Красиво, правда?
Основные ссылки










Яндекс цитирования

Рассылка 'BugTraq: Закон есть закон'



Rambler's Top100



ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Ростов-на-Дону

1 августа 2005 г.


Судья Кировского райсуда г. Ростова-на-Дону Б.,

с участием помощника прокурора Кировского района г. Ростова-н/д М.

защитника Д.

подсудимого О.

представителя правообладателя А-ова МС.,

при секретаре Г.

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении О-ва М.П., 14.03.1979 г.р. урож. г. Янгиюль, Ташкентской области, Р. Узбекистан, гр-на РФ, образование среднее, холостого, офиц. не работающего, ранее судимого 17.12.2004 г. Кировским райсудом по ст. 146 ч.З п. "в" УК РФ на 1 год л/с условно с испытательным сроком 1 г. 6 мес., проживающего в г. Ростове-н/Д, ул. Мечникова д. 8/16, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

О-в М.П., являясь индивидуальным предпринимателем и занимаясь реализацией компакт-дисков на торговом месте № 21 на рынке "Динамо", расположенном по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Текучева хх,12 марта 2005 года около 12 часов 00 минут, находясь в помещении бассейна "Волна" по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Текучева хх, реализуя умысел на незаконное использование объектов авторского права, реализовал гр-ну П-ову В.В. компакт-диск с программным продуктом "1С Предприятие", имеющий признаки контрафактности по цене 1800 рублей за компакт-диски, причинив тем самым правообладателю ЗАО "1С" крупный ущерб в сумме 249 336 руб.80 коп., то есть в крупном размере, поскольку указанная общая стоимость программного продукта на диске превышает 50 000 рублей, состоит из затрат на разработку и подготовку к реализации для конечных пользователей указанного программного продукта, что также повлекло упущенную правообладателем выгоду в результате приобретения конечным пользователем контрафактной копии вместо лицензионной.

Допрошенный в судебном заседании О-в М.Л. виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал и показал, что он занимается реализацией дисков с компьютерными играми. 12.03.2005 года около 11—12.00 часов он находился на торговом месте № 21 рынка, находящегося на территории стадиона "Динамо" по ул. Текучева в г. Ростове-на-Дону. В это время к нему подошел молодой человек, как потом оказалось П-ов Виктор который стал расспрашивать его о различном программном обеспечении. Он ранее видел его на рынке и, кроме того, по его поведению, манерам и вопросам было видно, что он причастен к милиции. О-в показал, что он догадался о том, что проводится контрольная закупка, так как до этого видел, что этот парень подходил к другим торговым местам П-ов спросил, есть ли у него в продаже диск с программным обеспечением ЗАО "1С". Он ответил, что у него в продаже есть диск с обеспечением 1С "Бизнес-Пак", так как не хотел "связываться" с сотрудниками ОБЭП УВД г. Ростова-на-Дону, в том плане, что у него могли быть конфискованы все диски, и он не смог бы дальше работать.

