изменения свелись практически к переименованиям государственных органов. Заметим, что еще в первоначальной редакции Закона о СМИ имелись нормы, содержавшие наименование Министерства печати и массовой информации Российской Федерации в качестве органа, регистрирующего СМИ. Естественно, при каждом переименовании регистрирующего органа (в 1994 г. Мининформпечати было ликвидировано и его функции были разделены между Роспечатью, а позднее - Госкомпечатью, и ФСТР, а в 1999 г. оно было воссоздано под именем Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций) возникало не принципиальное, но реальное противоречие с Законом о СМИ, Это является одним из доводов в пользу отказа от практики указания в федеральных законах конкретных наименований органов исполнительной власти, за исключением прямо поименованных в Конституции Российской Федерации.

15. Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» более известен как «закон о монетизации льгот». Однако вне всякой логической связи, как с монетизацией льгот, так и с организацией региональных органов власти и местного самоуправления, данный закон внес принципиальные изменения в девять статей Закона о СМИ, а одну признал утратившей силу.

Предыдущая редакция

Новая редакция

Статья 5. Законодательство о средствах массовой информации

Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации состоит из настоящего Закона и издаваемых в соответствии с ним других законодательных актов, законодательства о средствах массовой информации республик в составе Российской Федерации.

Статья 5. Законодательство о средствах массовой информации

Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации состоит из настоящего Закона и издаваемых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

Статья 7. Учредитель
Учредителем (соучредителем) средства массовой информации может быть гражданин, объединение граждан, предприятие, учреждение, организация, государственный орган.

Статья 7. Учредитель
Учредителем (соучредителем) средства массовой информации может быть гражданин, объединение граждан, организация, государственный орган.

Статья 8. Регистрация средства массовой информации
Часть 2.

Заявление о регистрации средства массовой информации, продукция которого предназначена для распространения преимущественно:
на всей территории Российской Федерации, за ее пределами, на территории нескольких республик в составе Российской Федерации, нескольких краев и областей, - подается учредителем в Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия;

на территории республики в составе Российской Федерации, края, области, района, города, иного населенного пункта, района в городе, микрорайона, - подается учредителем в соответствующие территориальные органы Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Статья 8. Регистрация средства массовой информации
Часть 2.

Заявление о регистрации средства массовой информации, продукция которого предназначена для распространения преимущественно: на всей территории Российской Федерации, за ее пределами, на территории нескольких республик в составе Российской Федерации, нескольких краев и областей, -подается учредителем в Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия;

на территории республики в составе Российской Федерации, края, области, района, города, иного населенного пункта, района в городе, микрорайона, - подается учредителем в соответствующие территориальные органы Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Статья 12. Освобождение от регистрации

Не требуется регистрация: средств массовой информации, учреждаемых органами законодательной, исполнительной и судебной власти исключительно для издания их официальных сообщений и материалов, нормативных и иных актов;

Статья 12. Освобождение от регистрации

Не требуется регистрация: средств массовой информации, учреждаемых органами государственной власти и органами местного самоуправления исключительно для издания их официальных сообщений и материалов, нормативных и иных актов;

Статья 30. Федеральная комиссия по телерадиовещанию Федеральная комиссия по телерадиовещанию вырабатывает государственную политику в области лицензирования радио- и телевещания и проводит ее как непосредственно, так и через территориальные комиссии по телерадиовещанию.

Порядок формирования и деятельности Федеральной комиссии по телерадиовещанию и территориальных комиссий определяется законом Российской Федерации.

Статья 30 утратила силу.

Статья 31. Лицензия на вещание Лицензии на вещание выдаются Федеральной комиссией по телерадиовещанию и территориальными комиссиями.

Статья 31. Лицензия на вещание Лицензии на вещание выдаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации.

Статья 32. Аннулирование лицензии

Лицензия аннулируется в случаях:

1)    если она была получена обманным путем;

2)    если неоднократно нарушались лицензионные условия либо предусмотренные настоящим Законом правила распространения радио- и телепрограмм, по поводу чего делались письменные предупреждения;

3)    если комиссией по телерадиовещанию установлен факт скрытой уступки лицензии.

Законами Российской Федерации могут быть установлены дополнительные основания аннулирования лицензии.

Аннулирование лицензии производится решением выдавшего ее органа либо Федеральной комиссией по телерадиовещанию.

Статья 32. Аннулирование лицензии

Лицензия аннулируется в случаях:

1)    если она была получена обманным путем;

2)    если неоднократно нарушались лицензионные условия либо предусмотренные настоящим Законом правила распространения радио- и телепрограмм, по поводу чего делались письменные предупреждения;

3)    если федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации, установлен факт скрытой уступки лицензии.

Законами Российской Федерации могут быть установлены дополнительные основания аннулирования лицензии.

Аннулирование лицензии производится решением выдавшего ее органа.

Статья 35. Обязательные сообщения Часть 4.

Редакции государственных средств массовой информации обязаны незамедлительно и на безвозмездной основе выпускать в свет (в эфир) по требованию Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий оперативную информацию по вопросам пожарной безопасности.

Статья 35. Обязательные сообщения Часть 4.

Редакции государственных средств массовой информации обязаны незамедлительно и на безвозмездной основе выпускать в свет (в эфир) по требованию федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Президентом Российской Федерации, оперативную информацию по вопросам пожарной безопасности.

Статья 54. Распространение зарубежной информации

Статья 54. Распространение зарубежной информации

Часть 3.

Для распространения продукции зарубежного периодического печатного издания, то есть не зарегистрированного в Российской Федерации и имеющего место постоянного пребывания учредителя или редакции вне ее пределов, а равно финансируемого иностранными государствами, юридическими лицами или гражданами, необходимо получить разрешение уполномоченного федерального органа исполнительной власти, если порядок распространения не установлен межгосударственным договором, заключенным Российской Федерацией.

Часть 3.

Для распространения продукции зарубежного периодического печатного издания, то есть не зарегистрированного в Российской Федерации и имеющего место постоянного пребывания учредителя или редакции вне ее пределов, а равно финансируемого иностранными государствами, юридическими лицами или гражданами, необходимо получить разрешение федерального органа исполнительной власти,

уполномоченного Правительством Российской Федерации, если порядок распространения не установлен межгосударственным договором, заключенным Российской Федерацией.

Статья 61. Порядок обжалования

В соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством Российской Федерации могут быть обжалованы в суд:

1)    отказ в регистрации средства массовой информации, нарушение регистрирующим органом порядка и сроков регистрации, иные неправомерные действия регистрирующего органа;

2)    решение комиссии по телерадиовещанию об аннулировании лицензии на вещание:

Статья 61. Порядок обжалования

В соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством Российской Федерации могут быть обжалованы в суд:

1)    отказ в регистрации средства массовой информации, нарушение регистрирующим органом порядка и сроков регистрации, иные неправомерные действия регистрирующего органа;

2)    решение федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Правительством Российской Федерации, об аннулировании лицензии на вещание:

Приведенные в таблице поправки четко делятся на три группы в зависимости от интенции законодателя. К первой группе относятся поправки, вносящие юридико-технические изменения и связанные преимущественно с переименованием тех или иных государственных или муниципальных органов. Такова, например, поправка в статью 8 Закона о СМИ. Однако, внося ее, законодатель забыл, что он уже успел изменить данную норму федеральным законом от 29 июня 2004 г. № 58-ФЗ.

Вторую группу составляют поправки, имеющие целью законодательно закрепить за исполнительной властью функцию лицензирования телерадиовещания. Для этого, в частности, из Закона о СМИ было изъято все, что касалось Федеральной комиссии по телерадиовещанию, задуманной в 1991 г. в качестве независимого государственного или государственнообщественного органа, формируемого и функционирующего в соответствии со специальным федеральным законом. Создание таких структур предусматривается в Рекомендации Совета Европы Rec(2000)23 о независимости и функциях регулирующих органов в вещательном секторе.

Третья группа поправок состоит из одной единственной новеллы, относящейся к системе законодательства о средствах массовой информации. Исключив из этой системы законы субъектов Российской Федерации, законодатель вступил в противоречие с пунктом «и» статьи 71 Конституции Российской Федерации, согласно которому к исключительной компетенции федерации в данной сфере СМИ относятся только «федеральные... информация и связь».

16. Федеральный закон от 2 ноября 2004 г. № 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» предусмотрел ряд юридико-технических уточнений, связанных с изменением налогового законодательства. Причем некоторые поправки коснулись именно тех норм Закона о СМИ, которые вызвали много споров в процессе его принятия в декабре 1991 г.

Предыдущая редакция

Новая редакция

Статья 10. Заявление о регистрации Часть 2.

К заявлению прилагается документ, удостоверяющий уплату регистрационного сбора.

Статья 10. Заявление о регистрации Часть 2.

К заявлению прилагается документ, удостоверяющий уплату государственной пошлины.

Статья 13. Отказ в регистрации Часть 3.

Заявление о регистрации средства массовой информации возвращается заявителю без рассмотрения, с указанием основания возврата:

3) если не уплачен регистрационный сбор.

Статья 13. Отказ в регистрации Часть 3.

Заявление о регистрации средства массовой информации возвращается заявителю без рассмотрения, с указанием основания возврата:

3) если не уплачена государственная пошлина.

Статья 14. Регистрационный

сбор

За выдачу свидетельства о регистрации взимается регистрационный сбор в порядке и

Статья 14. Государственная пошлина

За государственную регистрацию средства массовой информации, за выдачу дубликата

размерах, определяемых Правительством Российской Федерации. Для средств массовой информации, специализирующихся на сообщениях и материалах рекламного или эротического характера, устанавливается повышенный, а для специализирующихся на сообщениях и материалах для детей и подростков, инвалидов, а также образовательного и культурнопросветительского назначения -пониженный регистрационный сбор.

В случае отказа в регистрации, а равно отказа от регистрации заявитель имеет право на возврат регистрационного сбора в течение трех месяцев начиная с указанной в уведомлении даты поступления заявления о регистрации. Основанием для возврата денег по месту уплаты регистрационного сбора является документ о его уплате, на котором по просьбе заявителя делается отметка регистрирующего органа "Регистрация не произведена".

свидетельства о государственной регистрации, за внесение изменений в свидетельство о регистрации уплачивается государственная пошлина в размерах и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Статья 15. Признание свидетельства о регистрации недействительным Часть 2.

При признании свидетельства о регистрации недействительным регистрационный сбор возврату не подлежит.

Часть 2 статьи 15 утратила силу

Статья 19. Статус редакции Часть 3.

В течение двух лет со дня первого выхода в свет (в эфир) продукции средства массовой информации редакция освобождается от налоговых платежей. Перерегистрация

Часть 3 статьи 19 утратила силу

средства массовой информации не влияет на исчисление данного срока. В случае, если учредитель прекратил деятельность средства массовой информации до истечения указанного срока, платежи взыскиваются в полном объеме за весь срок.

Статья 28. Тираж Часть 3.

Для средств массовой информации, специализирующихся на производстве продукции рекламного или эротического характера, устанавливается потиражный сбор, взимаемый в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Часть 3 статьи 28 утратила силу

Статья 60. Ответственность за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации

Нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации, выразившееся: в учреждении средства массовой информации через подставное лицо, получении свидетельства о регистрации либо лицензии на вещание обманным путем, скрытой уступке лицензии, уклонении от уплаты потиражного сбора, повышенного регистрационного сбора или неправомерном получении льгот, установленных для специализированных средств массовой информации;

Статья 60. Ответственность за иные нарушения законодательства о средствах массовой информации

Нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации, выразившееся: в учреждении средства массовой информации через подставное лицо, получении свидетельства о регистрации либо лицензии на вещание обманным путем, скрытой уступке лицензии или неправомерном получении льгот, установленных для специализированных средств массовой информации;

17. Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации» дополнил второй частью статью 57 «Освобождение от ответственности» Закона о СМИ.

С целью противодействовать использованию перепечаток для осуществления противоправной предвыборной агитации, по инициативе ЦИК России в статье 57 появлась следующая норма:

"Дословное воспроизведение в средстве массовой информации в период соответствующей избирательной кампании, кампании референдума агитационного материала, распространенного в другом средстве массовой информации, в том числе подпадающем под действие статьи 24 настоящего Закона, не является основанием для освобождения журналиста, главного редактора, редакции, иной организации, осуществляющей выпуск средства массовой информации, от ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах, если при дословном воспроизведении такого материала не соблюдены требования указанного законодательства, предъявляемые к опубликованию (обнародованию) агитационных материалов». Правда, не следует забывать, что признание любого материала агитационным может иметь место только при условии доказанности наличия у его распространителя специальной цели. Именно такова правовая позиция Коснтитуционного Суда Российской Федерации, выраженная в его постановлении от 30 октября 2003 года № 15-П.

18. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»» внес важные, но совершенно контрпродуктивные поправки.

Предыдущая редакция

Новая редакция

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации Части 4 и 5 отсутствуют.