О-в показал, что по этой причине он предложил Виктору пройти в фойе бассейна "Волна". В помещении бассейна он попросил подождать его, а сам вышел на рынок и подошел к торговому месту, на котором продаются компакт-диски без записи. Он приобрел один из этих дисков без записи, положил его в коробку, которую также приобрел на этом торговом месте и затем продал Виктору данный диск за 1800 рублей, так как считал, что это приблизительная цена лицензионной копии данного программного продукта. О-в показал, что когда он продавал этот диск, то предупредил этого молодого человека, о том, что данный диск пустой, но Виктор сказал, что это не имеет значения. Сразу после того как он продал этот диск, к ним подошли сотрудники милиции с понятыми, была объявлена проверочная закупка. О-в показал, что он при понятых и сотрудниках милиции также сказал, что проданный диск "пустой", но они не отреагировали на это. Затем был составлен акт, протокол осмотра места происшествия сам указанный диск и деньги, которые он получил за него и держал в руке, были изъяты. О-в показал, что он подписал объяснение и протокол осмотра, не читая их, так как был уверен, что продал пустой диск, на котором не могло быть записано никаких программ. Кроме того, он хотел, чтобы эта проверка закончилась быстрее и его отпустили, так как хотел продолжить заниматься реализацией дисков. Он в прошлом году уже был осужден за нарушение авторских прав поэтому знал, что лицензионная продукция компании "1С" стоит дорого. Пред тем как он продал диск, он оставил свой номер телефона молодому человеку, который приобретал у него диск, так как хотел показать, что не собирается никуда скрываться. Он знал, что деньги, которые он получил за диск, сразу же вернет, поэтому даже не прятал их в карман, а держал в руке. После ознакомления с заключением эксперта, из которого следует, что файлы программного обеспечения ЗАО "1С" были записаны 11.08.2004 года, поэтому устарели и даже если бы они находились на том диске, который был передан сотрудникам милиции, их стоимость явно несоразмерна той стоимости, которая была определена представителем правообладателя ЗАО "1С", эта стоимость не подтверждена расчетом. О-в показал, что исследованный в заседании диск, приобщенный к делу, не является тем диском, который он продал Виктору П-ову, так как тот был с идентификационным номером пустого диска-"болванки", и зеркальный с двух сторон, он считает, что вещественное доказательство по делу было фальсифицировано, так как сотрудники, как он считает, знали, что он уже был судим по этой статье.

О-в показал, что протокол осмотра места происшествия записывала девушка. О-в показал, что никаких договоров ни с кем по приобретению и реализации программного обеспечения "1С" он никогда не заключал, легальным обладателем такого обеспечения он не был и даже не знает, как выглядит лицензионное программное обеспечение, а занимался лишь реализацией дисков с играми, которые приобретал свободно по накладным в больших магазинах связи с чем и считал их лицензионными. О-в показал, что сотрудники при составлении материала сказали ему, что лучше будет, если он скажет, что приобрел диск у "Сергея", потому это и указано в материалах.

Виновность О-ва М.П. в совершении деяния, указанного в описательной части приговора, полностью установлена и подтверждается собранными и исследованными в заседании доказательствами:

  • показаниями свидетеля А-ова М.А. в судебном заседании, о том, что он является представителем ЗАО "1С", расположенного в г. Москве, ул. Селезневская, д. 21 по г. Ростову-на-Дону и Ростовской области в сфере зашиты авторских прав с января 2004 года. Согласно доверенности от 12.01.2005 года, выданной ему директором ЗАО "1С", он имеет право совершать от имени и в интересах ЗАО "1С" необходимые юридические и фактические действия по охране авторских прав и защите интеллектуальной собственности. ЗАО "1С" разрабатывает и реализует программные продукты и вкладывает значительные средства в разработку этих программ. Все программные продукты экономического содержания поставляются на продажу в коробках с технической документацией, электронным ключом защиты, регистрационной анкетой и другими материалами. Контрафактные продукты практически всегда продаются без бумажной документации и ключа защиты. От распространения контрафактной продукции, авторские права на которые принадлежат ЗАО "1С", ЗАО не получает никакой прибыли. Также пользователи контрафактных копий лишены технической поддержки со стороны ЗАО "1С" и его партнеров. Реализовав диск с контрафактными копиями программных продуктов, авторские права на которые принадлежат ЗАО "1С", О-в МЛ незаконно использовал объекты авторских прав ЗАО "1С" и причинил материальный ущерб в размере 249 336 (двести сорок девять тысяч триста тридцать шесть), рублей 80 копеек, который для ЗАО "1С" является крупным. Стоимость лицензионной продукции рассчитывается исходя из стоимости прав использования этой продукции, стоимости ее разработки и продвижения на рынок, причем, как показал А-ов, стоимость программных продуктов, имеющаяся в деле, указана на основе цен по прайс-листу компании ЗАО "1С" на момент совершения правонарушения, с учетом стоимости всех копий программ, содержащихся на изъятом диске и количества экземпляров этих копий, так как одна распространенная нелицензионная копия программного продукта вытесняет с рынка одну лицензионную копию такого же программного продукта. Поскольку программа для ЭВМ является объектом авторского права, ее стоимость определяется исключительно правообладателем. А-ов показал, что термин "Бизнес-Пак" он ранее не слышал, но думает, что это означает обновление программного продукта, но подобные обновления в свободной продаже не бывают, поставляются легальным потребителям после соответствующих подтверждений. А-ов также показал, что вне зависимости от того, какой давности программный продукт, он не теряет своей ценности, так как его легальный о6ладатель, вправе рассчитывать на его обновление. А-ов показал, что легальная продукция поставляется только в виде одной конкретной программы. А не в той конфигурации, которая имеется на изъятом диске.

  • оглашенными в заседании показаниями свидетеля М-го М.Н. данными им на стадии следствия по делу, о том, что 12.03.2005 года ОБЭП УВД г. Ростова-на-Дону проводились оперативные мероприятия по установлению фактов нарушения авторских и смежных прав и сбыта контрафактной продукции на рынке, расположенном на территории стадиона "Динамо" по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Текучева, хх. При этом 12.03.2005 г. около 12.00 часов к торговому месту №21, находящемуся на рынке "Динамо" подошел ранее незнакомый им молодой человек, и спросил у реализатора компакт-диск с программным обеспечением "1С:Предприятие". Реализатор данного торгового места, как было установлено впоследствии — О-в Михаил Петрович, 1979 г.р., пояснил, что данный диск у него есть и предложил покупателю — П-ову Виктору Васильевичу, пройти в фойе бассейна "Волна", где сбыл ему диск с данным программным обеспечением за 1800 рублей. После установления факта сбыта ими была объявлена проверочная закупка, приглашены двое понятых и в их присутствии составлен акт проверочной закупки и в ходе осмотра места происшествия был изъят компакт-диск, который имел явные признаки контрафактности — не имел наименования, каких-либо обозначений, сведений о правообладателях, информации об изготовителе. Также гр-н О-в М.П. добровольно выдал деньги в сумме 1800 рублей, купюрами по сто рублей — 3 штуки, 1000 рублей — штука и 500 рублей 1 штука. При этом в ходе осмотра места происшествия П-ов В.В. пояснил, что только что приобрел у О-ва диск с программным обеспечением "1С Предприятие 7.7" за указанную сумму, а О-в пояснил, что продал данный диск с указанной программой по имевшейся ранее договоренности. После этого изъятый диск был упакован, опечатан и затем направлен на исследование. В этот же день он опрашивал О-ва М.П., который пояснил, что действительно продал ранее неизвестному ему молодому человеку диск с программой "1С" по цене 1800 рублей. О-в показал, что занимается предпринимательской деятельностью без постановки на учет в качестве индивидуального предпринимателя в связи с тем, что не успел этого сделать, договора с правообладателями на распространение программ "1С" он не имеет, так как не знает об их необходимости, о контрафактности реализованной продукции он догадывался, что данный диск он приобрел у неизвестного ему молодого человека по имени "Сергей", который периодически приезжает на рынок "Динамо". Все показания О-в давал добровольно, без принуждения и какого-либо воздействия с его, либо чьей-то еще стороны. Денежные средства, изъятые у О-ва М.П. были ими переданы П-ову М.П. под расписку. \л.д.39—40\