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Части 4 и 5.

Порядок сбора информации журналистами на территории (объекте) проведения контртеррористической операции определяется руководителем контртеррористической операции.

При освещении контртеррористической операции запрещается распространение в средствах массовой информации сведений о специальных средствах, технических приемах и тактике проведения такой операции, если их распространение может препятствовать

проведению    контртеррористической

операции или поставить под угрозу жизнь и здоровье людей. Сведения о сотрудниках специальных подразделений, лицах, оказывающих содействие в проведении такой операции, выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии террористического акта, и о членах семей указанных лиц могут быть преданы огласке в соответствии с законодательными актами Российской Федерации о государственной тайне и персональных данных.

Анализируя поправку, внесенную в часть первую статьи 4, следует подчеркнуть, что использованная формулировка не соответствует духу и букве федерального закона «О противодействии терроризму», который признает противоправным не просто «распространение материалов», а именно «пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности» (ст. 3). Даже если не углубляться в детальное рассмотрение различий между пропагандой и распространением сведений, легко заметить, что пропаганда всегда совершается с прямым умыслом, тогда как распространение может иметь место и по неосторожности. Кроме того, пропаганда предполагает системность и систематичность, а распространение может не иметь подобных характеристик. Такие выводы прямо вытекают из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации по сходному вопросу - о понятии предвыборной агитации.9

Анализируемый закон в очевидном противоречии с предназначением и названием статьи 4 включил в нее нормы, содержавшиеся ранее в пунктах 1 и 2 статьи 15 федерального закона «О борьбе с терроризмом» и не сохранившиеся в федеральном законе «О противодействии терроризму». Однако представляется гораздо более продуктивным включить в Закон о СМИ специальную статью, устанавливающую порядок работы журналистов в зоне проведения контртеррористической операции, предусмотрев в ней четкие права и обязанности представителей СМИ и оперативного штаба. Наконец, нельзя не заметить, что включение четвертой и пятой частей в статью 4 создает парадоксальную ситуацию. Поскольку основанием для прекрашения деятельности СМИ являются неоднократные в течение года нарушения требований статьи 4 Закона о СМИ (ч. 3 ст. 16), постольку - в силу положений, содержащихся в четвертой и пятой частях данной статьи - суд вправе учесть в качестве деликтов и нарушения отдельными журналистами порядка сбора

информации и даже отсутствие решения руководителя операции об установлении такого порядка.

РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ.

Закон о СМИ в выступлениях и документах ПРЕЗИДЕНТА Российской Федерации

Б.Н.Ельцин, Президент Российской Федерации (1991-1996, 1996-1999)

«Если лидер, руководитель, Президент начинает давить на прессу это значит, он слаб. Сильный руководитель не будет давить на прессу, даже если она его критикует. Эта критика нужна. Если мы не будем критиковать сейчас, мы скатимся опять в то болото, в котором находились многие десятилетия. Этого допустить нельзя, и я как Президент... еще раз вам заявляю о своей защите и поддержке средств массовой информации. Мы с вами вместе вымучили Закон о печати... и я должен проводить линию на выполнение этого закона всеми абсолютно, без всяких исключений... Каждый имеет право на слово и высказывания, даже из "Матросской Тишины". Я сначала хотел было возмутиться,10 но в очередной раз сдержал себя».

(Из выступления на встрече с руководителями СМИ 16 июля 1992 г.)

«В первую очередь, назвал бы свободу слова, устного и печатного, свободу прессы. Думаю, мало кто помнит (а жаль), что именно 12 июня, три года назад был принят первый в нашей стране Закон о печати. То есть сегодня тройной праздник.13 Фактически, это Закон о свободе прессы. Уже потом из него вырос российский Закон "О средствах массовой информации", более полный, более технологичный, я бы сказал. То был важный шаг в ряду преобразований российского общества. Именно благодаря ему журналисты, вы, как никто другой, продвигали реформы. И спасибо вам за это! Прямо скажу, надеюсь на вас. Будьте честны и откровенны, подсказывайте нам, когда мы ошибаемся, и поддерживайте, когда нам всем трудно. Самое главное — дорожите своей свободой, которой сегодня исполняется три года. Не поддавайтесь искушениям в сложные времена, не обменяйте ее на экономическую выгоду и тем более не поддавайтесь политической конъюнктуре. Помните, что свобода — от свободы прессы. И это не преувеличение — от нее зависит свобода нашего общества».

(Из выступления на пресс-конференции в Кремле 12 июня 1993 г.)

«Отношения между средствами массовой информации и государственными институтами власти стали одним из ключевых вопросов политической жизни России.

Российский союз журналистов оценил минувший 1994 год как период обострения отношений между властными структурами страны и средствами массовой информации. У этого противостояния есть причины глубинные, исторические. Есть и преходящие, политические.

Средства массовой информации внесли огромный вклад в борьбу с тоталитаризмом. В конце 80-х шла борьба с государственной цензурой за свободу слова устного и печатного. Первыми осуществили этот прорыв средства массовой информации. При поддержке всего общества. Но только журналисты получили право на информацию, а остальные граждане -возможность на информирование через СМИ. Это привилегированное положение журналистов сохраняется до сих пор.

Завоевав свободу массовой информации, СМИ стали первой, представляющей самостоятельную реальную силу, политической оппозицией в стране. Это было оправданно и полезно, хотя по канонам журналистики так быть не должно. Но позже, когда в России возникла и окрепла партийная политическая оппозиция, СМИ не отказались от благоприобретенной, но не свойственной им функции.

Надо признать, что среди причин, которые углубили возникшее противостояние, были и некоторые действия власти. Например, унаследованная некоторыми парламентариями от советских времен привычка указывать "зеркалу общественной жизни" - СМИ, как должно выглядеть в этом зеркале отражение. Ряд законопроектов в сфере регулирования СМИ не принимается журналистами концептуально. Нередко ситуацию усугубляет недостаточно качественная юридическая техника законопроектов, которые приходится останавливать на последующих этапах.

Желание подчинить себе средства массовой информации зачастую проглядывает и в действиях исполнительной власти. Наряду с методами политического и экономического давления известны случаи поучений, прямого нажима на журналистов, оскорблений неугодных. Дело доходило и до физического воздействия. Свидетельством тому, например, материалы Фонда защиты гласности, касающиеся преследований журналистов, в частности последний доклад Фонда о преследовании журналистов и прессы в период чеченских событий.

В разыгравшейся "войне нервов" не остается в долгу и "четвертая власть". С лихвой воздает она законодательной и исполнительной власти за ее явные и мнимые прегрешения. Тон спокойного диалога утрачен. Разговор ведется, как правило, на языке диктата и ультиматумов. Обвиняя других в нарушении законности, СМИ нередко сами выходят за правовые рамки.

Положение, в которое поставили себя органы власти и СМИ, далее нетерпимо. Выход из него - на путях соблюдения закона и общей заинтересованности в преодолении конфронтации.

Незыблемым является конституционный принцип свободы массовой информации. Без этого не может существовать демократическое общество. Правдивое слово журналиста становится подчас последним барьером чиновничьему произволу, административному ражу, утаиванию социальных недугов, целенаправленной дезинформации.

Должны быть обеспечены полный доступ журналистов ко всей общественно значимой информации, открытость и гласность в работе органов власти (разумеется, с установленными законом исключениями, связанными с государственной тайной, специальными приемами борьбы с преступностью). Именно информационная открытость должна составить сердцевину государственной политики в области СМИ, работать на созидание, раскрывать действительные цели и мотивы деятельности всех ветвей власти.

Государственная информационная политика должна обеспечить также твердую поддержку и защиту журналистов. Журналистика действительно стала опасной профессией. Необходимо оградить журналистов от какого-либо давления, а тем более оскорблений и физических расправ.

Гражданский и профессиональный долг журналистов - способствовать духовному и нравственному возрождению России, укреплению демократических основ ее государственности.

...По отношению к государству и обществу у СМИ не должно быть двойных стандартов и двойной морали. Раз действует конституционный принцип свободы массовой информации, должен действовать и принцип недопустимости злоупотребления этой свободой и нарушения законодательства

о СМИ.

...Нуждается в укреплении законодательная база свободы массовой информации. Более энергично должны применять ее суды и правоохранительные органы.

...Важный резерв - усиление работы информационных структур государства. В этой связи следует подумать и о расширении конструктивного опыта Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации - возможно, на базе инспекций по защите свободы массовой информации и печати создать ряд региональных отделений этой Палаты.

Противостояния "четвертой власти" любой другой не должно быть. Общая задача всех ветвей власти - взаимодействуя укреплять российскую демократию и государство».

(Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 1995 г.)

«Были, однако, и важные достижения в законодательном оформлении новой российской государственности. В 1990 году была принята Декларация о защите прав и свобод граждан, которая явилась основополагающим документом для дальнейшей работы над законодательством, обеспечивающим права человека. ...Были приняты законодательные акты, регулирующие новые отношения собственности, земельные отношения, предпринимательскую деятельность, приватизацию, банковскую сферу, гарантировавшие свободу средствам массовой информации.

...Россия на деле становится открытым обществом. Больше нет унижавшей достоинство людей проблемы въезда и выезда из страны. Забыты "глушилки" и цензура международной информации.

...Никогда Россия не была так открыта для пользования всем многообразием культурного капитала, накопленного нашим Отечеством и миром. Уже несколько лет в России сняты все препоны, препятствовавшие свободному обращению к источникам информации и полной свободе творчества. Цензура, с одной стороны, а "самиздат" и "тамиздат", с другой, стали предметом изучения историков.

Прежде запрещенные, гонимые или в лучшем случае подвергаемые дозированной дискриминации произведения, в том числе и религиозная литература, вышли из подполья. Они доступны теперь самой широкой аудитории, активно участвуют в культурном процессе. Кончилось то унизительное положение, в которое была поставлена вся читающая Россия.

...Начато формирование политической системы, отвечающей всем главным критериям, выработанным современной цивилизацией: обеспечение прав и свобод личности, многообразие форм собственности и видов хозяйственной деятельности, разделение властей, многопартийность, свобода печати и информации».

(Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 1996 г.)

«Большие возможности для реализации общественного контроля заложены в Указе Президента Российской Федерации от 6 июня 1996 года "О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы". Согласно ему руководители разных уровней обязаны в трехдневный срок рассматривать сообщения в средствах массовой информации о нарушениях, допущенных должностными лицами, и в течение двух недель направлять информацию об итогах рассмотрения. Однако этот Указ до сих пор не заработал, не в последнюю очередь и потому, что общественность здесь не проявляет настойчивости».

(Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 1997 г.)

«Один из наиболее влиятельных институтов гражданского общества -независимые средства массовой информации. У нас реально действуют конституционные свободы мысли и слова, печати. Сформирована законодательная база свободной деятельности СМИ. В России издается более десяти тысяч независимых газет и журналов, по всей стране развивается негосударственное теле- и радиовещание.

Но свободные СМИ - это не только неотъемлемая часть гражданского общества, но и субъекты рынка. В этом качестве они столкнулись с серьезными финансовыми трудностями.

Государству необходимо найти довольно тонкие механизмы для того, чтобы, не вторгаясь в журналистскую деятельность, помочь СМИ оставаться независимым выразителем общественного мнения».

(Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 1998 г.)

«Нередко приходится слышать от самых разных руководителей, что, несмотря на все их старания взаимодействовать со средствами массовой информации, журналисты постоянно пишут "не то" и "не так". На самом деле во многих случаях речь идет о неумении формировать честную, взвешенную, профессиональную информационную политику. При этом, конечно, тем же требованиям должны соответствовать и сами СМИ.

...Уже сейчас некоторые политические силы и так называемые олигархические круги стремятся поставить под свой контроль максимально возможное количество центральных и региональных газет, журналов, телерадиокомпаний. Некоторые местные руководители в период выборов своим решением прекращают трансляции федерального теле- и радиовещания. Тем самым оказывают прямое давление на избирателей, грубо нарушая требования федерального законодательства. Федеральная служба по телевидению и радиовещанию и другие государственные органы должны требовать от средств массовой информации и их учредителей строгого соблюдения действующего законодательства, лицензионных условий и программной концепции вещания.

...Значительную роль в период выборов призваны сыграть общественные наблюдательные советы. Важно, чтобы они стали инструментом соблюдения законности, а также поддержки и защиты средств массовой информации, а не органами полугосударственного контроля и цензуры, как это понимают некоторые оппозиционные силы, ратующие за создание Высшего совета по защите нравственности. Никому не позволено выступать с позиции силы, высказывать откровенные угрозы в адрес СМИ, призывая к очередному "походу на Останкино".

...Преступно списывать бездеятельность на отсутствие законодательной базы. Во многом она уже есть. Надо лишь активнее применять имеющиеся антиэкстремистские положения уголовного законодательства, Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" и нормы Кодекса об административных правонарушениях».

(Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 1999 г.)

УКАЗ

21 августа 1991 года N 69 О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В РСФСР

(извлечение)

Группой лиц, объявивших себя Государственным комитетом по чрезвычайному положению в СССР, приняты решения об установлении контроля над средствами массовой информации и создании специального органа, по сути осуществляющего функции политической цензуры, а также о закрытии целого ряда демократических изданий. Всесоюзная телерадиокомпания фактически стала одним из главных орудий в осуществлении антиконституционного переворота. Таким образом, предпринята попытка отмены Закона СССР "О печати и других средствах массовой информации". В результате этих действий поставлена под серьезную угрозу свобода слова как реальное завоевание демократии.

В сложившейся ситуации постановляю:

1.    Отменить решения, изданные Комитетом по чрезвычайному положению в СССР, в отношении средств массовой информации, как не имеющие юридической силы с момента их издания.

2.    Запретить пропаганду решений Комитета по чрезвычайному положению в СССР, рассматривая ее как действия, направленные на поддержку государственного переворота в СССР.

6.    Министерству печати и массовой информации РСФСР, руководству Всесоюзной телерадиокомпании обеспечить функционирование средств массовой информации на территории РСФСР в соответствии с Законом СССР "О печати и других средствах массовой информации".

7.    Руководителям всех средств массовой информации Российской Федерации обеспечить оперативное доведение до населения информации о решениях Верховного Совета РСФСР, Президента РСФСР и Правительства РСФСР.

УКАЗ

от 22 августа 1991 года № 76 О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТАСС, ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА "НОВОСТИ" И РЯДА ГАЗЕТ ПО ДЕЗИНФОРМАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ И МИРОВОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ О СОБЫТИЯХ В СТРАНЕ

(извлечение)

Имевшие место в СССР государственный переворот и попытка насильственного свержения законной власти в России показали опасность монополизации средств массовой информации, функционирующих на территории РСФСР. ТАСС, Информационное агентство "Новости", а также газеты "Правда", "Советская Россия", "Гласность", "Рабочая трибуна", "Московская правда", "Ленинское Знамя" и другие вели активную кампанию клеветы против представителей законной власти, дезинформировали народ и по сути явились соучастниками государственного переворота.

В связи с изложенным постановляю:

1. За активную поддержку противозаконных действий ГКЧП СССР и пропаганду акций, направленных на насильственное свержение конституционного строя, временно приостановить выпуск газет "Правда", "Советская Россия", "Гласность", "Рабочая трибуна", "Московская правда", "Ленинское Знамя", как изданий КПСС.

Передать имущество указанных средств массовой информации в ведение государственных органов РСФСР. Министерству печати и массовой информации РСФСР определить формы их дальнейшего функционирования.

Прокуратуре РСФСР дать правовую оценку в соответствии со статьей 5 Закона СССР "О печати и других средствах массовой информации" действиям вышеуказанных газет.

УКАЗ

27 августа 1991 года N 93 О БЮРО НЕЗАВИСИМОЙ РАДИОСТАНЦИИ "СВОБОДА" / "СВОБОДНАЯ ЕВРОПА"

(извлечение)

В связи с обращением дирекции независимой радиостанции "Свобода" / "Свободная Европа", финансируемой Конгрессом США, и учитывая ее роль в объективном информировании граждан РСФСР и мировой общественности о ходе демократических процессов в России, событиях в стране и мире, деятельности законного руководства РСФСР в период государственного переворота в СССР, постановляю:

1.    Разрешить дирекции независимой радиостанции "Свобода" / "Свободная Европа" открыть постоянное бюро в г. Москве с корреспондентскими пунктами на территории РСФСР.

2.    Министерству иностранных дел РСФСР предоставить официальную аккредитацию корреспондентам независимой радиостанции "Свобода" / "Свободная Европа" и обеспечить им возможность беспрепятственного осуществления журналистской деятельности на территории РСФСР.

Комментарий к документу.

Указ утратил силу со ссылкой на Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» - Указ Президента РФ от 04.10.2002 № 1119.

УКАЗ

от 11 сентября 1991 года № 111 О МЕРАХ ПО ЗАЩИТЕ СВОБОДЫ ПЕЧАТИ В РСФСР (извлечение)

В целях дальнейшего укрепления свободы печати и других средств массовой информации в РСФСР постановляю:

1.    Признать утратившим силу пункт 1 Указа Президента РСФСР от 22 августа 1991 г. N 76 "О деятельности ТАСс, Информационного агентства "Новости" и ряда газет по дезинформации населения и мировой общественности о событиях в стране" в части временного приостановления выпуска газет "Правда", "Советская Россия", "Гласность", "Рабочая трибуна", "Московская правда" и "Ленинское знамя".

Принять к сведению, что указанные газеты зарегистрированы Министерством печати и массовой информации РСФСР как независимые издания.

2.    Министерству печати и массовой информации РСФСР обеспечить восстановление в полном объеме принципа свободы печати и принятие предусмотренных законодательством мер к организациям и лицам, нарушающим Закон СССР "О печати и других средствах массовой информации".

3.    В целях обеспечения контроля за соблюдением законодательства РСФСР и СССР о печати и массовой информации образовать Государственную инспекцию по защите свободы печати и массовой информации при Министерстве печати и массовой информации РСФСР.

УКАЗ

от 20 февраля 1992 г. № 164

О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ МЕРАХ ПРАВОВОЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ И ГОСУДАРСТВЕННОГО КНИГОИЗДАНИЯ (извлечение)

В целях укрепления правовых и экономических основ деятельности периодической печати и книгоиздания, предоставления необходимых условий для выпуска социально значимых печатных изданий в период перехода к рыночным отношениям постановляю:

1.    Правительству Российской Федерации разработать и представить проект Закона "О профессиональных правах, свободах и обязанностях работников печати".

2.    Предоставить право редакциям газет и журналов в пределах имеющихся средств на оплату труда самостоятельно устанавливать должностные оклады работникам, а также формы, системы и размеры оплаты труда.

3.    Правительству Российской Федерации:

...Министерству экономики Российской Федерации, Министерству финансов Российской Федерации предусмотреть в проекте бюджета на 1992 год выделение Министерству печати и информации Российской Федерации ассигнований для дотирования выпуска периодических изданий и социально значимой (детской и учебной) литературы с учетом либерализации цен.

4.    Государственному комитету Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур, Государственному комитету Российской Федерации по управлению государственным имуществом совместно с Министерством связи Российской Федерации и Министерством печати и информации Российской Федерации в месячный срок разработать программу по демонополизации распространения периодической печати.

УКАЗ

от 11 ноября 1992 года N 1349

ОБ ОСВЕЩЕНИИ СОБЫТИЙ В РАЙОНЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

В целях предотвращения распространения ложной информации, препятствующей стабилизации обстановки в районе чрезвычайного положения и обостряющей межнациональные отношения в Северо - Осетинской ССР и Ингушской Республике, на основании пункта "б" статьи 23 Закона РСФСР от 17 мая 1991 года "О чрезвычайном положении" постановляю:

1.    Разрешить въезд в район чрезвычайного положения журналистам, аккредитованным при Временной администрации на территориях Северо-Осетинской ССР и Ингушской Республики.

2.    Разрешить Временной администрации на территориях Северо - Осетинской сСр и Ингушской Республики производить временный арест печатной продукции до отмены чрезвычайного положения.

3.    Разрешить Временной администрации на территориях Северо - Осетинской ССР и Ингушской Республики производить временное изъятие звукоусиливающих технических средств и множительной аппаратуры.

4.    В соответствии с частью второй статьи 48 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" Временной администрации на территориях Северо-Осетинской ССР и Ингушской Республики в 3-дневный срок утвердить правила аккредитации журналистов, а также правила передвижения журналистов и обеспечения их безопасности в районе чрезвычайного положения.

РАСПОРЯЖЕНИЕ от 5 марта 1993 года № 155-рп

( извлечение)

1. В целях выработки предложений по совершенствованию экономической, политической и правовой защиты свободы слова, формированию подлинно демократической культуры в деятельности средств массовой информации образовать Временный совет при Президенте Российской Федерации (на общественных началах) в составе:

Ананьев Анатолий Андреевич    - писатель

Алексеев Сергей Сергеевич    - член - корреспондент РАН

Басилашвили Олег Валерианович    - народный артист Российской Федерации

Богданов Всеволод Леонидович    - председатель Союза журналистов России

Васильева Лариса Николаевна    - президент Лиги женщин-писательниц

Макаров Андрей Михайлович    - адвокат

Никитинский Леонид Васильевич    - журналист

Пиманов Алексей Викторович    - журналист

Селюнин Василий Илларионович    - публицист

Сорокина Светлана Иннокентьевна    - журналист

Старков Владислав Андреевич    - главный редактор еженедельника "Аргументы и

факты"

Филарет, епископ Дмитровский    - ректор Московской духовной академии.

Указ от 20 марта 1993 г.

«Об особом режиме управления до преодоления кризиса власти»

(извлечение)

...3. Установить, что на период до подтверждения полномочий Президента Российской Федерации и вступления в силу новой Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации:

...защищает свободу средств массовой информации и право граждан на получение объективной информации, предотвращая пропаганду и призывы к насильственному изменению конституционного строя, подрыв безопасности государства, разжигание социальной, национальной и религиозной розни.

Комментарий к документу.

Именно в такой формулировке данный Указ был подписан Президентом Российской Федерации Б.Н.Ельциным, однако уже на следующий день - под влиянием изменившейся политической обстановки - указ был отредактирован, приобрел официальный номер - № 379 - и другое название - «О деятельности исполнительных органов до преодоления кризиса власти». При этом формула о роли главы государства в защите свободы СМИ изменений не претерпела.

УКАЗ

от 20 марта 1993 г. N 376

О ЗАЩИТЕ СВОБОДЫ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

В целях предотвращения монополизации средств массовой информации и противоправного вмешательства в их деятельность, учитывая реальную угрозу гарантированной в Российской Федерации свободе массовой информации, постановляю:

1. Российские средства массовой информации и средства распространения массовой информации находятся под защитой закона и Президента Российской Федерации как высшего должностного лица государства. Президент Российской Федерации как гарант прав и свобод личности обеспечивает во взаимодействии с органами законодательной, исполнительной и судебной власти защиту свободы массовой информации в строгом соответствии с Законом Российской Федерации "О средствах массовой информации".

Предупредить должностных лиц государственных органов и организаций, общественных объединений о строгой ответственности за вмешательство в деятельность и нарушение профессиональной самостоятельности редакций, принуждение журналистов к распространению или отказу от распространения информации, а равно за совершенное в иных формах ущемление свободы массовой информации.

УКАЗ

20 марта 1993 года № 377

О ГАРАНТИЯХ ИНФОРМАЦИОННОЙ СТАБИЛЬНОСТИ И ТРЕБОВАНИЯХ К ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИЮ (извлечение)

Имея в виду предстоящее вступление Российской Федерации в Совет Европы и в целях поддержания информационной стабильности в условиях экономической и конституционной реформ, обеспечения ответственной информационной политики в демократическом обществе, постановляю:

1. Утвердить прилагаемый Минимальный стандарт требований к телерадиовещанию. Предложить федеральным государственным телерадиокомпаниям, а также территориальным телерадиокомпаниям, финансируемым из федерального бюджета, руководствоваться Минимальным стандартом требований к телерадиовещанию.

4.    При ведении законопроектных работ рабочей группе предусмотреть подготовку законопроектов, регулирующих:

порядок создания и деятельности Федеральной комиссии по телерадиовещанию и региональных комиссий по телерадиовещанию, предусмотренных статьей 30 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации";

порядок лицензирования эфирного, проводного и кабельного телерадиовещания; деятельность государственного телевидения и радио; деятельность общественного телевидения и радио; деятельность частного телевидения и радио;

порядок использования телерадиовещания в избирательных кампаниях, а также в кампаниях по проведению референдумов;

рекламу и спонсорство на телевидении и радио; порядок создания и использования систем телетекста и видеотекста; порядок создания и использования систем кабельного телевидения; порядок создания и использования систем проводного телерадиовещания.

5.    ...Должностные лица, в функции и компетенцию которых входит профессиональный контроль за содержанием информационных программ, приостанавливают членство в руководящих органах политических партий и движений.

Признать недопустимым расширение перечня государственных органов и должностных лиц, сверх поименованных в Законе Российской Федерации "О средствах массовой информации" и указах Президента Российской Федерации, осуществляющих контроль информационных подразделений, телерадиопрограмм, средств телерадиовещания, а также назначение на соответствующие должности.

6.    Министерству печати и информации Российской Федерации совместно с Федеральным информационным центром России в 2-недельный срок представить на утверждение Президента Российской Федерации проекты положений о Российской государственной телерадиокомпании "Останкино" и Федеральной телерадиовещательной службе "Россия".