  • аналогичными по сути показаниями М-го М.Н., данными им в судебном заседании, из которых, кроме того следует, что мероприятия на рынке "ДИНАМО" они с П-ым проводили, наблюдая за торговцами дисками, так как была информация, что сбывается контрафактная продукция "1С: Бухгалтерия", но П-ова они не привлекали к проведению мероприятия, не знали его, просто они увидели и услышали, как он спрашивал у О-ва, как потом оказалось, программу "1С", после чего решили наблюдать далее и после того, как в фойе бассейна О-в продал П-ову диск с контрафактной программой, они подошли и объявили покупку контрольной, после чего диск был изъят у П-ова, а его деньги в сумме 1 800 руб., в качестве платы за реализованный диск — у О-ва, который после этого пояснял, что догадывался о контрафактности этого диска, что у него не было легальных отношений и документов с правообладателем программных продуктов, что ничего о том, что этот диск "пустой", то есть без записи, О-в ни сразу после задержаниями затем не говорил никому, что никакого давления на него никем не оказывалось, что О-в сам добровольно давал пояснения, в частности о том, что приобрел этот диск ранее у какого-то парня, ему никто не подсказывал, что и как говорить, М-ный показал, что возможно один понятой и забыл на упаковочной бирке расписаться, но оба понятых присутствовали при документировании преступных действий О-ва, это были посторонние гражданские лица, что никакой подмены диска не было, что он был сразу опечатан, а предъявленный ему в заседании диск и является тем диском, который был изъят в ходе проверочной закупки 12 марта 2 005 г., что даже внешний его вид указывает на его контрафактность. М-ный показал, что никаких других дисков О-ва они не изымали и изъяли лишь тот диск, который он успел реализовать П-ову, о том, что О-в был судим ранее он не знал до его задержания, никакой неприязни к нему не было.

  • оглашенными в заседании показаниями свидетеля П-ого С.К., данными им на следствии, аналогичными по сути показаниям свидетеля М-ого. Кроме того, П-ый на предварительном следствии показал, что изъятый у О-ва компакт-диск имел явные признаки контрафактности — не имел наименования, каких-либо обозначений, сведений о правообладателях, информации об изготовителе, что этот диск сразу же после изъятия был упакован в полиэтиленовый пакет, опечатан листом бумаги, на нем расписались понятые. Возможно, понятой Чуев не расписался на бирке, так как забыл (либо он мог забыть его вписать), однако при изъятии диска, при его опечатывании, он присутствовал, как и вторая понятая, покупатель П-ов В.В. и сам О-в М.П. После того как диск был упакован, целостность пакета не нарушалась, замена диска не проводилась и в том же виде в котором он был изъят, он был направлен на исследование. П-ый показал, что протокол осмотра места происшествия заполняла под его диктовку понятая Т-ова Е.Н., так как в этот день у него болела рука, и он не мог в тот момент писать объемные тексты.\л.д.69—70\

  • показаниями свидетеля П-ова В.В., данными им в судебном заседании о том, что 12.03.2005 года около 12.00 час. он находился на рынке, находящемся на стадионе "Динамо" по ул. Текучева, хх, так как ему необходимо было приобрести компакт-диски с программным обеспечением. С этой целью он подошел к торговому месту № 21 и спросил у реализатора, находящегося на этой точке — ранее незнакомого ему молодого человека, есть ли у него в продаже компакт-диск с программой "1С ~ Предприятие". Этот молодой человек, как потом оказалось, О-в, ответил положительно и предложил ему пройти в здание бассейна "Волна", сказав при этом, что данный диск стоит 1800 рублей. Они прошли в фойе бассейна "Волна", где О-в передал ему компакт — диск с программой "1С", а он передал ему 1800 рублей. После этого к ним подошли молодые люди, представившиеся сотрудниками милиции и предъявившие служебные удостоверения и объявили проверочную закупку. Они пригласили двух понятых, составили соответствующий акт и протокол осмотра места происшествия. В ходе осмотра они изъяли у него диск с программой, только что приобретенный им за 1800 рублей, а О-ва, который ему его продал, изъяли деньги, которые он ему за диск заплатил. О-в при этом показал, что продал ему данный диск, не имел договора с правообладателем на распространение дисков. Изъятый диск был упакован и опечатан, а деньги, изъятые у О-ва М.П. и принадлежащие ему, были откопированы при помощи ксерокса и по его просьбе ему затем возвращены. П-ова, кроме того, показал в заседании, что О-ва он не знал до его задержания, как не знал и о том, что он был судим, что уплаченные О-ву деньги принадлежали ему \П-ову\, что сотрудников милиции он впервые увидел уже после покупки диска. П-ов в заседании также показал, что предъявленный ему для обозрения диск в заседании внешне выглядит так же, как тот, который он покупал у О-ва 12 марта 2 005 г. П-ов показал, что на него никакого давления никем не оказывалось, равно как и на О-ва, что сам О-в, объясняя необходимость пройти в фойе бассейна, говорил, что опасается проверок, что ранее у него были уже конфликты с законом по этому поводу П-ов показал, что после объявления закупки контрольной, присутствовали два понятых: парень и девушка, что диск он приобретал не по просьбе сотрудников милиции, а по просьбе своего бухгалтера. П-ов показал в заседании, что ни до покупки диска, ни после этого О-в не говорил, что этот диск пустой, без записи, так как в этом случае, он бы не дал ему за такой диск денег. П-ов показал, что он поставил свои подписи в составленных сотрудниками документах, ему ничего не известно о замене изъятого диска, который после изъятия был опечатан.

  • оглашенными в заседании показаниями свидетеля Т-ой Б.Н., данными ею на стадии следствия \л.д.43—44\ о том, что 12.03.2005 года около 12.00 час. она находилась на рынке, на стадионе "Динамо", когда к ней подошли ранее незнакомые ей молодые люди, предъявили служебные удостоверения, представившись при этом сотрудниками милиции. Они предложили ей участвовать в качестве понятой при производстве проверочной закупки и осмотре места происшествия по факту реализации контрафактной продукции. Она дала свое добровольное согласие, после чего в ее присутствии, в присутствии мужчины, приглашенного в качестве второго понятого у ранее незнакомого ей молодого человека, представившегося П-овым В.В., изъяли диск с программным обеспечением, который, как он пояснил, только что приобрел у второго мужчины — О-ва Михаила Петровича, за 1800 рублей. О-в М.П. при этом показал, что действительно только что продал данный диск гр. П-ову за указанную сумму по ранее достигнутой между ними договоренности. О-в М.П. показал, что договора на распространение данного программного продукта с правообладателем он не имеет, так как не знает о его необходимости, о контрафактности данного диска он догадывается. Показания О-в и П-ов давали добровольно, без оказания на них воздействия со стороны сотрудников милиции.

    После составления протокола осмотра места происшествия она, второй понятой и остальные участники осмотра расписались в нем, данный диск был упакован и опечатан листом бумаги, где она поставила свою подпись.

  • аналогичными по сути показаниями свидетеля Ч-ва В.Ю.данными им на стадии следствия и оглашенными в заседашш.\л.д.45—46\,из которых также видно, что он не помнит, ставил ли он свою подпись на упаковке изъятого диска, но при изъятии он присутствовал и видел, как его упаковывали.

  • показаниями эксперта Павлова А.С. в заседании, который показал, что диск, который ему поступил для исследования, был надлежащим образом упакован, поступил в опечатанном виде. При исследовании было установлено, что на диске имеются бухгалтерские программы "1С", а также программы—"взломщики", которые призваны обеспечить работу без "ключа защиты". Павлов показал, что им было установлено при исследовании, что запись программ на исследуемый диск имела место 11 августа 2004 г., а именно по дате создания папки, как элемента файловой структуры. Павлов также показал, что им исследованный диск после завершения экспертизы был упакован и направлен следствию, ни диск, ни программы на нем он не заменял, ему ничего не известно о каких-то заменах этого диска, никакого давления ни в процессе исследованиями вообще на него сотрудниками милиции не оказывалось, ему также никто из сотрудников милиции не говорил, что диск этот "пустой". Павлов показал, что на исследованном им диске было несколько копий программных продуктов, они могли быть и разных версий, просто ему не ставился вопрос о том, что это нужно указывать в заключении. Теоретически при записи программ можно изменять системное время и указывать его произвольно, но на данный момент установить программными методами, имели ли место подобные действия или нет — невозможно. Павлов также показал, что указание в его заключении на то, что "цвет рисунков и их сюжеты на исследуемом диске не соответствуют лицензионной продукции не означает", что на конкретном диске, представленном на экспертизу, они были, просто это обычная фраза из экспертного заключения, своего рода "штамп", учитывая, что на представленном ему в заседании диске, этих рисунков нет, Павлов также показал, что программные продукты на этом дискете зависимо от того, что они были записаны 11 августа 2 004 г., не потеряли своей актуальности, так как это базовая платформа, которая бесплатна для легального пользователя и регулярно обновляется.