При разработке проектов положений предусмотреть создание попечительских советов, имеющих функции разрешения споров, вызванных разногласиями между политическими группами, попытками введения цензуры или незаконного контроля средств массовой информации, нарушениями положений пункта 5 настоящего Указа, конституционного права искать, поручать и распространять информацию, а также связанных с реорганизацией либо ликвидацией информационных телерадиопрограмм и подразделений. Установить обязанность попечительских советов обращаться в правоохранительные органы с требованием привлечения к ответственности должностных лиц государственных органов и организаций, должностных лиц государственных органов и общественных объединений, виновных в ущемлении свободы массовой информации.

7. Российской государственной телерадиокомпании "Останкино" и Федеральной телерадиовещательной службе "Россия" в 2-недельный срок представить Президенту Российской Федерации одобренные журналистскими коллективами предложения о составе попечительских советов.

МИНИМАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ТРЕБОВАНИЙ К ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИЮ

1. Рынок информации

Предоставлять телезрителю (радиослушателю) возможность выбора программ с учетом региональных, национальных и иных интересов, хотя и необязательно в рамках одного канала вещания.

2. Свобода мнений

Сочетать свободу выражения мнений с уважением права на ответ, на опровержение.

3. Корректность

Использовать для сообщения общественно значимой информации наиболее удобное для телезрителей (радиослушателей) время, представляя различные, в том числе противоположные, позиции.

4. Информационное равновесие Избегать защиты интересов тех или иных политических групп и исключить политическое давление, лоббирование или контроль информационных программ и подразделений.

5. Профессиональная ответственность Рассматривать самоконтроль журналиста, его ответственность за подготавливаемые и распространяемые сообщения и материалы как непременное профессиональное требование.

6. "Электронная экология"

Снижать информационную "загрязненность" телерадиопрограмм, повышать требования к культурному уровню и образовательному потенциалу передач.

7. Защита целостности

Обеспечивать защиту целостности произведений искусства в телерадиопрограммах, не допускать их дробления рекламой.

8. Защита информационности Обеспечивать отграничение мнения от информации и от рекламы.

9. Гарант справедливости Подчиняться нравственному авторитету попечительского совета, призванного быть гарантом справедливости и стабильности в распространении телерадиоинформации.

10. Принципы взаимодействия Руководствоваться в своей деятельности:

"Декларацией о средствах массовой информации и правах человека" (резолюция 428 (1970) Консультативной ассамблеи Совета Европы);

принципами управления телерадиовещанием (рекомендация 748 (1975) Парламентской ассамблеи Совета Европы);

принципами отношения средств массовой информации с парламентами (резолюция 820 (1984) Парламентской ассамблеи Совета Европы).

УКАЗ

от 29 октября 1993 г. № 1792

ОБ ИНФОРМАЦИОННЫХ ГАРАНТИЯХ ДЛЯ УЧАСТНИКОВ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ 1993 ГОДА

( извлечение)

Подтверждая гарантии свободных демократических выборов;

признавая право избирательных объединений и всех кандидатов в депутаты Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации беспрепятственно излагать свои предвыборные программы, точки зрения и вести агитацию, используя средства массовой информации;

стремясь обеспечить защиту от незаконного вмешательства в деятельность редакций средств массовой информации в период избирательной кампании;

принимая во внимание рекомендации Международной комиссии по политике радио и телевидения;

в целях обеспечения беспрепятственной агитации за и против кандидатов в депутаты Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации постановляю:

1.    Утвердить Положение об информационных гарантиях предвыборной агитации

2.    Образовать на период избирательной кампании 1993 года предусмотренный Положением Третейский информационный суд в составе 9 членов.

Комментарий к документу.

Указ утратил силу - см. Указ Президента Российской Федерации от 10.01.2003 № 19 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации во вопросам избирательных прав граждан Российской Федерации».

УКАЗ

от 31 декабря 1993 года N 2334 О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ ПРАВ ГРАЖДАН НА ИНФОРМАЦИЮ

( извлечение)

Исходя из того, что право на информацию является одним из фундаментальных прав человека; стремясь к расширению реальных возможностей граждан и их объединений активно участвовать в управлении государственными и общественными делами, содействовать развитию местного самоуправления;

в целях обеспечения свободы получения гражданами информации о деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти;

основываясь на пункте 4 статьи 29 и пункте 2 статьи 80 Конституции Российской Федерации, постановляю:

1. Комиссии законодательных предположений при Президенте Российской Федерации разработать проект Закона Российской Федерации "О праве на информацию" и представить его Президенту Российской Федерации для внесения его в Федеральное Собрание в качестве первоочередной законодательной инициативы.

3.    Деятельность государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц осуществляется на принципах информационной открытости, что выражается:

в доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей личные интересы граждан;

в систематическом информировании граждан о предполагаемых или принятых решениях; в осуществлении гражданами контроля за деятельностью государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми ими решениями, связанными с соблюдением, охраной и защитой прав и законных интересов граждан;

в создании условий для обеспечения граждан Российской Федерации зарубежными информационными продуктами и оказания им информационных услуг, имеющих зарубежное происхождение. (абзац введен Указом Президента РФ от 17.01.1997 N 13)

4.    Установить, что в информационных программах государственных телерадиовещательных компаний до сведения граждан в обязательном порядке доводятся основные положения правовых актов и решений государственных органов по основным вопросам внутренней и внешней политики в день их выпуска.

5.    Государственным телерадиовещательным компаниям создать циклы передач (программы), разъясняющие деятельность федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, существо принимаемых решений с привлечением к работе над этими программами ведущих специалистов, экспертов, разработчиков соответствующих документов.

Установить, что объем и периодичность выпуска указанных программ определяется руководителями государственных телерадиовещательных компаний самостоятельно.

6.    Деятельность федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти освещается в программах государственных телерадиовещательных компаний в равном объеме.

Контроль за объективностью освещения такой деятельности осуществляется Судебной палатой по информационным спорам при Президенте Российской Федерации (абзац утратил силу. - Указ Президента РФ от 01.09.2000 N 1606).

7.    Руководствуясь пунктом 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, при освещении деятельности Федерального Собрания средствам массовой информации исходить из Резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы N 820 (1984) об отношениях парламентов государств со средствами массовой информации (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993, N 15, ст. 1340), в том числе имея в виду ограниченность каналов телевидения:

доводить содержание выступлений депутатов в прениях по законопроектам до сведения их избирателей, как правило, через печатные средства массовой информации;

публиковать большее число статей просветительного характера о парламентской деятельности. Распространить положения Резолюции N 820 (1984) на отношения других федеральных органов государственной власти со средствами массовой информации, в том числе установить одинаковые для всех федеральных органов следующие принципы проведения прямых теле- и радиотрансляций или вещания в записи:

необходимость получения телерадиовещательной компанией согласия на проведение трансляции с заседания соответствующего федерального органа государственной власти;

заблаговременное извещение телерадиовещательных компаний о предполагаемом рассмотрении наиболее важных вопросов, представляющих общественный интерес;

выбор времени (объема) вещания и его формы (прямое или в записи) телерадиовещательной компанией.

8. Федеральной службе России по телевидению и радиовещанию усилить контроль за строгим соблюдением телерадиовещательными организациями Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации".

УКАЗ

от 31 декабря 1993 г. N 2335 О СУДЕБНОЙ ПАЛАТЕ ПО ИНФОРМАЦИОННЫМ СПОРАМ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

( извлечение)

В целях обеспечения закрепленных статьей 29 Конституции Российской Федерации информационных прав граждан, соблюдения их законных интересов в этой области, эффективного выполнения Президентом Российской Федерации конституционной обязанности выступать гарантом прав и свобод человека и гражданина постановляю:

1.    Признать конструктивной деятельность Третейского информационного суда, образованного на период избирательной кампании 1993 года, и считать его прекратившим свои полномочия 31 декабря 1993 года в связи с окончанием избирательной кампании 1993 года.

2.    Используя положительный опыт Третейского информационного суда, создать постоянно действующую Судебную палату по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, имея в виду, что настоящая Судебная палата не входит в систему федеральных судов Российской Федерации.

3.    Установить, что основными функциями Судебной палаты являются:

содействие Президенту Российской Федерации в защите прав и свобод в сфере массовой информации;

обеспечение объективности и достоверности сообщений; обеспечение принципа равноправия в сфере массовой информации;

обеспечение защиты нравственных интересов детства и юношества в средствах массовой информации;

обеспечение принципа плюрализма в информационных и общественно-политических телерадиопрограммах;

разрешение споров о распределении времени вещания на радио и телевидении для фракций, создаваемых в Федеральном Собрании;

исправление фактических ошибок в информационных сообщениях средств массовой информации, затрагивающих общественные интересы;

вынесение предупреждений средствам массовой информации в соответствии со статьей 16 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" в условиях отсутствия Министерства печати и информации Российской Федерации.

Комментарий к документу.

Указ утратил силу, а Судебная палата по информационным спорам была ликвидирована - см. Указ Президента Российской Федерации от 01.09.2000 № 1606 «Об изменении и о признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации в связи с формированием Администрации Президента Российской Федерации».

КОНЦЕПЦИЯ

ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ЕДИНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИИ И СООТВЕТСТВУЮЩИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ

Одобрена решением Президента РФ от 23 ноября 1995 г. № Пр-1694 (извлечение)

Основным политическим и экономическим аспектом формирования единого информационного пространства России является преодоление информационного монополизма управленческих и коммерческих структур на открытые информационные ресурсы - переход от презумпции закрытости информации к презумпции открытости информации на законодательной и экономической основе. Именно информационный монополизм является питательной средой бюрократизма, волюнтаризма и коррупции.

Юридическая поддержка открытости государственных информационных ресурсов служит необходимой предпосылкой обеспечения интеграции единого информационного пространства России с европейским и мировым информационными пространствами.

УКАЗ

от 6 июня 1996 года № 810 О МЕРАХ ПО УКРЕПЛЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ (извлечение)

Неисполнение федеральных законов, указов Президента Российской Федерации и решений судов не только дискредитирует государственную власть, создает условия для коррупции и злоупотреблений, но и нарушает права и свободы граждан, подрывает основы конституционного строя России.

В целях обеспечения исполнительской дисциплины в системе государственной службы и в соответствии со статьей 80 Конституции Российской Федерации постановляю:

3. ...Руководители федеральных органов исполнительной власти и главы исполнительной власти субъектов Российской Федерации обязаны:

рассматривать не позднее трех дней сообщения, опубликованные в средствах массовой информации, в том числе в теле- и радиопередачах, о нарушениях подчиненными должностными лицами и работниками федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации федеральных законов и указов Президента Российской Федерации, неисполнении или ненадлежащем исполнении указанными государственными служащими федеральных законов, указов Президента Российской Федерации и вступивших в законную силу решений судов;

не позднее двух недель с момента опубликования направлять в соответствующие средства массовой информации итоги рассмотрения сообщений о нарушениях подчиненными должностными лицами и работниками федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации федеральных законов и указов Президента Российской Федерации, неисполнении или ненадлежащем исполнении указанными государственными служащими федеральных законов, указов Президента Российской Федерации и вступивших в законную силу решений судов.

Комментарий к документу.

Указ утратил силу - см. Указ Президента РФ от 28.06.2005 № 736 «Об изменении и признании утратившими силу некоторых актов Президента РСФСР и Президента Российской Федерации» в связи с изданием Указов Президента Российской Федерации от 25.03.2004 № 400 "Об Администрации Президента Российской Федерации" и от 06.04.2004 № 490 "Об утверждении Положения об Администрации Президента Российской Федерации".

В.В.Путин, Президент Российской Федерации (2000 - 2004, 2004 -...)

«В становлении гражданского общества исключительную роль играют средства массовой информации. Так много и так часто мы говорим об этой проблеме. Отстаивая право на свободу, российские журналисты часто рисковали собственной карьерой, что там карьерой - и жизнью рисковали! Многие из них погибли.

Свободная пресса в России тем не менее состоялась. Однако российские средства массовой информации, как и общество в целом, пока еще находятся в стадии становления. Надо сказать об этом прямо. В них, как в зеркале, отражаются все проблемы и "болезни роста" страны. Ведь они работают здесь, у нас в стране, а не наблюдают за событиями с какого-то острова. Какое общество, какая власть - такая у нас и журналистика. Поэтому когда мне часто говорят: "Вы займитесь СМИ, сделайте то и то". Отвечаю: давайте обществом в целом будем заниматься, тогда и средства массовой информации изменятся. Но без действительно свободных СМИ российской демократии просто не выжить, а гражданского общества - не создать.

К сожалению, пока не удалось выработать четкие демократические правила, гарантирующие подлинную независимость "четвертой власти". Хочу это подчеркнуть, подлинную. Журналистская свобода превратилась в лакомый кусок для политиков и крупнейших финансовых групп, стала удобным инструментом межклановой борьбы.

Как Президент страны считаю своим долгом обратить внимание общественности на это.

Цензура и вмешательство в деятельность средств массовой информации запрещены законом. Власть строго придерживается этого принципа. Но цензура может быть не только государственной, а вмешательство - не только административным. Ведь экономическая неэффективность значительной части средств массовой информации делает их зависимыми от коммерческих и политических интересов хозяев и спонсоров этих средств массовой информации. Позволяет использовать СМИ для сведения счетов с конкурентами, а иногда - даже превращать их в средства массовой дезинформации, средства борьбы с государством.

Поэтому мы обязаны гарантировать журналистам реальную, а не показную свободу, создать в стране правовые и экономические условия для цивилизованного информационного бизнеса.

Свобода слова была и останется незыблемой ценностью российской демократии. Это - наша принципиальная позиция».

(Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 2000 г.)

«В.В.ПУТИН: Вы знаете, я когда листаю газеты, либо смотрю некоторые каналы телевидения, то с трудом могу себе представить, что нет оппозиции. А если то, что я вижу иногда с экранов телевизоров и читаю в газетах, не является оппозицией, то тогда что же это такое? Тогда это просто хулиганство. Но я не хочу использовать такую терминологию в отношении тех людей, которые не согласны с тем, что я делаю. Поэтому давайте будем считать, что это все-таки не хулиганство, а оппозиция. Правда, не всегда цивилизованная, на мой взгляд. Но тем не менее это - оппозиция. Оппозиция, как мы себе представляем, это те люди, которые не согласны и предлагают другое решение. Таких достаточно и в обществе, и в Государственной Думе. Они открыто выражают свою позицию, спорят, не всегда корректно, правда. Ну что ж, это издержки демократии, с этим приходится мириться...

...Вы знаете, был такой, правда, не североамериканский, а европейский фильм, в котором главные герои говорят: "Порядочный мужчина должен всегда пытаться, а порядочная женщина всегда сопротивляться". Вот это не только в России, а во всех других странах происходит. Государство всегда пытается создать для себя максимально благоприятные условия и старается всегда все запретить. Я абсолютно убежден в том, что это дорога в никуда. Всегда существуют силы, которые будут сопротивляться таким тенденциям, характерным, повторяю, почти для любого государства. А есть ли какие-то пределы, есть ли какие-то ограничители в России? Конечно, есть. Это -Конституция, суд. И, уверяю Вас, никакой опасности демонтажа всей структуры демократического общества, которое было создано за последние 10 лет, не существует. Такой угрозы в России нет

ВОПРОС: Но все же журналисты высказывают озабоченность в отношении ограничения свободы слова. Я, например, как журналистка не ощущаю в Канаде таких ограничений, на которые жалуются российские коллеги. Почему они жалуются и какие могут быть основания для ограничения их свобод?

В.В.ПУТИН: Вы знаете, я тоже не вижу, в чем ограничение, потому что те, кто жалуется на возможные ограничения, продолжают критиковать и Президента, и Правительство самым жестким образом. Но я не знаю, действуют ли так Ваши коллеги в Вашей стране? Не уверен. Наши действуют. И это самый главный показатель того, что никто никого не ограничивает, во всяком случае, государство прессу никак не ограничивает. Все говорят то, что хотят. К сожалению, и показывают, что хотят, и это не всегда правильно. Потому что некоторые вещи в Северной Америке, допустим, в Канаде, в Соединенных Штатах идут только по кабельному телевидению по соображениям морали. У нас все идет в эфир, к сожалению. И я думаю, что, конечно, общественность должна обратить на это внимание.

Но что касается вопросов политического характера, то никаких ограничений ни для кого нет. Вопрос в России в другом. Вопрос во влиянии некоторых так называемых олигархов, о которых здесь уже упоминали, о влиянии на государство. Средства массовой информации рассматриваются ими как главный рычаг этого влияния. Но здесь так же, как и в любой другой сфере должен действовать закон. Взял деньги на любую предпринимательскую деятельность, в том числе и связанную с функционированием средств массовой информации, верни, если ты их взял в долг. Не можешь вернуть - отдай собственность. Не хочешь отдавать собственность - договаривайся как-то с кредитором другим образом. Все привыкли, особенно за последнее время, получать от государства все, что хотят, и использовать это так, как заблагорассудится. Не хочется жить в рамках закона. Я считаю, что вот это неправильно. Нужно всем - и государственным чиновникам, и представителям средств массовой информации, и всем институтам общества и государства научиться жить в рамках закона и исполнять этот закон, нравится он или не нравится. А если не нравится, то надо путем демократических процедур этот закон менять. Вот и все

...И все представители средств массовой информации как работали у нас, так и работают без всяких ограничений, занимая самую жесткую позицию по отношению к Правительству и Президенту. И никто не ограничивает их в своей позиции. Мы все это наблюдаем с экранов своих телевизоров каждый день и каждый вечер. Это самое главное доказательство того, что никаких ограничений нет. Повторяю, вопрос лежит не в сфере свободы распространения информации, а в сфере материальных отношений с владельцами СМИ. Вот они должны действовать в рамках закона. Но, конечно, коллективам, которые стоят за теми или другими предпринимателями, действующими в этой сфере, им, наверное, небезразлично, что происходит с той фирмой, где они работают, так же как и в любой другой сфере бизнеса».

(Интервью канадским телекомпаниям ” Си-Би-Си”, ”Си-Ти-Ви”, газете ”Глоб энд мейл ” и телекомпании РТР, 14 декабря 2000 года)

«Наверное, все-таки мы согласимся с тем, что, несмотря ни на что, перефразируя Марка Твена, можно утверждать, что информация о кончине свободы прессы все-таки сильно преувеличена - именно хотя бы в силу того обстоятельства, что многие из вас по-разному оценивают все, что происходит внутри страны, и по-разному оценивают наши внешнеполитические инициативы и шаги. Делаете вы это подчас, а, может быть, даже очень часто -весьма остро, критически. Власть это проглатывает. И, более того, должен вам сказать, это и полезно для власти любого уровня, поскольку заставляет реагировать на те ошибки, которые власть иногда допускает. Мы готовы подискутировать и на эту тему, со всех сторон ее рассмотреть.

...Единственно невозможной дискуссия может быть только в сфере распространения противоправных и экстремистских идей. Это, пожалуй, единственный запрет, который может и должно накладывать государство на деятельность средств массовой информации».

(Выступление на встрече с руководителями российских средств массовой информации 13 января 2001 г.)

«Многие годы индустрия СМИ была связана главным образом с политикой и борьбой интересов, но ничего удивительного в этом нет. Я бы сказал, что это общее место во всех странах. У нас, к сожалению, была определенная особенность, которая, на мой взгляд, заключалась в том, что СМИ не были самостоятельным бизнесом, доходным бизнесом в полном смысле этого слова, а использовались как инструмент борьбы для обеспечения политических преимуществ в конкурентной борьбе в совсем других, гораздо более доходных секторах экономики. Я абсолютно убежден, что вы со мной согласны, не знаю, что вы будете говорить вслух, но на самом деле это так.

... Я думаю, что немногим коллегам, в том числе присутствующим здесь, удавалось за последние годы сделать свою работу действительно прибыльной, самодостаточной и независимой — за редким исключением. Между тем развитие бизнеса в этой сфере сталкивается с теми же системными проблемами, что и в других отраслях. Деловую активность тормозят неадекватность нормативной базы, административные барьеры и отсталость технологии. Хотел бы обсудить с вами те направления работы, где от действий и позиции государства во многом зависит становление цивилизованного медиабизнеса. Прежде всего это создание четкой законодательной базы. Сегодня многие положения Закона о СМИ, других отраслевых актов вступают в противоречия с нормами гражданского, трудового, административного права. Законодательная непоследовательность препятствует привлечению добросовестных, стратегических инвесторов в этот сектор экономики. Кроме того, это один из поводов внутрикорпоративных конфликтов, которые проходят скрытно или выплескиваются на слушателей и зрителей. Но это питательная почва для произвола чиновников. Часто поднимается вопрос о законодательных нормах, действующих для иностранного капитала на отечественном медиарынке. Я думаю, что эта тема обсуждается наверняка и у вас в цехе. И я с удовольствием бы послушал ваше мнение на эту тему.

... В заключение несколько слов о механизмах самоорганизации отрасли. Насколько мне известно, этот вопрос тоже будет завтра затрагиваться. Именно на уровне отраслевых ассоциаций могут и должны вырабатываться принципы профессиональной этики. К сожалению, до сих пор мы наблюдаем определенный дефицит. Я стараюсь на это вообще не реагировать, чтобы не вызывать ненужных эмоций. Я очень рассчитываю на то, что корпоративные объединения прежде всего в области СМИ сами выработают определенный кодекс чести и поведения. Рассчитываю, что сегодняшняя встреча да и конференция в целом может быть хорошим стартом».

(Выступление на встрече с делегатами Общероссийской конференции ”Индустрия СМИ: направления реформ ”, 18 июня 2002 года)

«Вы знаете мою позицию, я неоднократно говорил и сейчас могу повторить: я считаю, что независимость СМИ будет достигнута только тогда, когда средства массовой информации станут независимыми экономически. И в этом контексте, слава богу, что кому-то удается зарабатывать деньги. Но не любой же ценой, не на крови же наших граждан делать деньги, если, конечно, те, кто делает это, считают наших граждан своими.

...Согласен, что было бы полезно законодательно уточнить и конкретизировать правила поведения журналистов в чрезвычайных ситуациях. Полагаю, что действительно нужны и единые правила освещения, а также четкость в формах совместной работы органов власти, силовых структур и

СМИ в экстремальных условиях. Думаю, что как раз эти идеи и другие предложения мы могли бы в неформальной обстановке обсудить».

(Вступительное слово на встрече с представителями СМИ и журналистских организаций, 25 ноября 2002 года)

«А. СИМОНОВ:... Когда десять лет, одиннадцать лет тому назад приняли первый закон о СМИ, все были счастливы. И наши все европейские эксперты просто всплескивали руками от радости, что наконец в России отменили цензуру. На самом деле цензуру отменили только наполовину: отменили ту цензуру, которая не позволяла обществу знать те произведения, факты, ту информацию, которую знал избранный круг людей.

Но есть еще и вторая форма цензуры, которая у нас сохранилась. И жертвой этой цензуры является сама власть и в первую очередь, как это ни печально констатировать, в том числе и, может быть, в первую очередь Президент. Потому что цензурируется то, что идет к Президенту.

В.ПУТИН: Я считаю, что Вы абсолютно правы, когда говорите, что первой жертвой отсутствия гласности и свободы слова является сама власть. В этом Вы абсолютно правы, потому что действительно очень многое, что является принципиальным из жизни страны, я получаю из средств массовой информации, как это ни странно покажется. И если там этого нет, то, значит, у меня нет этой информации. Но нельзя и полагать, что все, кто работают в этой сфере, всегда правы. Закон только нельзя нарушать. Не очень удачное, может быть, у меня было выражение о диктатуре закона. Но есть и другие выражения, которые вошли в историю, и никто с ними не спорит: «суров закон, но это закон». Выполнять надо.

A.СИМОНОВ:    Возражений по поводу выполнения закона нет. А вот вопрос «возражение о вреде страха» есть. ...Опасность этого сегодня в стране существует и существует в том числе и в той сфере, которой я занимаюсь, — в сфере гласности, в сфере средств массовой информации. И связано это очень часто с деятельностью как раз спецслужб. Отсутствие доверия в этом смысле и подозрительность друг к другу очень высоки и вполне обоснованны.

B.ПУТИН:    Согласен, Алексей Кириллович, абсолютно согласен. Вы знаете, мы с Вами дискутируем и спорим даже. Да? Но, когда я в других местах нахожусь, я спорю с другими людьми, с вашими оппонентами.

А.СИМОНОВ: Я понимаю. В завершение я только хочу сказать все-таки о двух законах. Я бы не торопился и очень тщательно поработал с безумно сырым законом о СМИ. Он еще, по сути дела, не закон, он чрезвычайно сырой. И если его делать серьезно, то его надо делать не торопясь, потому что там очень много проблем. Зато очень интересно движется пока еще только в подготовке закон о праве граждан на доступ к информации, который снимает эгоистическую проблему журналистов, рассматривает эту проблему шире. И он у Министерства экономики уже в достаточно интересной форме (я принимал участие в его обсуждении), очень интересно движется, его бы сильно поддержать. Он очень нужен, нужнее, чем закон о СМИ, и он очень совпадает с тем, что говорили, и об обращениях граждан, он очень корреспондируется с этим, они очень там получаются, соединяясь в систему. Это важно.

Спасибо.

В.ПУТИН: Алексей Кириллович, а в Думе есть уже этот закон?

A.СИМОНОВ:    Закон об информации? Нет еще. Они только в ведомства рассылают, в воскресенье первый вариант рассылают в ведомства. Но они уже частным порядком проверяют, на общественных организациях проверяли буквально позавчера. У него будет трудная судьба, потому что за недоступ предусматриваются серьезные санкции. Этого у нас, как Вы знаете, не любят.