  • актом проверочной закупки от 12.03.2005 г. (л.д. 9)

  • протоколом осмотра места происшествия от 12.04.2005 г., в ходе которого был изъят компакт-диск с программным обеспечением ЗАО "1С" \л.д.10—11)

  • ксерокопиями купюр \л.д. 12—13\

  • справками о размере ущерба и стоимости программных продуктов\лд.27,31\\ и заявлением \лд.30\от имени ЗАО "1С".

  • протоколом осмотра предметов — вещественного доказательства — компакт-диска, изъятого в ходе осмотра места происшествия у П-ова В.В. (л.д.32) и самим указанным вещественным доказатсльством \л.д.33\.

  • заключением криминалистической экспертизы №16, проведенной экспертами ООО "Индустрия информатики", согласно которой представленный на исследование диск обладает признаками контрафактности, т.е. его изготовление и распространение влечет за собой нарушение авторских прав. Правообладателем программных продуктов, обнаруженных на диске является ЗАО "1С". Запись диска осуществлялась 11.08.2004 г. Бее программы являются работоспособными. (л.д.57—62)

  • аналогичным по содержанию актом исследования изъятой продукции \л д. 19—24\

  • приговором Кировского райсуда г. Ростова-на-Дону \л.д.73—75\от 17 декабря 2 004 г., которым О-в М.П.признан виновным и осужден по ст.146 ч.З п."В" УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа, условно, с испытательным сроком 1 год и 6 месяцев.

Доводы сторон защиты о том, что О-в якобы специально продал П-ову диск без записи и сразу сообщил об этом П-ову и другим сотрудникам милиции еще до составления ими соответствующих проверочной закупке протоколов суд расценивает критически, объясняя эти показания, равно как и его версию о якобы изменении системного времени компьютера на более ранее при записи программ желанием О-ва убедить суд в том, что проданный им диск якобы затем подменили, и избежать в результате наказания за совершенное преступление, так как его показания в этой части опровергаются совокупностью указанных в настоящем приговоре доказательств том числе и показаниями свидетелей, сотрудников милиции и понятых, брать под сомнение которые у суда нет никаких оснований, в частности о том, что изъятый у О-ва диск с контрафактной (что установлено заключением эксперта) продукцией был сразу упакован и опечатан, его впоследствии никто не подменял, что П-ов не знал о проводимом мероприятии в связи с чем он никогда бы не отдал, как он сам показал в заседании, 1800 руб. за "пустой" диск. М-ный и П-ов в заседании также показали, что предъявленный им для обозрения в заседании дискете тот, который был изъят в ходе закупки и опечатан.

При таких обстоятельствах степень описания изъятого диска в соответствующем протоколе суд признает достаточной. Факт же отсутствия на упаковочной бирке диска подписи одного из двух понятых — Ч-ва, был убедительно объяснен свидетелями тем, что Ч-в, который присутствовал при проведении мероприятия видимо просто забыл это сделать. Вместе с тем это несущественное обстоятельство, не является, как считает суд, основанием для признания полученных доказательств недопустимыми, равно как не является это обстоятельство и основанием для оправдания О-ва Несущественным и не являющимся основанием для признания недопустимым доказательством протокола осмотра места происшествия суд считает факт его заполнения под диктовку сотрудника П-ого гр-кой Т-ой, учитывая, что его содержание соответствует, так установлено в действительности все участвующие расписывались в этом протоколе, а сама Т-ва, как установлено, лишь заполняла этот протокол под диктовку сотрудника П-го.

Доводы же сторон защиты о якобы заинтересованности понятых объективно ничем не подтверждены.

Кроме того версия О-ва о подмене диска логически несостоятельна, принимая во внимание, что у проводивших мероприятие сотрудников милиции и понятых пояснивших, что О-в не говорил им о том, что проданный им диск без записи, и не знавших о наличии у него судимости, не было мотивов для проведения изначально мероприятия именно в отношении О-ва и тем более для фальсификации доказательств. Более того, не было у сотрудников милиции и мотивов для того, чтобы продолжать собирать, а затем и регистрировать материал по проверочной закупке диска, о котором им О-в якобы изначально сообщил, что на нем ничего не записано, как не было у них мотивов и настаивать на том, чтобы в объяснении О-ва было отражено, что диск ранее он приобрел у некоего Сергея, так как на квалификацию действий О-ва это обстоятельство не влияет. Неубедителен и довод О-ва о том, что он, догадываясь о том, что проводится проверочная закупка, решил продать П-ову совершенно пустой диск за 1 800 руб., так как боялся, что в противном случае у него изымут другие диски, которыми он торговал. При этом суд учитывает, что этот довод не только опровергнут свидетелями, но и объективно противоречит показаниям самого же О-ва, пояснившего, что продавал он только лицензионные диски с играми, в связи с чем у него при таких обстоятельствах не должно было быть оснований для того, чтобы опасаться изъятия у него сотрудниками этих дисков с играми. Тот факт, что сотрудники милиции после задержания О-ва не стали изымать у него для проверки другие его диски, также не является основанием для оправдания О-ва и не подтверждает его версию событий, принимая во внимание, что изъят ими был лишь тот диск, который был реализован О-вым в отличие от других дисков, то есть состав преступления, указанного в настоящем приговоре, был окончен, не зависимо от содержимого других его дисков.

Доводы же сторон защиты о якобы подмене диска заинтересованными лицами в процессе проверки и последующего расследования, не только не подтверждены объективного и категорически опровергнуты свидетелями и экспертом, брать под сомнение заключение которого, равно как и пояснения в заседании и уточнения эксперта относительно описания в заключение внешнего вида исследованного им диска, у суда также нет оснований в связи с чем судом и было мотивированно отказано сторонам защиты в проведении по делу еще одной экспертизы изъятого у О-ва диска. При таких обстоятельствах суд признает неубедительными и доводы сторон защиты о необходимости признания недопустимыми и исключения каких-либо доказательств по делу по указанным в настоящем приговоре, а также в соответствующем постановлении, вынесенном в ходе разбирательства, основаниям. Факт проведения проверочной закупки на доследственной стадии на основании и при наличии соответствующего постановления имеющегося в деле, не противоречит действующему законодательству и не является основанием для оправдания О-ва, равно как не является основанием для его оправдания и некоторая неточность в названии постановления о проведении оперативного мероприятия, которое по своей сути соответствует Закону РФ "Об ОРД". Суд также считает доказанным факт нарушения О-вым авторских прав путем незаконного использования объектов авторского правда именно умышленной реализации программных продуктов, содержащихся на изъятом диске, причем без разрешения правообладателя и иных законных оснований. К выводам об умышленном характере действий подсудимого суд приходит, учитывая, что О-в перед тем как реализовать диск П-ову, увел его с рынка "ДИНАМО" в фойе бассейна, пояснив, что опасается проверочных закупок, где и реализовал диск. Суд также принимает во внимание то, что, отвечая на вопрос П-ова, О-в пояснил, что у него есть необходимый П-ову программный продукт назвав его даже более конкретно, а именно как "Бизнес Пак". Кроме того, уже после задержания сам О-в пояснял сотрудникам милиции, что приобрел диск с программами "1С" у некоего Сергеям, а не в магазинах, где он, как следует из его показаний, покупал диски с игровыми программами. Все это объективно указываетнаосведомленность О-ва, ранее уже судимого по ст. 146 ч. 3 Ук РФ за незаконную реализацию программных продуктов ЗАО "1С", и осведомленного связи с этим о стоимости соответствующей лицензионной продукции, о незаконности его действий по реализации контрафактной продукции, причем по цене 1 800 руб., то есть значительно ниже той, по которой она реализуется правообладателем. Суд также учитывает, что даже внешний вид изъятого у О-ва диска, исследованного в заседании его нестандартной упаковки, на которых отсутствуют какие-либо фирменные наименования, сам по себе указывает на его контрафактный характер Суд считает, что эти очевидные признаки контрафактности не мог не осознавать О-в, несколько лет занимающийся, как он сам пояснил реализацией различного рода дисков на рынке. Указанный внешний вид и само количество имеющихся на диске программных продуктов подтверждают тот факт, что введен в оборот этот диск изначально нелегально в связи с чем реализация его О-вым также является незаконной, учитывая и то, что даже сам О-в в заседании показал, что никаких легальных отношений, связанных с программными продуктами ЗАО "1С", равно как и подтверждающих такие отношения документов в том числе и договоров, он вообще никогда не имел Нет у суда никаких оснований Орать под сомнение и методику подсчета ущерба правообладателем на основе количества копий программного продукта, пусть даже и одного наименования, а также стоимость указанных программных продуктов для конечного потребителя, учитывая, что определяется она в соответствии с прайс-листом, как пояснил представитель правообладателя, на основе рыночных механизмов, с учетом произведенных правообладателем затрат на разработку программных продуктов и продвижение их на рынке, а также с учетом определенной прибыли. Кроме того, суд признает убедительным доводы представителя ЗАО "1С" о том, что каждая реализованная контрафактная копия программы влечет такое последствие, как нереализация соответствующей лицензионной копии продукта и неполучение в связи с этим соответствующих денежных средств правообладателем. Учитывая стоимость аналогичной легальной продукции, суд признает доказанным и признак "в крупном размере". Вместе с тем признак нарушения смежных прав суд считает необходимым исключить из обвинения, так как он не подтвержден по итогам заседания.