B.ПУТИН:    А Вы считаете, что закон о СМИ не готов пока?

A.СИМОНОВ:    Категорически не готов пока. Он пока очень, я бы сказал, такой ведомственный получается вот в каком смысле. Когда учредителей совладельцы решили заменить собой, и пока он очень эгоистично сосредотачивается на проблеме вещателя и издателя, заменяя тем самым на самом деле и собственника, и подменяя редакцию. Он не сбалансирован в этом треугольнике. Он пока — эгоистический закон тех людей, которые давали задание юристам его писать. Его еще надо, что называется, балансировать с привлечением широкой журналистской общественности, в том числе наемного труда, а не только тех, кто возглавляет сегодня холдинги и компании. Вот там такая проблема на самом деле.

B.ПУТИН:    Алексей Кириллович, вообще ведь он как шел? Он же давно был в Думе. В течение нескольких месяцев прошел уже какое-то, по-моему, первое чтение. Это была, собственно, инициатива самой Думы, практически без нашего участия все происходило.

A.СИМОНОВ:    Владимир Владимирович, на самом деле по СМИ было такое количество попыток протащить такое количество законов и поправок, что все не углядишь, там просто углядеть было невозможно. Желание порулить здесь — оно всеобщее, и очень трудно удержать от этого.

B.ПУТИН:    Согласен.

...Это всем нам, всем, кто собрался здесь, с одной стороны, а государству, с другой, нужно заниматься продвижением идей гуманизма в общество. Кроме того, надо наполнять этими идеями и деятельность государственного аппарата, чтобы не было антагонистических, как раньше говорили, противоречий между обществом и государством. И постепенно-постепенно, набираясь опыта и приобретая новые силы, двигаться в направлении законодательной регламентации действий средств массовой информации с тем, чтобы эта законодательная регламентация не привела бы к тому, что рядовой гражданин и представитель власти лишились бы источников этой самой информации, от наличия которых зависит качество развития общества и эффективность государства.

Государство не может подменить собой все, в том числе и СМИ. СМИ так же, как и все другое в стране, это часть страны. Они такие же незрелые, как и все государство. На них нельзя ничего сваливать и нельзя слишком многого от них ждать. Это вот такая логика бытия. Они же часть нас.

A.АУЗАН:    Саморегулирование. Вот индустриальный комитет, где сели абсолютно разные силы и пришли к разумным техническим решениям, и инструменты эти давно известны. Пять лет назад с Олегом Борисовичем Добродеевым мы говорили еще на том НТВ о кодексе саморегулирования, он тогда сказал: «Да у нас все готово, но еще не время, не назрело время на то, чтобы принимать кодексы саморегулирования» — теперь оно назрело.

B.ПУТИН:    Нам нужно все-таки набраться терпения и со СМИ надо работать, но они могут расти только вместе с обществом. Конечно, хотелось, чтобы они немножко опережали и занимались воспитанием населения, но здесь тоже государству надо выстраивать отношения таким образом, чтобы не подавлять их. И здесь правильно же говорили, нужны законы. Но если вы считаете, что закон о СМИ в том виде, в котором есть, пока не готов, давайте еще потерпим, давайте выработаем такой, который будет реализуем в нашей стране сегодня».

(Встреча с членами Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации, 10 декабря 2002 г.)

«Работа средств массовой информации обсуждается постоянно. Это довольно сложная тема, потому что СМИ такие, какие мы сами: есть зрители, слушатели - значит, есть и соответствующий информационный продукт. Мы можем влиять исключительно на государственные средства массовой информации. Со всеми другими мы все вместе должны выстраивать определенное отношение общества к сценам насилия и к другим негативным явлениям, с которыми мы сталкиваемся в СМИ. Это - во-первых.

Во-вторых, вырабатывать какие-то цивилизованные стандарты, имея в виду которые, СМИ будут вводить определенные самоограничения. Должен сказать, что у руководства средств массовой информации такое понимание есть. Этот процесс начался, к сожалению, с трагедии с захватом заложников в театральном центре на Дубровке в Москве, но есть понимание, что самоограничение должно быть, в том числе в сфере морально-нравственной. Если общество само будет вырабатывать эти стандарты, они, без всякого сомнения, будут приниматься и средствами массовой информации.

И, наконец, третье. Что мы можем делать вместе с вами и при поддержке региональных руководителей - противопоставлять бульварной, низкопробной продукции качественную и потребляемую массовым зрителем и читателем продукцию. Это требует определенных денежных ресурсов и средств. Это, конечно, очень сильно зависит от нас. Не все, конечно, что можно сделать, но, мне кажется, это основные направления. Это должно заслуживать поддержку государства так же, как и проблемы жилья».

(Выступление и ответы на вопросы на встрече с женщинами Тобольска, 6 марта 2003 г.)

«Ю.ВОРОНЕНКОВ (газета "Северная правда", Костромская область): Вы знаете, Владимир Владимирович, что недавно в Екатеринбурге закончилось всероссийское совещание журналистов. Нас очень беспокоит отсутствие внятной позиции по так называемому проекту индустриального комитета по закону о СМИ. Если почитать тот проект, который висит на их сайте, волосы дыбом встают. Фактически, журналист превращается в так называемого оператора связи, проводника информации. Мы теряем право быть соучредителями, мы теряем право быть ответственными за свое издание. Какова Ваша позиция по этому проекту?

В.ПУТИН: Если откровенно, я должен как следует познакомиться с этим проектом, и только после этого смогу на экспертном уровне Вам сказать свое мнение именно вот по этому тексту.

Как Вы знаете, Индустриальный комитет состоит не из бюрократов, а прежде всего из представителей самих средств массовой информации. Это документ, который рождается в недрах корпорации, в широком смысле этого слова, представителей СМИ. Сами представители СМИ считают, что они должны выступить с какими-то, как мы много раз об этом говорили, самоограничениями с целью защиты интересов общества в целом - ради которого, собственно говоря, СМИ и работают, но надо посмотреть, конечно, что это за самоограничения. Они, конечно, не должны быть связаны с ограничением свободы распространения информации. Это самое главное. Этот принцип должен быть заложен в основу любых решений органов власти в этой области.

(Стенографический отчет о пресс-конференции для российских и иностранных журналистов, 20 июня 2003 г.)

««ВОПРОС: ...Многие ваши критики вас обвиняют в ущемлении свободы слова в России и я хотела бы знать как вы им ответите?

В.ПУТИН: Очень просто: у нас не было никогда свободы слова в России, так что я не очень понимаю, что можно попирать. У нас было, как известно, тоталитарное государство в течении ста лет, до этого тоже царизм все попирал. У нас не было парламентской деятельности - парламент собрали, потом распустили, и так далее. Это все требует мнение. Потом, в начале девяностых годов, у нас наступил ренессанс свободы. И это по-разному понималось в обществе, и прессой тоже. Есть мнение, согласно которому свобода и в том числе свобода прессы понималась как вседозволенность, как анархия, как стремление к разрушению любой ценой и во что бы то ни стало. Мне кажется, что свобода - это и возможность высказывать свое мнение, но должны существовать определенные ограничения, изложенные в законе. И эти законы, если они принимаются демократическим способом, это естественные ограничения свободы каждого - отдельного гражданина, или корпорации, в том числе средств массовой информации.

С этой проблемой мы столкнулись во время захвата заложников в Москве, когда одна из телевизионных компаний в нарушение правил, я вам скажу честно, дала взятку рядовому охраннику порядка на улице, пробралась на крышу здания и транслировала в прямом эфире начало штурма здания, в котором находилось свыше 800 заложников, поставив под угрозу всех заложников и весь состав спецназа, 200 человек, который вошел в заминированное здание. Почему они это сделали? Они что, преследовали фундаментальные идеи свободы прессы? Да нет, конечно. Сами представители средств массовой информации сформулировали свои цели: борьба с конкурентами. Никто не сделал, а они сделали. В борьбе за деньги. Разве можно в борьбе за сверхприбыль ставить под угрозу жизнь людей? Нельзя. Должны быть правила, которым обязаны следовать все. И после этого у нас был создан так называемый Индустриальный комитет - по инициативе самой прессы -комитет, который включил в себя руководителей основных средств массовой информации. И они сами предложили определенные правила, в рамках которых пресса должны функционировать в критических ситуациях. Это - первая составляющая нашей сегодняшней жизни. Вторая заключается в том, что пресса должна быть свободна, но она может быть свободна только в том случае, если у нее есть собственная база экономического развития. Если же она полностью монополизирована двумя-тремя денежными мешками, то это - не свобода прессы, а свобода защиты корпоративных интересов. Это мое мнение, у нас могут быть разные мнения по этим вопросам, но вы меня просили высказать мое мнение, и я это сделал».

(Выступление и ответы на вопросы в Колумбийском университете, 26 сентября 2003 г.)

«Очевидно, что борьба с терроризмом не может быть поводом для ущемления свободы и независимости прессы. Само информационное сообщество может выработать такую модель работы, которая позволила бы сделать СМИ эффективным инструментом в борьбе с террором, которая исключила бы любую, даже невольную, форму содействия целям террористов. И, конечно, информация журналистов с места событий ни при каких обстоятельствах не должна навредить прежде всего людям, ставшим жертвами терактов.

...Десятилетие реформ - сложное, выстраданное народом России десятилетие - нам многое показало. Мы не раз убеждались: только последовательное проведение в жизнь принципов демократии и народовластия может обеспечить устойчивое развитие России. И свобода прессы - это одна из опор нашего демократического фундамента, гарантия независимости демократического развития, необратимости этих процессов. Нет сомнений: критика со стороны прессы полезна для властей всех уровней, хотя порой она является очень болезненной, не нравится представителям власти. У нас в народе шутят: откроешь окно - шумно, закроешь - душно.

...Мы на практике создаем правовые возможности для открытости и прозрачности власти. Однако и от СМИ тоже ждем и ответственности, и правдивости. Полагаю, что продуктивным может быть лишь взаимное выполнение этих обязательств как со стороны власти, так и со стороны средств массовой информации».

(Выступление на Всемирном конгрессе информационных агентств «Информация: вызовы XXI века», 24 сентября 2004 г.)

«В известном фильме, в итальянском, у главных героев есть такая фраза: «Настоящий мужчина всегда должен пытаться, настоящая девушка - всегда сопротивляться». То же самое происходит в сфере свободы средств массовой информации и власти. Власть всегда пытается обеспечить свои интересы, уменьшить количество критики в свой адрес и так далее, а пресса и средства массовой информации всегда отыскивают все, что только можно отыскать, для того чтобы обратить внимание властей и общества на какие-то ошибки действующей власти. Это, собственно говоря, составляет одну из фундаментальных основ демократического общества. В этом смысле мы не лучше и не хуже других стран. Для нас проблема заключается не в политической составляющей, а в экономической

Повторю еще раз. На мой взгляд, перед нами стоит необходимость и задача обеспечить экономическую базу независимости средств массовой информации. По этому пути нам нужно двигаться. Что касается Интернета. Мы знаем, это тоже не только наша проблема. Возьмите проблему педофилии в Интернете в западноевропейских странах, другие криминальные проявления. Но одно дело - криминальные проявления, а другое дело - свобода распространения информации. Мне бы очень не хотелось, чтобы под предлогом борьбы с криминалом мы сделали бы какие-то шаги, которые бы ограничили свободу распространения информации в Интернете. Это самый демократический способ распространения информации. Нравится, не нравится, но ты все равно прочитаешь то, что о тебе люди думают. А если ты умный человек, ты всегда поймешь, насколько то или иное мнение является доминирующим. Поэтому я бы к возможности ограничения распространения информации в Интернете отнесся бы очень аккуратно»

(Выступление на пресс-конференции 23 декабря 2004 г.)

«Повторю, наша действительность не может нас удовлетворить. Ведь освободив крупнейшие средства массовой информации от олигархической цензуры, мы не защитили их от нездорового рвения отдельных начальников.

Полагаю, что мы прежде всего должны обеспечить право граждан на объективную информацию. Это - важнейший политический вопрос, и он прямо связан с действием в нашей государственной политике принципов свободы и справедливости.

В этой связи определенные надежды возлагаю на обсуждающийся сейчас законопроект об информационной открытости государственных органов. Важно, чтобы он был принят как можно быстрее. Его реализация позволит гражданам получать больше объективной информации о деятельности государственного аппарата, поможет им защитить свои интересы.

Хотел бы сегодня поговорить и о другой, вполне конкретной теме. А именно: что надо сделать, чтобы на национальном телевидении были в полной мере учтены самые актуальные потребности российского гражданского общества и обеспечены его интересы. Мы должны создать гарантии, при которых государственное телерадиовещание будет максимально объективным, свободным от влияния каких-либо отдельных групп и отражать весь спектр общественно-политических сил в стране.

Предлагаю усилить полномочия Общественной палаты в части обеспечения гражданского контроля за соблюдением телеканалами принципов свободы слова. Для этого в составе Палаты может быть создана Комиссия из числа уважаемых профессиональным сообществом людей, которые будут обеспечивать независимость вещательной политики, привлекать для работы квалифицированные кадры. С этой целью планирую внести в Государственную Думу соответствующие поправки в законодательство. Кроме того, доступ к СМИ необходимо обеспечить и всем парламентским фракциям».

(Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 2005 г.)

«ВОПРОС: Алексей Мешков, Интерфакс. Продолжая тему демократических институтов. ...Владимир Владимирович, Вам вопрос. А почему Вы молчите и не говорите ничего, например, о нарушении прав журналистов в США, об увольнениях журналистов в Си-эн-эн или Вы предпочитаете обсуждать это на закрытых встречах с Вашим американским коллегой? Спасибо.

ПУТИН: Что значит: мы молчим или я молчу по каким-то проблемам? Во-первых, я не министр пропаганды. Во-вторых, мы обсуждаем все вопросы абсолютно открыто. И сегодня, как Джордж сказал, мы говорили об этой проблематике и в России, и в США. Но, что совершенно очевидно, в США существует много механизмов поддержания свободы прессы. А что касается того, что между властью и прессой происходит какая-то постоянная борьба и происходит постоянная дискуссия, причем критическая дискуссия со стороны прессы в отношении властей, это нормальное дело, это признак как раз демократичности общества. И то, что Вы отметили в отношении критики со стороны прессы действий российских властей, часто и в последнее время - это, кстати говоря, конечно, я с Вами согласен - признак наличия как раз той свободы прессы, за отсутствие которой нас часто пытаются критиковать».

(Ответы на вопросы на совместной с Президентом США Джорджем Бушем пресс-конференции, 24 февраля 2005 г.)

«В.ЛУКИН: Идут жалобы на нарушения прав СМИ, прежде всего региональных СМИ. Это происходит. Приходит губернатор, вызывает руководителей средств массовой информации и говорит: ну вы, ребята, не за того голосовали, не так выступали, поэтому мне нужна своя команда. Брянск -один из примеров. Поэтому я хотел бы обратить Ваше внимание на то, что вообще надо помочь региональным средствам массовой информации, потому что реальное гражданское общество, реальные дискуссии, диалог общества начинаются там и, собственно, кончаются. Эта проблема существует.

В.ПУТИН: Владимир Петрович, по Благовещенску - там прокуратура и министерство должны закончить проверку. После этого будем принимать соответствующие решения. А что касается СМИ, то Правительство уже получило мое соответствующее поручение - проработать систему поддержки региональных СМИ.

В. ЛУКИН: Думаю, что это Вы правильно, и мне кажется, что вот такие параллельные проверки, которые мы ведем, институт Уполномоченного и руководство Министерства внутренних дел, они полезны.

В.ПУТИН: А я бы Вас попросил: подключитесь к контролю за исполнением этого поручения, посмотрите, какие меры предложит Правительство для того, чтобы поддержать региональные СМИ.

(Встреча с Уполномоченным по правам человека в России В. П. Лукиным,

1 марта 2005 г.)

«...Вы наверняка слышали, что моя позиция заключается в том, что по-настоящему свободными средства массовой информации могут быть только тогда, когда они свободны экономически. «Комсомолка» - одна из немногих газет, которой удается сделать в этом направлении хотя бы первый шаг. Газета прибыльная. Прибыль, конечно, не ахти какая великая, но...».

(Выступление на встрече с сотрудниками редакции «Комсомольской правды» 23 мая 2005 г.)

«Наш народ сделал свой осознанный выбор в пользу демократии. Важнейшим гарантом его необратимости по-прежнему остается свобода СМИ. Это наше ценностное завоевание, закрепленное Конституцией Российской Федерации. А Закон «О средствах массовой информации», принятый еще в 1991 году, признан одним из самых либеральных в мире.

Очевидно, что цивилизованное развитие СМИ зависит не только от государства, которое устанавливает законодательные правила. Большое значение имеет позиция и способность к самоорганизации самих журналистов, редакторов, издателей. Но огромное влияние на редакционную политику подчас оказывают экономические структуры, финансирующие деятельность газет и журналов, или их собственный коммерческий успех. Известно, что в 90е годы на нарождающийся рынок российских СМИ пришли самые разные капиталы, в том числе те, которые с большой натяжкой можно было назвать прозрачными. У их хозяев нередко были свои, весьма далекие от потребностей общества интересы. И здесь об этом только что тоже было сказано. Хочу подтвердить слова, которые здесь только что прозвучали: свободе прессы в тот период времени развития России стала угрожать уже не прежняя монопольная государственная идеология, а диктат олигархического капитала. Безусловно, это был критически трудный период для журналистов и руководителей газет и журналов. Он был трудным для всего российского общества, для российской демократии.

...Теперь у российской прессы есть солидный опыт работы в условиях конкуренции и рынка. Хотя, разумеется, научиться грамотно сочетать идеалы прессы и процветающего коммерческого предприятия далеко не просто. Похожие проблемы сохраняются во многих странах мира. Везде идет поиск баланса интересов между журналистами, бизнесом, государством, обществом.

Ведь экономически независимая и социально ответственная пресса - это и условие, и гарантия прогрессивного, справедливого развития общества.

...Рынок средств массовой информации в России также демонстрирует свои огромные перспективы. Сегодня по темпам роста он один из признанных мировых лидеров. И объем инвестиций только в рынок периодических изданий превысил миллиард долларов в год. Для России это солидная сумма. Очевидно, что в условиях жесткой конкуренции меняется и стратегия медиакомпаний. Они все больше развиваются как многопрофильные холдинги. Господин О’Рейли [президент Всемирной газетной ассоциации] сказал о растущем присутствии государства в средствах массовой информации. У меня другая информация по этому вопросу. Доля активов государства на рынке российской прессы неизменно сокращается. Это легко проверить, а число самих изданий постоянно растет.

Да, конечно, у нас еще так же, как практически в любой другой стране мира, постоянно существует борьба между государством и его интересами, так как их понимают чиновники, и обществом и прессой. Это есть почти во всех странах мира. Да не почти - во всех странах, в том числе в России. Но думаю, что вы со мной согласитесь: сегодня в России издается 53 тысячи периодических изданий - даже при всем желании их невозможно проконтролировать. Даже если бы такое желание у государства возникло. Невозможно. Более трех тысяч телерадиокомпаний. Хотя проблемы, конечно же, существуют».

(Выступление на церемонии открытия 59-го Всемирного газетного конгресса, 5 июня 2006 г.)

«В.В.ПУТИН: ...Что касается демократии и свободы средств массовой информации. Думаю - уверен - без развития демократии, без свободы прессы, без развития институтов гражданского общества у России не будет будущего. Она не сможет справиться с проблемами, о которых мы уже здесь упоминали, скажем, с коррупцией. Она не сможет обеспечить высокие темпы своего экономического роста потому, что не будет должного уровня экономической свободы. Мы выбрали это сами давно и не под каким-то принуждением, а потому что полагали, что это оптимальный путь развития страны. Мы и дальше будем все это делать. Не считаю, что в предыдущие годы мы в полной мере обеспечивали свободу прессы, потому что, по сути, общенациональные каналы находились под полным контролем со стороны отдельных олигархических групп, которые не только финансировали вбелую и вчерную сотрудников тех или иных телевизионных компаний, но еще и держали там вооруженную охрану, которая могла и "пальчиком погрозить". Мы знаем, что у нас были и трагические случаи.

Сегодня у нас, боюсь ошибиться, свыше трех тысяч телерадиокомпаний в России (по-моему, 3500-3700). Даже, если было бы желание все проконтролировать, как мы с вами понимаем, это невозможно.

Более того, очень активным образом развивается кабельное телевидение и идет переход на цифру. И мы не только не сворачиваем этот процесс, а всячески будем его дальше поддерживать. Это технологическая база для развития демократических процессов в сфере средств массовой информации.

Что касается печатных средств массовой информации, то их - десятки тысяч. По-моему, 40 тысяч, что ли, затрудняюсь назвать их общее количество. Значительная часть из них принадлежит западным инвесторам. Рад, что есть такие люди, которые тем не менее критически оценивают состояние дел в этой сфере. Это говорит о том, что у нас есть люди, которые думают иначе, чем представители власти, но мне кажется, то, что мы сегодня имеем возможность выслушать Виталия, говорит о том, что демократия у нас в надежных руках и развивается в правильном направлении.

КЕНДАЛЛ Б.: Тем не менее, центральное телевидение теперь эффективно под контролем государства. И Вы бы все-таки согласились, за рубежом это производит такое впечатление, что Россия стала более авторитарной? Вы согласны с этим?

В.В.ПУТИН: Нет, конечно, не согласен. Могу сказать, что у нас есть государственный канал, чисто государственный - это компания ВГТРК и телевизионный канал РТР. Это чисто государственный канал, который выражает государственную точку зрения. Есть акционерное общество - это "Первый" канал, в том числе с участием иностранных инвесторов. И есть другой общенациональный канал - НТВ, который принадлежит компании "Газпром". Да, в этой компании 51 процент принадлежит государству (кстати, совсем недавно стал принадлежать государству). Но я знаю и в Западной Европе компании, которые называются абсолютно независимыми, но в которых главными инвесторами, главными держателями акций являются компании, в которых, в свою очередь, государство имеет контрольный пакет. И здесь нет ничего удивительного. Вопрос не в том, что в двух или трех компаниях государство присутствует в том или ином виде. Вопрос в том, что мы делаем по развитию независимой сети. А я уже об этом сказал - свыше 3,5 тысяч независимых телерадиокомпаний. Невозможно проконтролировать, даже если бы кто-то захотел. А уж по печатным изданиям и говорить не хочу - 40 тысяч!».

(Выступление на интернет-конференции 6 июля 2006 г.)

УКАЗ

от 10 января 2000 года N 24

О КОНЦЕПЦИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(извлечение)

Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в себя также защиту культурного, духовно - нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения, введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления, а также включает в себя противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

ДОКТРИНА

ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Утверждена Президентом РФ 9 сентября 2000 г. N Пр-1895 (извлечение)

Первая составляющая национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере включает в себя соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею, обеспечение духовного обновления России, сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны.

Для достижения этого требуется:

...гарантировать свободу массовой информации и запрет цензуры;

не допускать пропаганду и агитацию, которые способствуют разжиганию социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды;

...Вторая составляющая национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере включает в себя информационное обеспечение государственной политики Российской Федерации, связанное с доведением до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике Российской Федерации, ее официальной позиции по социально значимым событиям российской и международной жизни, с обеспечением доступа граждан к открытым государственным информационным ресурсам.

Для достижения этого требуется:

укреплять государственные средства массовой информации, расширять их возможности по своевременному доведению достоверной информации до российских и иностранных граждан;

...Угрозами конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России могут являться:

...создание монополий на формирование, получение и распространение информации в Российской Федерации, в том числе с использованием телекоммуникационных систем;

...нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина в области массовой информации;

вытеснение российских информационных агентств, средств массовой информации с внутреннего информационного рынка и усиление зависимости духовной, экономической и политической сфер общественной жизни России от зарубежных информационных структур;

девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе;

снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России, что существенно осложнит подготовку трудовых ресурсов для внедрения и использования новейших технологий, в том числе информационных;

манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации). Угрозами информационному обеспечению государственной политики Российской Федерации могут являться:

монополизация информационного рынка России, его отдельных секторов отечественными и зарубежными информационными структурами;

блокирование деятельности государственных средств массовой информации по информированию российской и зарубежной аудитории;

...Источники угроз информационной безопасности Российской Федерации подразделяются на внешние и внутренние.

... К внутренним источникам относятся:

...недостаточная разработанность нормативной правовой базы, регулирующей отношения в информационной сфере, а также недостаточная правоприменительная практика;

неразвитость институтов гражданского общества и недостаточный государственный контроль за развитием информационного рынка России;

недостаточное финансирование мероприятий по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации;

...Несовершенное нормативное правовое регулирование отношений в области массовой информации затрудняет формирование на территории Российской Федерации конкурентоспособных российских информационных агентств и средств массовой информации.

Необеспеченность прав граждан на доступ к информации, манипулирование информацией вызывают негативную реакцию населения, что в ряде случаев ведет к дестабилизации социально -политической обстановки в обществе.