При таких обстоятельствах суд квалифицирует действия О-ва МЛ. по ст. 146 ч 2 УК РФ \в ред.Ф3.162 от 8 декабря 2 003 г.\ — то есть незаконное использование объектов авторского права, совершенное в крупном размере.

Обсудив вопросы по иску правообладателя к О-ву суд признает иск в достаточной степени обоснованным и подлежащим удовлетворению в полном объеме.

При определении вида и размера наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, тот факт, что ранее О-в судим за аналогичное преступление к условной мере наказаниями, судимость не погашена, причиненный им правообладателю ущерб также не погашен полностью, в связи с чем суд считает необходимым назначить О-ву MB. наказание в виде реального лишения свободы для достижения его целей, но с учетом смягчающего обстоятельства: О-в МЛ положительно характеризуется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 296—304, 307—310, 312, 313 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ

Признать Оконечннкова Михаила Петровича виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 ч.2 УК РФ, и назначить ему наказание в виде одного года лишения свободы.

В соответствии со ст.70 УК РФ путем частичного присоединения \в виде одного месяца лишения свободы, без штрафа\ неотбытого им наказания, назначенного приговором Кировского райсуда г.Ростова-на-Дону от 17.12.2004 г., окончательно к отбытию назначить О-ву M.П. наказание в виде одного года и одного месяца лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Меру пресечения О-ву М.П. изменить с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражей взяв его под стражу в зале суда немедленно, срок отбытия наказания исчислять с 1 августа 2 005 г., то есть с момента взятия его под стражу.

Вещественное доказательство по делу — компакт-диск — уничтожить.

Взыскать с О-ва М.П. в счет возмещения ущерба ЗАО "1С" 249 336 руб. 80 коп.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Ростоблсуд через Кировский райсуд г. Ростова н/Д в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным — в течение 10 суток с момента вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Приговор составлен и отпечатан в совещательной комнате.

Председательствующий:         (подпись) Б.

 

Источник информации: http://internet-law.ru/intlaw/crime/prigovor_okonech.htm

 

Добавить эту страницу в закладки:

 


 

Разработка сайта
ArtStyle Group