...Сложившееся положение дел в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации требует безотлагательного решения таких задач, как:

...совершенствование нормативной правовой базы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, включая механизмы реализации прав граждан на получение информации и доступ к ней, формы и способы реализации правовых норм, касающихся взаимодействия государства со средствами массовой информации;

...разработка методов повышения эффективности участия государства в формировании информационной политики государственных телерадиовещательных организаций, других государственных средств массовой информации;

...уточнение статуса иностранных информационных агентств, средств массовой информации и журналистов, а также инвесторов при привлечении иностранных инвестиций для развития информационной инфраструктуры России;

...Наибольшую опасность в сфере внутренней политики представляют следующие угрозы информационной безопасности Российской Федерации:

недостаточное правовое регулирование отношений в области прав различных политических сил на использование средств массовой информации для пропаганды своих идей;

распространение дезинформации о политике Российской Федерации, деятельности федеральных органов государственной власти, событиях, происходящих в стране и за рубежом;

...Основными мероприятиями в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере внутренней политики являются:

создание системы противодействия монополизации отечественными и зарубежными структурами составляющих информационной инфраструктуры, включая рынок информационных услуг и средства массовой информации;

активизация контрпропагандистской деятельности, направленной на предотвращение негативных последствий распространения дезинформации о внутренней политике России.

...Из внутренних угроз информационной безопасности Российской Федерации в сфере внешней политики наибольшую опасность представляют:

информационно - пропагандистская деятельность политических сил, общественных объединений, средств массовой информации и отдельных лиц, искажающая стратегию и тактику внешнеполитической деятельности Российской Федерации;

... К числу основных объектов обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни относятся:

достоинство личности, свобода совести, включая право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, свобода мысли и слова (за исключением пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду), а также свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания; свобода массовой информации;

...Наибольшую опасность в сфере духовной жизни представляют следующие угрозы информационной безопасности Российской Федерации:

деформация системы массового информирования как за счет монополизации средств массовой информации, так и за счет неконтролируемого расширения сектора зарубежных средств массовой информации в отечественном информационном пространстве;

...Основными направлениями обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни являются:

выработка цивилизованных форм и способов общественного контроля за формированием в обществе духовных ценностей, отвечающих национальным интересам страны, воспитанием патриотизма и гражданской ответственности за ее судьбу;

совершенствование законодательства Российской Федерации, регулирующего отношения в области конституционных ограничений прав и свобод человека и гражданина;

разработка действенных организационно - правовых механизмов доступа средств массовой информации и граждан к открытой информации о деятельности федеральных органов государственной власти и общественных объединений, обеспечение достоверности сведений о социально значимых событиях общественной жизни, распространяемых через средства массовой информации;

введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие и жестокость, антиобщественное поведение;

...Первоочередными мероприятиями по реализации государственной политики обеспечения информационной безопасности Российской Федерации являются:

разработка и реализация механизмов повышения эффективности государственного руководства деятельностью государственных средств массовой информации, осуществления государственной информационной политики;

УКАЗ

от 12 августа 2002 года N 885 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОБЩИХ ПРИНЦИПОВ СЛУЖЕБНОГО ПОВЕДЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ (извлечение)

2.    Государственный служащий, сознавая свою ответственность перед государством, обществом и гражданами, призван:

воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, если это не входит в его должностные (служебные) обязанности;

соблюдать установленные в государственном органе правила публичных выступлений и предоставления служебной информации;

уважительно относиться к деятельности представителей средств массовой информации по информированию общества о работе государственного органа, а также оказывать им в установленных законами случаях и порядке содействие в получении достоверной информации.

УКАЗ

от 14 мая 2004 года N 613 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ УПРАВЛЕНИИ ПРЕСС-СЛУЖБЫ И ИНФОРМАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (извлечение)

3.    Основными задачами Управления являются:

обеспечение реализации Президентом Российской Федерации его конституционных полномочий в области государственной информационной политики;

подготовка предложений Президенту Российской Федерации по вопросам государственной информационной политики, формирования российского информационного пространства, а также участие по поручению Президента Российской Федерации в реализации указанных предложений;

предоставление средствам массовой информации сведений о деятельности Президента Российской Федерации, об издаваемых им актах, о заявлениях, выступлениях, встречах главы государства и других мероприятиях с его участием;

оперативное информирование Президента Российской Федерации о позиции средств массовой информации по поводу решений и выступлений главы государства, об откликах на них в средствах массовой информации;

организация информационного обеспечения государственных, официальных и иных визитов, официальных встреч, бесед, переговоров, рабочих поездок Президента Российской Федерации, а также других мероприятий с участием главы государства в Российской Федерации и за рубежом;

организация и обеспечение взаимодействия Президента Российской Федерации со средствами массовой информации.

4.    Основными функциями Управления являются:

координация работы пресс-служб федеральных органов исполнительной власти, а также должностных лиц указанных органов, ответственных за взаимодействие со средствами массовой информации, по освещению ими деятельности Президента Российской Федерации;

подготовка совместно с Управлением Президента Российской Федерации по внутренней политике предложений Руководителю Администрации Президента Российской Федерации о взаимодействии со средствами массовой информации, об информационной поддержке мероприятий, проводимых Администрацией Президента Российской Федерации;

организация пресс-конференций, интервью, других встреч Президента Российской Федерации с представителями средств массовой информации; приглашение представителей средств массовой информации для освещения мероприятий с участием главы государства;

обеспечение выступлений Президента Российской Федерации в средствах массовой информации;

распространение сообщений пресс-службы Президента Российской Федерации для средств массовой информации;

организация и проведение брифингов по различным вопросам деятельности Президента Российской Федерации;

подготовка для Президента Российской Федерации и Руководителя Администрации Президента Российской Федерации обзоров публикаций и сообщений в средствах массовой информации, а также справок и аналитических материалов;

взаимодействие с российскими и иностранными средствами массовой информации, а также с журналистами в целях объективного и в полном объеме освещения деятельности Президента Российской Федерации;

формирование через средства массовой информации объективного общественного мнения о деятельности Президента Российской Федерации;

подготовка совместно с другими самостоятельными подразделениями Администрации Президента Российской Федерации различных материалов для средств массовой информации о деятельности главы государства и проводимой им политике;

организация и обеспечение интернет-представительства Президента Российской Федерации и Администрации Президента Российской Федерации в международной компьютерной сети "Интернет", координация соответствующей работы самостоятельных подразделений Администрации Президента Российской Федерации;

организация по поручению Президента Российской Федерации проведения высшими должностными лицами брифингов и пресс-конференций;

обеспечение деятельности пресс-секретаря Президента Российской Федерации;

оказание по поручению пресс-секретаря Президента Российской Федерации в пределах своей компетенции консультативной помощи самостоятельным подразделениям Администрации Президента Российской Федерации;

мониторинг российских и зарубежных средств массовой информации;

сбор и анализ в пределах своей компетенции информации об основных событиях общественнополитического и социально-экономического характера в целях подготовки соответствующих докладов Президенту Российской Федерации и Руководителю Администрации Президента Российской Федерации;

доведение в пределах своей компетенции до сведения федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и средств массовой информации основных направлений государственной информационной политики, определяемых Президентом Российской Федерации;

мониторинг информационного поля в случае возникновения чрезвычайных ситуаций в стране и подготовка соответствующих предложений Президенту Российской Федерации и Руководителю Администрации Президента Российской Федерации;

УКАЗ

от 21 июня 2004 года N 791 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ УПРАВЛЕНИИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКЕ (извлечение)

4. Основными функциями Управления являются:

...сбор и обобщение информации о тенденциях развития общественно-политической ситуации в Российской Федерации и ее субъектах, о предстоящих важнейших событиях в жизни страны, о ходе избирательных кампаний, о национальных и конфессиональных отношениях, о деятельности политических партий, общественных объединений и иных структур гражданского общества, об их отношении к основным проблемам внутренней политики государства, а также о позиции по данным проблемам центральных и региональных средств массовой информации в целях подготовки докладов Президенту Российской Федерации и Руководителю Администрации Президента Российской Федерации;

...подготовка совместно с Управлением пресс-службы и информации Президента Российской Федерации предложений Руководителю Администрации Президента Российской Федерации о взаимодействии со средствами массовой информации, об информационной поддержке мероприятий, проводимых Администрацией Президента Российской Федерации;

УКАЗ

от 30 мая 2005 года № 609 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ГОСУДАРСТВЕННОГО ГРАЖДАНСКОГО СЛУЖАЩЕГО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВЕДЕНИИ ЕГО ЛИЧНОГО ДЕЛА (извлечение)

11.    Персональные данные, внесенные в личные дела гражданских служащих, иные сведения, содержащиеся в личных делах гражданских служащих, относятся к сведениям конфиденциального характера (за исключением сведений, которые в установленных федеральными законами случаях могут быть опубликованы в средствах массовой информации), а в случаях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, - к сведениям, составляющим государственную тайну.

12.    В соответствии с частью 5 статьи 20 Федерального закона сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера федеральных гражданских служащих, назначение на должность и освобождение от должности которых осуществляются Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации, предоставляются для опубликования общероссийским средствам массовой информации по их обращениям с одновременным информированием об этом указанных гражданских служащих, а сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера соответствующих гражданских служащих субъекта Российской Федерации предоставляются для опубликования общероссийским и региональным средствам массовой информации по их обращениям с одновременным информированием об этом указанных гражданских служащих.

13.    Средствам массовой информации по их обращениям предоставляются следующие сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера гражданских служащих, указанных в пункте 12 настоящего Положения:

а)    декларированный годовой доход;

б)    перечень объектов недвижимости, принадлежащих гражданскому служащему на праве собственности или находящихся в его пользовании, с указанием вида, площади и страны расположения каждого из них;

в)    перечень транспортных средств и суммарная декларированная стоимость ценных бумаг, принадлежащих гражданскому служащему на праве собственности.

14.    Сведения, указанные в пункте 13 настоящего Положения, предоставляются на основании данных, имеющихся в кадровой службе государственного органа на дату получения обращения соответствующего средства массовой информации.

15.    В предоставляемых средствам массовой информации сведениях запрещается указывать:

а)    иные данные о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера гражданского служащего, кроме указанных в пункте 13 настоящего Положения;

б)    данные о супруге, детях и иных членах семьи гражданского служащего;

в)    данные, позволяющие определить место жительства, почтовый адрес, телефон и иные индивидуальные средства коммуникации гражданского служащего, а также его супруги (ее супруга), детей и иных членов его семьи;

г)    данные, позволяющие определить местонахождение объектов недвижимости, принадлежащих гражданскому служащему на праве собственности или находящихся в его пользовании;

д)    информацию, отнесенную к государственной тайне или являющуюся конфиденциальной.

19. В обязанности кадровой службы государственного органа, осуществляющей ведение личных дел гражданских служащих, входит:

г)    предоставление сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера федеральных гражданских служащих, назначение на должность и освобождение от должности которых осуществляются Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации, для опубликования общероссийским средствам массовой информации по их обращениям;

д)    предоставление сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера соответствующих гражданских служащих субъектов Российской Федерации для опубликования общероссийским и региональным средствам массовой информации по их обращениям;

е)    информирование гражданских служащих, указанных в подпунктах "г" и "д" настоящего пункта, об обращении общероссийского или регионального средства массовой информации о предоставлении ему сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера этих гражданских служащих;

УКАЗ

от 7 ноября 2005 года N 1277 О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПОЛОЖЕНИЕ О ПОРЯДКЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С ПАЛАТАМИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЗАКОНОТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ, УТВЕРЖДЕННОЕ УКАЗОМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 13 АПРЕЛЯ 1996 Г. N 549 (извлечение)

16.    Порядок освещения в средствах массовой информации позиции Президента Российской Федерации по законопроектам, принятым Государственной Думой, определяется Руководителем Администрации Президента Российской Федерации.

1 В порядке совершенствования Закона РФ ”О чрезвычайном положении”

2 Закон о СМИ был опубликован в издании «Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации» 13 февраля 1992 года, № 7, ст. 300.

3 Подробнее об этом см.: Батурин Ю.М., Федотов М. А., Энтин В. Л. Черновик серьезного текста (Пособие для самозваных законописцев с альтернативными вариантами // Решение есть всегда. Сборник трудов Фонда ИНДЕМ, посвященный десятилетней годовщине его деятельности. - М., Фонд ИНДЕМ, 2001. С. 347-364.

4 См., напр.: ст. 22 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от 29.04.1999 г.

5 Цит. по: Профессиональная этика журналистов: - В 2-х т. - Т. 1: Документы и справочные материалы. - М.: Галерия. 1999. - С. 388 - 389.

6 Там же. - С. 217.

7 See: Examples of “good practices” to fight against racism and intolerance in the European Media. - European Commission against Racism and Intolerance. Council of Europe, 2000.

8 Часть 4 введена Федеральным законом от 27.12.1995 № 211-ФЗ.

9 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 октября 2003 года № 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А.Бунтмана, К.А.Катаняна и К.С.Рожкова.

10 Президент имел в виду интервью А.Лукьянова и В.Крючкова, содержавшие резкую критику политики Б.Н.Ельцина. — прим. сост.

 

Источник информации: http://internet-law.ru/info/unesco/tom7.htm

 

Добавить эту страницу в закладки:

 


 

Произвольная ссылка: Патентный поверенный Селезнев Г.О. Регистрация товарного знака.

Разработка сайта
ArtStyle Group